Перейти к содержанию
Авторизация  
бальзаматор

Личности в истории

Рекомендуемые сообщения

Елизавета Батори: графиня Дракула 

19726752_m.jpg

Елизавета (Эржебет) Батори вошла в историю своими многочисленными убийствами юных девушек. Некоторые верили, что она убивала их, чтобы принимать ванны с кровью и так сохранить свою красоту и молодость, други распространяли слухи, что она  вампир, что неудивительно для Трансильвании, а третьи утверждают, что она была простой садисткой. Как бы то ни было, масштабы «деятельности» Батори поражают. В её найденных дневниках значились имена более 600 жертв, а некоторые свидетели утверждали и о 650 загубленных девушках

Батори даже занесена в Книгу рекордов Гиннесса как женщина, совершившая самое большое количество убийств. Однако до сих пор ходят разные легенды о том, что же побудило знатную особу к таким зверствам. Елизавета происходила из венгерского рода Батори, ее отец Дьердь и мать Анна, которая приходилась сестрой польскому королю Стефану Батория, были представителями разных ветвей одной знатной семьи. Вообще, в их роду свадьба на родственниках была нередким явлением, поэтому среди родни у Елизаветы числились алкоголики, сумасшедшие и больные эпилепсией. Собственно и сама Елизавета не отличалась тихим нравом.

В 10 лет ее обручили с Ференцем Надашдем, а в 1575 году они сыграли пышную свадьбу, на которую позвали более 4,5 тысяч гостей. 15-летняя Елизавета переехала из родового замка Эчеда в Шарвар в мужу. В качестве подарка на свадьбу Ференц подарил супруге Чахтицкий замок, расположенный у подножия Малых Карпат. Именно тут, спустя некоторое время, будет производить свои расправы над девушками графиня. Елизавете в доме мужа было скучно, супруг постоянно отсутствовал: то уезжал в Вену на учебу, то на военные сборы. Но юная графиня времени не теряла и развеивала скуку в обществе любовников. Говорят, через два года после свадьбы Елизавета завела себе фаворита из числа слуг и даже родила от него ребенка. Ференц был взбешен этим и спрятал беременную жену подальше от глаз, а после родов отнял у нее дочь, чтобы спасти семью от позора. Ребенок, предположительно, был убит. Слугу же оскорбленный супруг жестоко наказал — он повелел кастрировать его и затем бросить на растерзание своре собак.

19726785_m.png

упруг графини Ференц Надашдь

Говорят, именно от мужа Елизавета переняла любовь к жестокости и пыткам. Ференц отличался буйным нравом, часто бил слуг и даже пытал их. Елизавета тоже была несдержанна и вымещала злость на горничных и придворных. Она любила вид крови и не гнушалась использовать различные орудия пыток. В порыве гнева Елизавета могла заколоть служанку ножницами, или пытать ее иглами, или же раздеть догола и выгнать на улицу в лютый мороз, а потом еще и заставить поливать девушку холодной водой. Говорят, первое убийство Елизавета совершила в 20-летнем возрасте, а после смерти в 1604 году супруга, ее жажда крови только усилилась.

Согласно легенде, однажды графиня ударила свою служанку, которая расчесывала ей волосы. На руку Елизаветы попала кровь из носа девушки, и графине показалось, что потом в этом месте ее кожа стала мягче и белее. Графиня пыталась сохранить свою красоту всеми силами (а она была действительно одной из прекраснейших женщин в Европе) и ей понравился «чудодейственный» эффект крови, так что Елизавета решила принимать с ней ванны, убивая для этого по несколько служанок за раз. По другой версии, такой рецепт омоложения ей подсказала одна ведьма. Однако, когда ванны не оказали должного эффекта, ведьма сказала, что нужно использовать кровь не простолюдинок, а знатных особ. Доказательств тому, что Батори действительно купалась в крови обнаружено не было, да и легенда эта стала распространена намного позднее, когда в моду вошли истории о вампирах.
Однако, юные девушки действительно пропадали, возраст некоторых из них был 11−12 лет. Сначала Елизавета расправлялась только со своими служанками, но когда те закончились, ее слуги стали искать в окрестностях новых молодых жертв. Девушек приглашали в Чахтицкий замок на работу за определенную плату, а некоторых просто воровали на улице. Кроме того, зачастую к Елизавете отправляли своих дочерей представители знатных венгерских семей, чтобы те получили необходимое образование и выучились придворному этикету. Но они и подумать не могли, что девушки найдут свою смерть в подвалах замка, где их будут жестоко пытать.

19726796_m.jpg

Чахтицкий замок

После смерти супруга за вдовой и ее шестью детьми был поставлен приглядывать граф Дьердь Турзо. Именно он и начнет расследование о бесчинствах кровавой графини. С 1602 по 1604 год лютеранский священник Иштван Мадьяри, после того, как слухи о кровожадности Елизаветы поползли по всему королевству, стал публично и при дворе жаловаться на графиню, но его слова оставались без внимания. Наконец, в 1610 году король Матьяш II поручил Турзо, который был палатином Венгрии, проверить ужасные слухи. Дьердь нанял в помощь двух нотариусов, чтобы те нашли свидетелей. К 1611 году они получили показания более 300 человек, а судебное дело включало показания четырех обвиняемых и 13 свидетелей. Показания подтвердили то, что графиня убивала крестьянских девочек-подростков, а затем ее жертвами стали и дочери мелкопоместных дворян. Также имели место и похищения. Зверства, описанные свидетелями, включали в себя жестокие побои, сжигание и увечья рук, откусывание плоти, рук и других частей тела, замораживание и голодную смерть, пытки иглами. Некоторые из опрошенных называли родственников, которые умерли в замке графини, другие говорили, что тела, захороненные на местных кладбищах, были со следами пыток. Два свидетеля даже утверждали, что видели убийства служанок своими глазами. Свои кровавые расправы Батори устраивала не только в Чахтице, но и в Шарваре, Пожони, Вене и других местах.

Утвердившись в правдивости слухов, Турзо 30 декабря 1610 года нагрянул в замок Батори и арестовал ее, а также четверых слуг, которых считал ее приспешниками: Доротью Сентеш, Илону Йо, Катарину Беницку и Яноша Уйвари (Ибиш или Фицко). Люди Турзо нашли одну девушку уже мертвой, а другую умирающей. Турзо заявил, что поймал Батори с поличным, однако это маловероятно. Скорее всего, версия о том, что графиню застали всю в крови, была приукрашена беллетристами. Елизавету арестовали еще до обнаружения жертв.

Король Матьяш потребовал от Турзо отправить Батори под суд, то тот убедил правителя, что подобное громкое дело в отношении представительницы одной из богатейших семей может негативно сказаться на дворянстве. Кроме того, это был бы позор для всего рода Батори. Король согласился отправить Елизаветуу под домашний арест. Кроме того, благодаря делу против Батори, Матьяш избежал необходимости возвращать ей большой долг. Кстати, среди сторонников невиновности Батори распространена версия, что весь суд был результатом заговора против нее. Действительно, правившая в Трансильвании семья Батори была невероятно богата, если уж сам король занимал у нее денег, и обладала большими земельными наделами. Возможно, действительно были попытки ослабить их влияние, но даже для заговора 600 жертв это чересчур. Поэтому последователей у этой теории не так уж и много.

Суд над пособниками Батори опросил десятки свидетелей и пострадавших. Точное число жертв установить так и не удалось. Одни обвиняемые говорили о 37 жертвах, другие о более чем 50. Слуги замка Шарвар утверждали, что за его стены было вывезено 100−200 трупов. Одна из свидетельниц утверждала, что Батори погубила 650 человек, и это число и легло в основу легенды. Официально же судом были признаны только 80 жертв. Подсудимых Сентеш, Йо и Фицко приговорили к смерти. Йо и Сентеш оторвали пальцы раскаленными щипцами, а потом обеих сожгли заживо на костре. Фицко, которого считали в меньше степени виновным, обезглавили, а тело сожгли. Только Беницка получила пожизненное заключение.
Сама Елизавета Батори была приговорена к пожизненному заключению в Чахтинском замке. В ее комнате замуровали все окна и двери, оставив лишь небольшие отверстия для воздуха и чтобы передавать еду. Она стала заложницей в собственном доме и прожила так три года вплоть до своей смерти. Кровавая графиня умерла спокойно во сне. Ее похоронили в Чахтицах, но из-за протестов местных жителей, тело было перенесено в ее семейный склеп в Эчеде.

19726816_m.jpg

«Кровавая графиня» Елизавета Батори
 

 

Король Иерусалимский Балдуин 4

19696143_m.jpg

В марте 1185 года в 23 года умер король Иерусалимский Балдуин (Бодуэн) IV. Он не особенно известен своими подвигами. Между тем этот обреченный молодой человек за свою короткую жизнь совершил гораздо более заметные деяния, чем, скажем, его всемирно известный современник Ричард Львиное Сердце (Richard the Lionheart, Cœur de Lion, 1157–1199), причем в гораздо более сложных условиях. В период его правления Иерусалимское королевство крестоносцев уподобилось ореху между смыкающимися вокруг него клещами мусульманского щелкунчика. И Балдуин, несмотря на страшный недуг, до последнего дня отстаивал интересы своих подданных.

Воспитанием принца Балдуина занимался умнейший человек своего времени, средневековый хроникер Вильгельм (Гийом) Тирский. Балдуин рос образованным, рассудительным человеком. Вильгельм писал: «…он был красивым ребенком, способным… быстро все схватывал, интересовался историей… всегда помнил добро, впрочем, как и зло…».


Военную науку мальчик постигал с теми же успехами, в будущем из него получился отличный военачальник. К несчастью, ребенок заболел проказой, неизлечимой в средние века. Король Амори приказал усилить занятия верховой ездой, так как правая рука у принца омертвела, а в будущем, в бою, в левой будет оружие, и управлять боевым конем придется только лишь ногами. Балдуин в итоге стал первоклассным наездником и виртуозно ездил верхом.

Война с Саладином: 25 ноября 1177 года Балдуин и Рейнальд вышли из города с 375 рыцарями, к которым присоединилось 80 тамплиеров под руководством магистра Одо де Сент-Амана, и разбили превосходящие силы Саладина (26 тысяч человек) в битве при Мон-Жизаре. В победе сыграло роль и то, что Саладин недооценил юного противника, полагая, что тот не осмелится сразиться с ним, и то, что крестоносцы захватили Саладина врасплох, и то, что франки действительно умело бились. Балдуин преследовал противника до самого заката. Саладин потерял 90 процентов войска, включая личную охрану из мамлюков, бежал обратно в Египет, по дороге распуская слухи, что битву выиграл он, а не крестоносцы. Но в течение целого года, прежде чем возобновить атаки на франков, Саладин только зализывал раны.

Летом 1180 года произошло событие, во многом предопределившее печальную судьбу Иерусалимского королевства. Сибиллу выдали замуж за Ги де Лузиньяна (Guy de Lusignan, 1160–1194), двусмысленного авантюриста, показавшегося Балдуину и его матери Агнессе приличным кандидатом — он был кузеном английского короля Генриха II (1133–1189). К тому времени Балдуин ослеп, не владел конечностями и потому пытался отречься от престола. Но раз за разом попытки найти подходящего кандидата на трон срывались. Подвел и Рейнальд Шатийонский: напал на торговый караван, шедший из Египта в Дамаск, и прямо оскорбил Саладина, захватив во время одного из таких нападений его мать. В 1182 году возмущенный Саладин возобновил атаки на франков, и Балдуин был вынужден назначить Ги де Лузиньяна регентом.
  
Не прошло и года, как тот покрыл себя позором: когда Ги де Лузиньян присутствовал на свадебных торжествах в Кераке, Саладин напал на замок и осадил его прямо с гостями внутри. Балдуин, собрав оставшиеся физические силы, явился на место и снял осаду, но Ги отказался сражаться с Саладином, и султан просто отправился домой! Такой регент Балдуину не был нужен. Лузиньян удалился с супругой в Ашкалон, а королю так и не удалось добиться их развода.
«Пока он был жив, он всегда побеждал»
До последней секунды своей жизни Балдуин занимался делами Иерусалима. Разочаровавшись в регентах и попытках найти достойного наследника, в 1183 году он назначил своим соправителем пятилетнего племянника, Балдуина Монферратского. В день смерти прокаженный правитель провел последний королевский совет.
Через два года, 4 июля 1187 года Саладин победил крестоносцев и Ги де Лузиньяна, стараниями жены все-таки ставшего иерусалимским королем, при Хаттине. То была смертельная рана, нанесенная Иерусалимскому королевству; а в 1291 году крестоносцы были вовсе изгнаны с Ближнего Востока.
Но память о Балдуине в этом регионе сохранялась долго. В середине XIII века один мусульманин в Дамаске заявил оружейнику короля Людовика IX: «Были времена, когда король Балдуин Иерусалимский, тот, что был прокаженным, побил Саладина, хотя у него было всего 300 воинов против Саладиновых 30 тысяч. Сейчас ваши грехи так велики, что мы гоняем вас по полям, как скот».
В 15 лет стал королем, в 16 разбил Саладина при десятикратной разнице в силах.
Прославился как политик, но так и не смог обеспечить достойного преемника,
хотя все царствование пытался найти такого и отречься, наконец.
 
 Калико Джек 
( история пирата, который брал в команду женщин  и не протрезвел пока его не повесили )
19692130_m.jpg
Отчаянный пират и беспробудный забулдыга. Пройдоха, обласканный рукой судьбы, однако не раз получавший от нее кулаком по обветренному морскими штормами лицу. Безумец, взявший в свою команду девиц, и настоящий сердцеед, вместе с которым красавицы-фурии с саблями наперевес брали на абордаж торговые суда. Все это — Джек Рэкхем, настоящий корсар и разбойник.

Плесните ка себе грога, да забейте трубку табаком: Статья поведают о старине Калико Джеке, лихом морском волке и проходимце, хватавшем удачу одной рукой и тут же отпускавшем ее другой.

Море поет лишь тому, кто дерзнет…
19691709_m.png
Калико Джек в сериале «Черные паруса» в исполнении Тоби Шмитца

Никто доподлинно не знает, из какой семьи происходил Джек Рэкхем. В народе шел слух о том, что отец знаменитого пирата подрабатывал портным и был горьким пьяницей. Не исключено, что подобная молва пошла после того как сам Джек стал проявлять талант в употреблении спиртного, впрочем, любителей выпить в те времена было хоть отбавляй.
Кое-что все-таки известно. Джек Рэкхем родился в Лондоне 21 декабря 1682 года, о чем осталась запись, сделанная властями Порт-Ройала. Об этом им рассказал сам Джек, но стоит ли верить словам пирата? Решайте сами, но помните, что врать перед лицом смерти не престало настоящему морскому волку, а тогда старуха с косой уже крепко схватила Джека Рэкхема за горло. Однако не будем забегать вперед.
Будущий Калико Джек (это прозвище ему дали за любовь к облачениям из яркого индийского ситца, которое называли «калико») примелькался среди пиратской братии в довольно юном возрасте. Парня пьяняще манило море, но быть матросом на торговом судне, или влачить, как ему казалось, жалкое существование моряка на английском флоте Джек не хотел.

Времена не выбирают, а начинавшийся XVIII век был для мира, и особенно для Великобритании, «веком покорения морей», когда каждый юнец грезил о том, чтобы встать за штурвал своего грозного корабля. Джек Рэкхем был не чужд подобных мечтаний, вот только над своими парусами ему виделся лишь черный флаг.
Где конкретно пробавлялся безусый юнец в те годы, никто, разумеется, не запомнил, однако времени даром он точно не терял. В свои двадцать с небольшим Джек уже стал квартирмейстером на судне «Treasure» («Сокровище»), где капитаном был знаменитый Чарльз Вейн, прославившийся как один из самых жестоких английских пиратов тех лет.
В «золотой век пиратства» квартирмейстер занимался различными хозяйственными делами на корабле, а значит, Джек Рэкхем оказался на этой должности явно заслужив уважение.
Вместе с командой Чарльз Вейн прошел ураганом по многим зазевавшимся торговцам и неудачливым военным кораблям, и, разумеется, попал в поле зрения властей. Губернатор Багамских островов Вудс Роджерс, с которым у Вейна были старые счеты, даже предлагал всей команде пирата помилование в виде перехода на государственную службу каперами, однако никто с «Сокровища» не поддался на эти увещевания. Может, повлияло и то, что условия, на которых предлагалось сдаться, были не очень-то выгодными и включали в себя сдачу в пользу казны всего награбленного. Впрочем, это только подтверждает то, что Вейн и команда в итоге повели себя как настоящие пираты.
19691776_m.png
Однако какие бы смышленые парни не помогали в пиратском ремесле, любому капитану всегда следовало помнить хорошее правило, написанное кровью тех, кто его не соблюдал: когда берешь в команду толковых ребят, отрасти глаза на затылке и не становись к ним спиной. Такой опытный буканьер, как Чарльз Вейн, помнил об этом, но его, как это часто бывает, подвела удача.

Осенью 1718 года «Сокровище», проплывавшее неподалеку от Нью-Джерси, сошлось с французским военным кораблем. Судно было быстроходным и хорошо вооруженым, поэтому капитан Вейн решил не ввязываться в драку и уйти с попутным ветром. Многим на корабле это не понравилось — пирату не к лицу бежать от одного жалкого суденышка каких-то вояк. Тем более французских.
Как всегда бывает в таких случаях, все решил пиратский кодекс, согласно которому во время погони, сражения или ухода от него, должна неукоснительно соблюдаться воля капитана. Решение было принято, и «Сокровище» скрылось в море.
На следующий день вчерашний спор обернулся бунтом, который умело возглавил квартирмейстер. На корабле провели голосование, и новым капитаном стал Джек Рэкхем, а сокрушенного грозу морей, свирепого Чарльза Вейна, вместе с пятнадцатью верными ему пиратами, погрузили в небольшой шлюп и дали от ворот поворот. «Сокровище» теперь полностью перешло в руки капитана Рэкхема.
Позже Вейн успел натворить еще много лихих пиратских дел, но через несколько лет удача вновь подвела его. Чарльз Вейн был схвачен властями, и после суда его повесили. Облитое смолой бездыханное тело бывшего грозного капитана, висевшее на деревянной балке, еще долго раскачивал ветер на маленьком острове Ган-Кей в назидание всем, кто захочет заняться опасным ремеслом морского разбойника.
Ирония ситуации была в том, что Вейн ожидал суда в соседней камере со своим бывшим квартирмейстером, тем самым Джеком Рэкхемом, к тому моменту полностью опустившимся от пьянства и разврата, но об этом также немного позже.
Капитан Джек Рэкхем
«Старик же постоянно думал о море как о женщине, которая дарит великие милости или отказывает в них, а если и позволяет себе необдуманные или недобрые поступки, — что поделаешь, такова уж её природа».
(с) Эрнест Хемингуэй. «Старик и море»
Калико Джек, шедший не раз в первых рядах рубак на абордаж, уже имел на «Сокровище» солидный авторитет, а несколько удачных грабежей, где Джек проявил себя в роли толкового капитана, полностью убедили команду в том, что они не ошиблись с выбором.

Казалось, птица удачи, которую схватил за хвост новоиспеченный капитан, уже никогда не упорхнет из рук Джека Рэкхема, но в дело снова вмешался случай.

«Сокровище» вместе с захваченным торговым кораблем «Кингстон», полным различного добра, подстерегли у берегов Кубы охотники на пиратов. В это время вся команда находилась на суше, и только чудом ей удалось избежать облавы в зарослях местных джунглей.

Сквозь кусты Джек Рэкхем с горечью наблюдал за тем, как оба его корабля уводят в море. Мечты рушились на глазах, однако унывать было нельзя, и команда поступила так, как и подобает настоящим пиратам — мощно забухала.
 
Имевшихся запасов спиртного хватило надолго, поэтому идея переоборудовать единственный разбитый шлюп под что-то стоящее не сразу обрела продолжение. Тем не менее, в перерывах между пьянками команда все-таки начала работу над импровизированным судном, и тут на веселую компанию вновь обратила свой взор госпожа Удача.

Патрульный испанский корабль вместе с небольшим захваченным английским суденышком подошел к берегам острова, на котором пьянствовал Джек Рэкхем со своими ребятами. Отлив не позволил военным подойти ближе и проверить, что это за корявая посудина стоит на песке, а вот Рэкхем заметил испанцев издалека и придумал хитрый план. Пробравшись втихаря на английский кораблик, пираты перерезали всю охрану, и, не поднимая лишнего шума, спокойно уплыли восвояси. Проснувшимся утром патрульным, потерявшим за ночь целый корабль, осталась лишь кривая лодка на берегу, которую они в бессильной злобе безжалостно расстреляли.
Женщина на корабле — предвестница несчастья
«Море и любовь не терпят педантов»
(с)Александр Грин, «Алые паруса».
19691915_m.jpg
История о том, как после такого феноменального побега от испанцев Джек Рэкхем с командой вдруг оказался в лапах все того же губернатора Вудса Роджерса, обросла байками. Одни говорят, что Джек трусливо решил оставить пиратский промысел и, в поисках помилования, бросился в объятия Роджерса, обвиняя при этом во всех грехах Чарльза Вейна. Поверить в такое, учитывая дальнейшую лихую судьбу Рэкхема, сложно. Более правдоподобной выглядит другая версия, согласно которой вся команда, в очередной раз изрядно нализавшись, проспала приближение военного корабля, на который и погрузили в мясо пьяных Джека и компанию.
Так или иначе, но Роджерс как-то простил Рэкхема и взял с него честное слово, что тот больше никогда не пойдет в пираты. Коллеги по опасному бизнесу разбрелись кто куда, а бывшему капитану оставалось только одно: беспробудно пить и смотреть на гладь простирающегося к горизонту моря на побережье Нью-Провиденса.В этом же городке жил и еще один «сбитый летчик». Бывший пират Джон Бонни слыл в тех краях стукачом и человеком, помогающий властям выявлять неблагонадежных граждан. Кроме омерзения этот субъект у Рэкхема не вызывал никаких чувств, а вот его жена, Энн Бонни, напротив, пришлась Калико по душе.
Роман бывшего пирата и девушки, искавшей приключений, но нашедшей в жизни только мерзкого муженька, в итоге привел к тому, что у Джека и Энн родился ребенок. Однако это не только не охладило пыл романтиков, но добавило масла в огонь. Калико Джек решил собрать свою старую команду, захватить новый корабль и снова отправиться в путь. При этом и Энн, несмотря на вопиющее нарушение пиратского кодекса, было решено взять с собой.
Мало того, в поисках замены для тех из старой команды, кто уже умер или отошел от дел, Джек Рэкхем нашел еще одну девицу — Мэри Рид, которая уже имела опыт пиратских вылазок. Так, с двумя женщинами, окружившими капитана заботой и ласками, обновленная команда начала устраивать разбои и грабежи, в которых представительницы слабого пола показали себя такими кровожадными валькириями, что у мужской части банды испарились все сомнения в том, что дамам найдется место на борту.
Йо-хо и бутылка рома!
К сожалению, Джеку Рэкхему удалось захватить лишь небольшой шлюп, да и команда собралась не вся, но, тем не менее, дело двигалось в гору. Банда стала грабить мелких рыбаков и лодочников, периодически высаживаясь на берегах в поисках легкой добычи.
Слухи о бесчинствах, которые творили разбойники Рэкхема, быстро распространились по всей округе. Особенно интересной деталью было то, что среди неотесанных мужланов затесались две дамы, которые направо и налево рубали несчастных рыбаков и торговцев в капусту. Разумеется, воспроизводить другие, более пикантные байки о фуриях на борту пиратского судна, нам не позволяет пиратский кодекс, однако, как утверждают многие историки, слухи эти не так уж безосновательны.
Примечательно, что в это время Джек по воле случая создал один из самых известных пиратских символов — собственный флаг с веселым Роджером. Сперва он нарисовал череп, под которым лежали перекрещенные кости, однако, после шуток от Энн и Мэри, которые хихикали, что череп – это Джек, а кости, лежащие друг на друге под ним, это они, решил сменить кости на более подходящие образу две сабли. Этот знак до сих пор является одним из самых узнаваемых символов пиратства.
19692173_m.jpg
Однако вернемся к похождениям Рэкхема. Джек, полностью отдавшийся разврату и пьянству, все чаще и чаще стал прикладываться к бутылке, что, в конечном итоге, и привело всю его команду к трагическому финалу.
Во время одной из вылазок команда Калико Джека пришвартовалась к берегу, где встретила другую компанию подвыпивших людей. Это были какие-то мутные торговцы, с которыми пираты, уже, будучи «под градусом», быстро нашли общий язык. Было решено продолжить распитие спиртных напитков на судне Рэкхема, однако подоспевший военный корабль испортил намечавшуюся вечеринку. Все находившиеся на борту были схвачены.
Джек Рэкхем, некогда известный капитан «Сокровища», встретился в тюрьме с другим капитаном этого корабля, своим бывшим наставником Чарльзом Вейном. О чем они говорили, неизвестно, однако обсудить им явно было что.
17 ноября 1720 года по приговору суда Джек Рэкхем был повешен. Перед смертью он хотел в последний раз повидаться с Энн Бонни, но встреча получилась холодной. Энн, к тому времени закаленная разбойница и пиратка, сказала бывшему возлюбленному только одно: «Если бы ты дрался как мужчина, то тебя бы не повесили, как собаку!».
В скором времени в тюрьме умерла Мэри Рид, после родов слегшая с инфекцией, а Энн Бонни, родив ребенка, смогла бесследно исчезнуть из казематов, оставив после себя только досужие сплетни и слухи
Так закончилась история Джека Рэкхема, необузданного пирата и кровопийцы, бороздившего моря с двумя роковыми женщинами, в сердцах которых пылало пламя ненависти и страсти. Человек, слишком сильно полагавшийся на волю удачи и обретший последнее пристанище на виселице в Порт-Ройяле, Джек остался в истории лихим сыном «золотого века пиратства», слишком часто заглядывавшим на дно бутылки.

Не просто Джек Рэкхем, а капитан Калико Джек. 
 

 

  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Гений разведки, сущий дьявол в бою, бывший уголовник...

Владимир Николаевич Подгорбунский (1916—1944) — советский офицер танковой разведки, Герой Советского Союза (1944).Совершил несколько воистину богатырских подвигов. Мог стать дважды и даже трижды Героем, войти в пантеон великих национальных воинов.

original_500.jpg

В годы Великой Отечественной войны танковая разведывательная рота гвардии капитана В. Н. Подгорбунского особо отличилась в ряде операций:
- Для переправы советских войск через реку Днестр увёл у немцев понтонный парк;
- В городе Казатине взял в плен немецкого гауляйтера фон Хабе и доставил его в штаб М. Е. Катукова;
- На станции Фердинандовка (вблизи города Винницы) взял в плен целый железнодорожный состав немецких солдат и офицеров.

Подгорбунский был ранен 11 раз.

В 19-й гвардейской мотострелковой бригаде 1-й танковой армии его называли «гением разведки».

Родился 25 апреля 1916 года в городе Чите. Русский. Образование начальное. Рано остался сиротой, отец погиб в партизанском отряде в гражданскую войну, мать вышла замуж и уехала в Москву, оставив мальчика дяде. Скитался по стране, затем воспитывался в Читинском детском доме.
После детдома начал самостоятельную жизнь. Встав на путь нарушения закона, к 19-ти годам имел несколько судимостей за кражи и воровство.
Несколько раз бежал из лагерей. В очередной раз попав в лагерь, попал под влияние политзаключённого, бывшего военного, и написал письмо М. И. Калинину, изъявив желание порвать с прошлым и «стать на честный путь».
В 1936 году был освобождён из мест заключения и направлен для прохождения службы в Красную Армию. Получил специальность механика-водителя танка. В 1939 году демобилизовался. Жил в городе Иванове, работал на одном из предприятий города.
В январе 1942 года был вновь призван в армию Фрунзенским райвоенкоматом города Иванова. На фронтах Великой Отечественной войны прошёл путь от рядового красноармейца до капитана. Был командиром отделения бронебойщиков, механиком-водителем танка. Воевал на Калининском и Брянском фронтах. Член ВКП(б) с 1942 года.
На Курской дуге младший лейтенант В. Н. Подгорбунский уже командовал взводом разведки. Хотя взвод был танковый, его бойцы часто действовали в пешем строю, без машины пробивались в тыл противника и действовали достаточно эффективно. К концу 1943 года на его счету значилось большое количество успешных разведывательных рейдов в тыл противника. В бригаде его прозвали «гением разведки».
По словам сослуживца, "Володя ходил в бой всегда при всех регалиях". То есть, отправляясь на задание, никогда не снимал с себя погоны, награды и Гвардейский значок, хотя, согласно уставу, все это полагалось сдавать. Вот и в том скоротечном бою гитлеровцы имели возможность разглядеть начищенную до блеска медаль "За отвагу" на его гимнастерке. Троих немцев старший лейтенант застрелил в результате огневого контакта. Затем, как было сказано в представлении к награде, "перешел в рукопашную схватку, где рукояткой нагана стал таранить немцев и уничтожил троих, а четверых уничтожил его помощник младший сержант Никифоров, 2 фрица, не выдержав сопротивления, пустились наутек".
Командир бригады полковник Федор Петрович Липатенков, подписавший приказ о награждении старшего лейтенанта Подгорбунского орденом Красной Звезды, так рассказывал о своем неординарном подчиненном военному журналисту Юрию Александровичу Жукову:
"Да, оригинальный человек. Удивительные дела совершает... Иногда, конечно, нелегко бывает с ним: прошлое на него давит. ...Но временами ему становится трудно. Не всегда он может соблюдать дисциплину, поэтому иногда имеет неприятности с командованием. Но зато в бою - сущий дьявол. Такое иногда сотворит, что прямо не верится. А пошлешь проверить - все точно. У таких людей какая-то обостренная, я бы сказал, скрупулезная честность. Он как бы щеголяет ею: вот вы небось мне не верите, так посмотрите же сами!
Смотрим, удивляемся, снова смотрим - все точно!"
А еще старший лейтенант щеголял небывалым артистизмом, с которым выполнял сложнейшие задания командования. Еще цитата из мемуаров генерал-лейтенанта Н. Попеля:
"Единственного пленного в ночь перед наступлением притащили разведчики Подгорбунского. Пробрались в блиндаж, в котором трое немцев слушали пластинки. Двух прикончили финками, а одному сунули в рот салфетку и поволокли.
Подгорбунский бросился назад к патефону, аккуратно поставил мембрану на самый обод пластинки. Из блиндажа, как и пять минут назад, несся веселый тирольский вальсок..."

Гений разведки

Очень скоро старший лейтенант Подгорбунский стал до чрезвычайности популярной фигурой. О нем знало командование бригады, корпуса и даже 1-й гвардейской танковой армии. Гений разведки - так с легкой руки комбрига называли Володю. Не погнушался побеседовать с ним даже член Военного совета фронта и секретарь ЦК ВКП(б) Никита Сергеевич Хрущёв, по-житейски мудро отозвавшись о развязной манере поведения гения разведки: "Блатная накипь постепенно сойдет, пустяки... А человек, по-видимому, незаурядный..."
В конце декабря 1943 года в боях за освобождение Правобережной Украины со своими разведчиками не раз совершал рейды в тыл противника, добывал ценные сведения. Только в период с 24 по 30 декабря его взвод уничтожил 4 танка, 2 самоходные артиллерийские установки, 12 бронетранспортёров, 62 автомашины и свыше 120 солдат и офицеров противника. Было захвачено необходимое число «контрольных» пленных, одно орудие, до пятидесяти автомашин и продовольственный склад.
28 декабря в боях за город Казатин разведгруппа Подгорбунского на двух Т-34 с десантом на броне, всего 29 человек, обойдя немецкую оборону, первой ворвалась в город с тыла. Разведчики промчались по улицам, уничтожая на пути огневые точки противника, давя гусеницами и расстреливая из пулемётов живую силу противника. Разбив восемь орудий и уничтожив до сотни немецких солдат и офицеров, они вышли к привокзальной площади. Здесь танкисты расстреляли подошедший под погрузку эшелон, в одном из вагонов которого находились штабные офицеры танковой дивизии. Сапёры подорвали выходные стрелки и отрезали им пути отхода. Кроме того, на станции осталось несколько эшелонов, один из которых с военнопленными и гражданскими, отправляемыми в Германию. Пока передовой отряд разведчиков действовал в городе, к его окрестностям подошли основные силы — танковый полк подполковника И. Н. Бойко.
"Невероятно?.. - задал риторический вопрос командир бригады полковник Липатенков, рассказывая об этом подвиге Подгорбунского журналисту Юрию Жукову. - Согласен с вами. С точки зрения элементарных тактических расчетов - задача для двух танков и двадцати девяти автоматчиков непосильная. И все-таки это реальность. Подсчитано и удостоверено..."
Подсчеты произвел и начальник разведотдела штаба танковой армии полковник Алексей Михайлович Соболев. "Выясняем, что в Казатине ко времени появления дозора Подгорбунского было около трех с половиной тысяч солдат и офицеров противника. В успехе Подгорбунского решающую роль сыграли внезапность удара и "психический шок", в который впали гитлеровцы, потеряв способность к организованному сопротивлению".
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года за смелость и отвагу, проявленные при взятии Казатина, гвардии старшему лейтенанту Подгорбунскому Владимиру Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 2076).

11 нашивок за ранения

Отныне даже сам гвардии генерал-полковник танковых войск Михаил Ефимович Катуков предпочитал не приказывать гвардии старшему лейтенанту Подгорбунскому, а просить его - дотоле неслыханный случай в истории Красной армии. Обратимся к мемуарам Катукова "На острие главного удара": "Встретились с ним на берегу Днестра. Коротко объяснил я, в чем суть дела, и по-дружески, не в порядке приказа, а именно по-дружески, попросил:
- Будь добр, товарищ Подгорбунский, уведи у немцев понтонный парк. Сослужи службу, век будем помнить. - И, шутя, добавил: - Учти, работа сдельная, за нами не пропадет.
Вижу, у Подгорбунского глаза загорелись. Знаю: необыкновенные дела для него любых радостей дороже. Козырнул старший лейтенант: "Будет исполнено" - и ушел к своим разведчикам.
...Глубокой ночью глухими тропами пробрался Подгорбунский со своими разведчиками через боевое охранение противника, с тыла ворвался в деревню, где находился немецкий понтонный парк, и как снег на голову обрушился на маленький фашистский гарнизон. В деревне, кроме понтонеров, никого не было. Под треск пулеметов и автоматов гитлеровцы разбежались, а наши разведчики, не теряя ни минуты, взяли на буксир немецкие понтоны и привели их на берег Днестра...
А затем армейские саперы быстро соорудили понтонные паромы и стали перебрасывать на правый берег Днестра машины с горючим и боеприпасами".
Командир разведроты представил Подгорбунского к ордену Красного Знамени и вторичному присвоению звания Героя. Можно лишь гадать, почему Катуков отказался поддержать второе представление и не стал посылать наградной лист на звание дважды Героя в Москву. Ведь разведчик не только честно заслужил это высокое отличие, но и щедро заплатил за него кровью. На некоторых фотографиях мы видим на груди гения разведки шесть нашивок за ранения: три золотых - за тяжелые, три красных - за легкие.
Впрочем, генерал Попель утверждал, что Подгорбунский был ранен 11 раз: "Если бы он носил все нашивки за ранения, на груди не хватило бы места".
29 марта разведгруппа Подгорбунского на двух танках совершила рейд в тыл врага в район города Станислава (ныне Ивано-Франковск, Украина). В результате было уничтожено четыре танка Т-IV, один «Тигр», восемь бронетранспортёров, два самоходных орудия, много автомашин с различным грузом и повозок, захвачено 19 105-мм орудий, 3 зенитных пушки, взято 6 складов, из них 4 продовольственных.
В конце июля 1944 года Подгорбунский отличился в боях за польский город Ярослав. Пробравшись со своими разведчиками к реке, он зажёг несколько шашек и под покровом густого дыма переправил на противоположный берег две лодки с автоматчиками. Части вермахта пытались выбить бойцов с небольшого плацдарма, но огонь танков с берега, занимаемого советскими войсками, сорвал эти попытки. Разведчики продержались до наступления темноты и подхода основных сил.
Развивая наступление части 1-й танковой армии вышли в реке Висле, в числе первых был разведывательный дозор гвардии капитана Подгорбунского. Гвардейцы захватили небольшой паром и в ночь на 29 июля переправили на противоположный берег взвод автоматчиков. К вечеру был наведён понтонный мост и первым по нему пошли танки Подгорбунского. Позднее этот плацдарм на берегу Вислы будет назван Сандомирским.
19 августа 1944 года во время разведрейда в тыл противника группа Подгорбунского попала в засаду. Командир был дважды ранен, но продолжал руководить боем. Погиб, когда выводил остатки группы к своим. Он выпрыгнул из горящего броневика, но будучи раненым уже не смог спастись, скончался от ожогов. Опознать его смогли только по Золотой Звезде, которую он грудью прижал к земле.
Похоронен в местечке Дембно (Польша), позднее перезахоронен на кладбище братских могил города Сандомира (Польша), братская могила № 218.

Награды и звания

Герой Советского Союза (10 января 1944 г.);
орден Ленина (10 января 1944 г.);
орден Красного Знамени (16 апреля 1944 г.);
два ордена Отечественной войны 1-й степени (14 августа 1944 г., 29 сентября 1944 г.) – остались неврученными, последний – посмертно;
два ордена Красной Звезды (08 сентября 1943 г., 07 апреля 1944 г.);
медаль «За отвагу» (10 августа 1942 г.).

В городе Чите именем В. Н. Подгорбунского названа улица, установлена мемориальная доска и бюст (1986). Его имя присвоено Читинскому областному детскому дому, школе-интернату (1966) и улице в городе Казатине (1965).
В Казатинской школе-интернате-гимназии имени В. Н. Подгорбунского с 1979 года существует Музей боевой славы. Музей ведёт постоянную переписку с женой, дочерью и внуками Подгорбунского. По материалам поисковой работы в 2011 году ограниченным тиражом выпущена книга «Геній розвідки» о В. Н. Подгорбунском.

Из наградного листа к вторичному представлению к званию Герой Советского Союза (награжден орденом Красного Знамени). 
«Тов. Подгорбунский 21.03.44 года по приказу командования бригады был назначен командиром разведывательной группы, за это время проявил себя исключительно управлять боем и при этом проявил мужество, отвагу и героизм.
21.03.44 года в районе Константиновый разбил колонну 6 автомашин, уничтожил 16 солдат, обоз 8 повозок с продовольствием, снаряжением и обмундированием.
22.03.44 года в районе Скородино разведгруппа уничтожила 19 повозок из 68 стрелковой дивизии, взято 500 лошадей, 24 пленных солдат и офицеров, убито 46 немецких солдат и офицеров.
23.03.44 года в районе города Чертков уничтожили и захватили в плен 50 грузовых и легких автомашин, 2 бронетранспортера, убито 67 солдат и офицеров, взято в плен 7 солдат и захватили полностью 3 склада.
24.03.44 года в районе города Бучач взято в плен 3 офицера из дивизии СС, заняли город Бучач. Уничтожили 40 автомашин, взято 6 складов, 3 тягача, 20 солдат и офицеров, 1 паровоз, 4 пушки, 8 понтонных лодок.
29 .03.44 года в районе города Молмоч уничтожил: 19 пушек, 3 зенитных пушки, 3 танка Т-4, 560 солдат и офицеров, в том числе одного подполковника, 1 полковника и 1 майора. Взято в плен 160 солдат и офицеров, 8 бронетранспортеров, 117 разных, захвачено 230 подвод.
29.03.44 года в районе Станислава сожжен 1 танк «Тигр» в районе переправы.
Тов. Подгорбунский В.Н. достоин правительственной награды Героя Советского Союза»
 

 

  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Жан-Бедель Бокасса

 

Жан-Бедель Бокасса родился 22 февраля 1921 года (Рыбы) в одной из французских колоний в Экваториальной Африке. Он был одним из 12 детей деревенского старосты. Назвали его в честь католического святого Жана Батиста де ла Саля, но, к сожалению, на церковном календаре, которым пользовался отец мальчика, имя святого было сокращено до "Jean-B. de la S.", и так паренек стал Жан-Беделем. Бокасса было его вторым именем, означающим на языке его родного племени "маленький лес". Позже Жан-Бедель стал использовать его как фамилию, а когда стал императором - снова как имя.

Когда Жану было всего 6 лет, его отца расстреляли французские власти, а мать покончила с собой. Мальчика взяли на воспитание родственники, которые всерьез готовили его в священники. Однако как только Жану исполнилось 18 лет, он ушел служить во французские войска.

В начале 40-х годов он воевал на территории Конго, а в 1944-м его перебросили в Европу, где он воевал на юге Франции. После Второй Мировой он закончил офицерскую школу в Сенегале, и с 1950 года он участвовал в Индокитайской войне (Вьетнам).

Во время одной из операция в джунглях Вьетнама произошло то, что перевернуло карьеру Жана: он исчез на неделю. Так как Бокасса не был простым солдатом, его начали искать. И искали неделю, пока группа солдат не наткнулась на костер в лесу. Там Жан-Бедель огромным ножом разделывал тело убитого вьетнамского партизана, а на огоньке весело жарилось человеческое мясцо.

Позже Жан признался, что съел тогда сердце и печень врага-вьетнамца, чтобы «получить чужую храбрость».

Конечно же, за боевые заслуги в войне Бокассу наградили орденом Почётного легиона и Лотарингским крестом, а потом от греха подальше сослали в родную Африку, служить в Конго.
Когда в 1960 году Центральноафриканская Республика обрела независимость, Жан-Бедель переметнулся в африканскую армию, благо новый президент республики, Давид Дако, был его родным кузеном. Кузен конечно же возвел родственника в чин полковника и поставил командующим вооруженных сил страны.

Зря-зря-зря.

19761515_m.jpg

Давид Дако (слева) и Бокасса (центр), 1960 год
В тихую новогоднюю ночь 1965/1966 годов Бокасса поздравил кузена тем, что совершил государственный переворот. Стоит отметить, что Бокасса просто удачно воспользовался шансом: переворот изначально готовил начальник жандармерии, а Бокасса по-тихому убил его и занял его место.

Командующий армией республики Жан-Бедель Бокасса провозгласил себя президентом и поставил главой единственной политической партии «Движения за социальную эволюцию Чёрной Африки». Парламент был тут же распущен, а Конституция торжественно выкинута: Бокасса не собирался ни с кем делиться властью. Так он стал диктатором.

И все заверте....

19761519_m.jpg

Бокасса любил женщин. Первый раз, в конце Второй Мировой он женился на бельгийке. Неизвестно, что с ней приключилось, но в 1949 году он женился второй раз на анголо-британке, которая родила ему первенца - сына Жоржа. Вторая жена трагически погибла в 1950 году, но Жан не отчаялся. В Ханое он женился в третий раз, на вьетнамке, и та родила ему дочь. Уезжая назад в Африку, Жан конечно же не взял с собой новую семью, но позже дочь Мартина нашла его и приехала к нему, когда он уже стал президентом. Отец даже обрадовался ей и торжественно выдал замуж.

В 1957 году, когда Жан уже собирался отъезжать домой в Африку, он прихватил из Вьетнама еще одну жену, тоже вьетнамку. Та долго с ним не задержалась и через пару лет развелась и  укатила в Европу с новым мужем. В 1961 году Жан предпринял пятую попытку, и женился на богатой француженке, чтобы спустя шесть лет снова развестись с ней - женщина оказалась бесплодной!

Шестая жена Бокассы стала Императрицей.

19761532_m.jpg

Бокасса с женой Екатериной в Елисейском дворце с президентской четой Франции
Все было как в сказке: в 1962 году тринадцатилетняя школьница Екатерина встретила сорокалетнего офицера Жана по дороге домой. Можно представить, как были "счастливы" родители девочки, но Жан был кузеном президента страны (на тот момент), и все уже было решено. В 1964/1965 году они поженились, хотя Екатерине не было и 16, а сам Жан еще состоял в браке с пятой, бесплодной, женой.

Екатерина стала "главной женой" диктатора. Ее не стыдно было показать людям, и она сопровождала Бокассу, в принципе, везде, во всех заграничных поездках. А в 1977 году, когда Бокасса решил устроить себе коронацию как Императора, Екатерина короновалась вместе с ним, Императрицей. Такой чести не удостоилась больше ни одна жена, хотя после Екатерины Бокасса, как истинный любитель прекрасного, взял в жены еще 13 (!) девушек.

"Гарем" уБокассы был настолько разнообразен, что это отдельная история. Была у него и немка, и камерунка, и ливанка, и испанка, и даже румынка, которая оказалась секретным агентом, посланным ГосДепом Румынии. Румынка Габриэла должна была втереться в доверие к Бокассе и добиться у него, чтобы он разрешил Румынии поучаствовать в добыче центральноафриканских алмазов. Ее миссия не увенчалась успехом, и она бежала к себе на родину, прихватив чемоданчик брильянтов в качестве моральной компенсации.
Женщин Бокасса всегда ценил, наверное, сказалась трагедия с самоубившейся матерью.  Президент отметил День матери в 1971 году тем, что назначил премии многодетным матерям. Кроме того, к популярному в западных странах празднику глава государства приурочил амнистию: из мест лишения свободы массово освободили заключённых женщин. Президент пошёл дальше и решил демонстративно наказать тех, кто совершил преступления против женщин. По случаю Дня матери Бокасса приказал казнить осуждённых по статьям о сексуальном насилии.

Точное количество детей Бокассы неизвестно. Одни источники говорят, что их было 55, другие утверждают, что не меньше 77. Правда, наверное, где-то посередине. Бокасса любил своих детишек, заботился, чтобы они получили хорошее образование, и все им разрешал. Конечно же, он не знал их всех в лицо и по именам, для простоты почти всех девушек он называл Мариями (в честь бабушки), а мальчиков - Жанами (в честь себя любимого), добавляя к ним различные вариации типа "Жан-Бертран", "Жан-Батист" и так далее.

Чтобы не дай бог не перепутать венценосного отпрыска с другим каким-нибудь шляющимся по дворцу ребенком, Бокасса при рождении выдавал каждому отпрыску золотой значок со своим изображением. Сыновей он особо любил, абсолютно ничего им не запрещая. Один из маленьких Жанов потребовал у охранника пистолет и застрелил своего слугу. Любящий отец пожурил его и лишил сладкого десерта на ужин.

Бокасса не хотел выбирать себе наследника, считая, что рано еще - он собирался править минимум до 2000 года. Поэтому за внимание отца дети устраивали нешуточные драки, ненавидя своих братьев как прямых конкурентов. Охране было запрещено касаться принцев и разнимать их. Одного маленького Жана в такой драке забили насмерть, но братья только порадовались этому. "Одним из претендентов стало меньше!" - рассказывал потом подросший отпрыск Бокассы.

Когда один из принцев достигал 12-летнего возраста, папа в качестве подарка преподносил ему наложницу, которая была обязана ублажать его. Так же заниматься с принцами сексом по первому требованию были обязаны все служанки, да и вообще все женщины стране, даже жены министров.

Единственным ограничением для любимых детей было проникновение на имперскую кухню. Потому что Бокасса боялся, что вкусив плоти врага, принцы станут его противниками.

В 1977 году, на празднике, посвященном коронации Императора, неожиданно для всех присутствовали полсотни заключенных из столичной тюрьмы. Обращались с ними нежно, кормили и выгуливали. Но свой путь все они закончили на императорской кухне и были поданы к праздничному столу в виде особых мясных блюд для взрослых.

Если необычные гастрономические пристрастия Императора к тому времени и были тайной, то разве что для гостей. К тому времени в стране людоедство вошло в моду. Никто уже не удивлялся исчезновениям по ночам людей, чаще всего молодых девушек и детей. Впрочем, и у приближенных Бокассы были шансы оказаться на столе: одного из надоевших министров император распорядился подать к обеду. Другого несчастного велел зажарить, нафаршировав рисом, — и пригласил за стол его семью.

Сам Жан-Бидель называл человечину «сахарной свининой». В поездки он обязательно брал с собой законсервированное мясо — искусник-повар придумал способ, который сохранял любимую пищу Бокассы свежей по нескольку месяцев.

Не были исключением и поездки в СССР, Бокасса там тоже питался своими консервами. Кстати, в Союзе ему больше всего понравился введенный Брежневым ритуал братских поцелуев. Вернувшись домой, он перецеловал всех министров. Говорил, что так можно узнать, замышляет ли человек что-нибудь плохое: если губы мокрые и расслабленные — значит, искренний; если сухие и горячие — доверять ему не стоит.

В 1973 году Бокассу
радостно встретили в лагере "Артек". Его торжественно посвятили в пионеры, повязали красный галстук и выдали значок "Артек". Чернокожий гость даже прослезился от умиления.

19761577_m.jpg

Во время визита в СССР у Жана-Беделя возникли какие-то проблемы по части гастроэнтерологии, и его радушно положили в "инфекционку" в кунцевскую больницу в Москве. Ничего криминального, кроме холецистита и колита, у него не нашли, но персонал больницы он своим визитом здорово взбудоражил. Экс-министр здравоохранения Чазов позже рассказал, что его вызвали ночью в больницу, чтобы он навел порядок, причем на кухне.

С Бокассой приехали его слуга и повар и привезли обычные для него продукты питания. К удивлению Чазова, это были какие-то мелкие змейки, животные типа ящериц, грязное мясо непонятного происхождения (кхе-кхе). Чазов поднялся к Бокассе и попросил его придерживаться диеты, как того требовало лечение. Бокасса благоразумно согласился, и доктор попросил выбросить все, что было привезено, на помойку.

К середине 70-х император пресытился даже человеческим мясом и стал коллекционировать свои ощущения от поедания представителей разных профессий. Единственные в стране ученый-математик и врач-стоматолог закончили свою жизнь на разделочных столах дворцовой кухни. Такой же была участь победительницы первого в стране конкурса красоты.
Живя на широкую ногу и ни в чем себе не отказывая, Бокасса провел собственную коронацию как Императора с огромнейшим размахом. Бокасса вычистил всю столицу, "потеряв" всех нищих и убогих. Швейные фабрики короля трудились без устали - шили парадную одежду для всех местных жителей.

Трон в виде 3,5 метрового золотого орла обошелся королю в 2,5 миллиона долларов. Короны для Императора и Императрицы, украшенные брильянтами, стоили 5 миллионов долларов. Из Европы самолетами было привезено более 240 тонн еды и напитков. В общем, коронация обошлась всего в 22 миллиона долларов, для африканской страны тех годов это была огромная сумма, составляющая больше четверти годового бюджета страны.

У всего мира пышная коронация самопровозглашенного Императора вызвала только негативные отзывы. Бокассу критиковали за тщеслвание и нелепые траты. Только президент Франции нахваливал Жан-Беделя, сравнивая его с Бонапартом, а его жену - с Жозефиной. Лесть возымела успех, и Жан-Бедель, науськанный французами, разорвал дипотношения с Ливией, что было на руку Парижу.

Бокасса правил как Император всего 2 года...

К 1979 году экономическое положение Африканской Империи значительно ухудшилось, дыры в бюджете затягивались очень болезненно. Франция помогала Бокассе финансово, даже оплатила часть расходов за прошедшую коронацию, но долго так не могло продолжаться.

Обычный на первый взгляд указ о ношении школьной формы послужил триггером. Идея как заработать на местном населении была почти идеальна. Все ученики обязывались в приказном порядку носить школьную форму, да не простую, а только ту, что была сшита на личных текстильных фабриках Императора. Поначалу школьники и студенты повели себя вполне мирно, просто прошлись с невинным маршем протеста по улицам города, нарисовали пару плакатов и придумали несколько лозунгов.

Но Бокасса, уже ставший параноиком - на него то и дело организовывались покушения, и внутренняя разведка раз в месяц подавала к его столу средне-прожаренных изменников - подстраховался. Он отправил армию на усмирение "бунта". Сотни детей и молодых людей до 25 лет были схвачены и отправлены по тюрьмам, а около сотни были просто убиты, как "оказавшие сопротивление".
Но Бокасса не был бы Бокассой, если бы не захотел преподать урок своим подданным лично. Сотня детей была вывезена из тюрьмы на территорию дворца Императора. Бокасса приказал всем детям лечь на землю, а водителю грузовика - проехать по ним колесами. Водитель отказался (и явно был убит после этого), а сам Император, выпив винца, сел за руль и не остановился, пока не был раздавлен последний ребенок. Выйдя из кабины и обнаружив, что пара-тройка все же остались живы, Император лично добил их своей тростью.

Тела детей были вывезены за город и утоплены в реке.
Когда поступок Бокассы получил широкую огласку, Французские власти, опасаясь резонанса, приостановили поддержку Африканской Империи и вежливо попросили Императора освободить трон.

«Никто не будет указывать мне, что я должен делать! Я могу обратитьс я к русским, они мне помогут. Не Парижу решать мое будущее!» - ответил Бокасса, и французы всерьез заволновались, что так оно и будет. Франция выждала, пока Бокасса с супругой отлучится в Ливию, выслала пару вертолетов со спецназом, и те спокойно заняли императорский дворец, почту, телефон и телеграф. То есть захватили власть, объявили Империю вновь республикой и посадили в президентское кресло все того же Давида Дако.

Бокассе и его жене пришлось искать другой дом, и они выбрали Кот-д'Ивуар, а потом переехали во Францию. Бывшая Императрица Екатерина сохранила хорошие отношения с президентом Франции (поговаривают, что между ними был роман), и он замолвил за нее и за супруга словечко и выделил целый замок под Парижем.
В 1986 году, поскитавшись, Бокасса совершил еще один эксцентричный поступок - он вернулся в ЦАР. Там он был заочно уже несколько лет как приговорен за множество преступлений: каннибализм, изнасилования, убийства, хищениях, растрате, и прочее, прочее, прочее. На родной земле его тут же взяли под черны ручки и арестовали, быстренько провели суд и приговорили к смертной казни. А потом щедро заменили на пожизненное, дабы не уподобляться, так сказать.

В 1993 году Бокассе повезло, когда в республику "завезли демократию" и выбрали первого демократически-избранного президента. Всем заключенным объявили амнистию в честь такого великого события, и бывший император оказался в их числе.
19761675_m.jpg
 
Не теряющий надежды Бокасса после освобождения объявил себя вегетарианцем и выставил свою кандидатуру на ближайшие президентские выборы, тайно возблагодарив демократов за вновь подвернувшийся шанс.

Впрочем, в полной мере воспользоваться он им не успел, так как помер от банального сердечного приступа в 1996 году, так и не дожив до выборов. Которые, кстати, неизвестно как бы закончились: провожать в последний путь Бокассу собрались более 30 тысяч человек, которые с ностальгией вспоминали времена его правления. После свержения Бокассы практически все его дети разъехались из страны. Только несколько остались в ЦАР: одна дочь устроилась дворником, другая открыла свою собственную прачечную. Двое сыновей во Франции открыли ресторан, другой купил бистро в Германии. "По стопам отца" пошел только один сын, Антуан Бокасса, студент Сорбонны. Его поймали "на горячем" в Булонском лесу, когда он прятал два чемодана, доверху набитых отрезанными человеческими конечностями. При обыске его дома были обнаружены несколько морозильников с женскими частями тела, предпочтительно груди и куски животов, а так же уши и носы. Рядом обнаружили электропилу и десяток самодельных женских париков.

Разоткровенничавшийся "сын каннибала" признал, что, убив одну подружку, готовил ее мясо и скармливал новой. От вида, как новая девушка есть мясо предыдущей пассии, он испытывал сексуальную разрядку. Тем и развлекался.

«Я был самым любимым ребенком своего отца и единственным, кому он разрешал играть в своем рабочем кабинете, - рассказал Антуан. - Когда мне было лет 10, моему отцу позвонил президент Уганды Иди Амин-Дада. Он был в ярости и пригрозил нашей стране военным конфликтом из-за того, что мой отец живьем съел его посла в нашей стране. Я слышал, как мой отец спокойно ответил: «Иди-Дада, какие проблемы? Я съел твоего посла – съешь моего посла в Уганде и закроем вопрос...»

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Альберт Пирпойнт

Фильм "Последний палач" , автобиографическую драму так же можно посмотреть в интернете. 

Пирпойнт,_Альберт.jpg

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Эльфего Бака - стрелок , страж закона и политик последних дней Дикого Запада
19165944_m.jpg
Эльфего Бака (Elfego Baca; 10 февраля 1865 года, Сокорро, США — 27 августа 1945 года, Альбукерке, США)
Бака родился в Сокорро (Нью-Мексико), в самом конце Гражданской войны в США, в семье Франсиско и Хуаны Марии Бака. Его семья переехала в Топика (Канзас), когда он был маленьким ребёнком. После смерти матери в 1880 году Бака вернулся с отцом в Белен (Нью-Мексико), где его отец стал маршалом США. В 1884 году, в возрасте 19 лет, Бака украл несколько пистолетов, купил звезду шерифа и фактически сам себя назначил заместителем шерифа в Сокорро (Нью-Мексико). Его целью в жизни было стать хранителем мира. Он хотел, по его словам, «чтобы бандиты слышали мои шаги в квартале». Юго-западная территория Нью-Мексико в те годы была ещё относительно малонаселённой частью страны, основу экономики которой составляло разведение крупного рогатого скота. Ковбои бродили по земле и делали всё, что им заблагорассудится. Они могли войти в город, напиться в салуне, беспокоить местных жителей, а затем начать расстреливать горожан от скуки. Бака решил положить этому конец.

В октябре 1884 года в городе Нижний Сан-Франциско-Плаза (ныне Рисёв, Нью-Мексико), Эльфего Бака арестовал пьяного ковбоя по имени Чарли Маккарти. Он показал Маккарти свой значок, назвавшись заместителем шерифа, и забрал у Чарли ружьё. После того как Билл Миллиган, владелец бара, отказался вмешиваться, Бака взял Чарли в заложники.

Друзья-ковбои Маккарти попытались начать мирные переговоры о его освобождении, но Бака отказался и открыл огонь по переговорщику, плотнику с ранчо Джона Слейтера, и убил его. Затем Бака вместе с Маккарти укрылся в доме Джеронимо Армихо. После привлечения к делу депутатов и судей из соседних городов Бака был вынужден передать Чарли обратно в руки правосудия для судебного разбирательства, в обмен на что самому Баке были предоставлены гарантии безопасности.

Мировой судья Тед Уайт даровал Чарли свободу. После оглашения приговора Бака выбежал из зала суда, до сих пор держа в руках оружие Маккарти. Берт Хирн, фермер с ранчо Спур-Лейк, был отправлен к Баке, чтобы вызвать его обратно в суд на допрос по делу об убийстве плотника с ранчо Джона Слейтера. После того как Бака отказался выйти из дома, Хирн выломал дверь и приказал Баке выходить с поднятыми руками. Но вскоре после этого раздались выстрелы: пуля попала Хирну в живот, убив его.
 
Противостояние Баки с ковбоями продолжалось. Число ковбоев, собравшихся с ним на битву, до сих пор является предметом споров: считается, что вместе с присоединившимися к ним сельчанами всего их было около сорока человек, в то время как сам Бака позже утверждал, что их было не меньше восьмидесяти. Утверждается, что ковбои произвели более 4000 выстрелов по дому, где укрылся Бака, буквально изрешетив дырами его глинобитные стены. По невероятному стечению обстоятельств ни одна из пуль не ранила Баку (утверждается, что помещение, в котором он прятался, было ниже уровня пола, что и позволило ему избежать ран).

Во время осады дома Бака застрелил четверых и ранил восьмерых нападавших. После примерно 33 часов и 1000 выстрелов открытого огня битва закончилась, так как Францискито Наранхо убедил Баку сдаться. Когда они уходили, Бака вышел из дома целым и невредимым. В мае 1885 года Бака был обвинён в убийстве плотника с ранчо Джона Слейтера и Бена Хирна. Он был заключён в тюрьму в ожидании суда. В августе 1885 года Бака был оправдан, после того как выломанная дверь в доме Армихо была предъявлена как доказательство. Она имела более 400 пулевых отверстий. Инцидент получил название Бойня во Фриско. По слухам, адвокат Эльфего Баки имел поддельные документы, подтверждающие юридический статус Баки как помощника шерифа, потому как биографы Баки предполагают, что он действительно замещал шерифа в течение непродолжительного времени перед арестом Чарли Маккарти.

Бака официально стал шерифом округа Сокорро и начал готовить обвинительные заключения для ареста нарушителей закона. Вместо того, чтобы приказывать своим депутатам искать и приводить к нему разыскиваемых, он направил каждому из обвиняемых письмо, в котором писал: «У меня есть ордер на ваш арест. Пожалуйста, приходите в участок 15 марта с поднятыми руками. Если вы не сделаете этого, то я пойму, что вы сопротивляетесь аресту, и тогда ничто не удержит меня от того, чтобы застрелить вас, когда я приду за вами». Большинство бандитов сдались добровольно.

В 1888 году Бака стал одним из членов Службы маршалов США. Он служил на этой должности в течение двух лет, а затем стал изучать право. В декабре 1894 года он был принят в коллегию адвокатов и присоединился к юридической фирме в Сокорро, основанной судьёй Альфредом Фриманом. Он занимался юридической практикой на улице Сан-Антонио в Эль-Пасо (Техас) между 1902 и 1904 годами. Бака впоследствии занимал разные должности в государственных учреждениях, в том числе был клерком графства, мэром и начальником школы округа Сокорро, окружным прокурором в Сокорро и Сьерра-Контис.
С 1913 по 1916 годы Бака был официальным представителем США в правительстве Викториано Уэрты, созданном в ходе Мексиканской революции; этот пост Бака заработал, когда подготовил обвинительное заключение по делу о побеге, когда мексиканский генерал Хосе Инес Салазар бежал из тюрьмы. Успешно поддерживаемая адвокатом и политиком из Нью-Мексико Октавианом Ларразоло, репутация Баки среди жителей Юго-Запада США сильно выросла. Когда Нью-Мексико стал штатом в 1912 году, Бака неудачно баллотировался в Конгресс от Республиканской партии. Тем не менее, он по-прежнему был важной политической фигурой из-за его способности «оттягивать» голоса испаноязычного населения. Работая время от времени в качестве частного детектива, Бака также был принят на работу вышибалой в приграничном казино в Сьюдад-Хуарес, Мексика.

Бака тесно сотрудничал с сенатором Нью-Мексико Бронсоном Каттингом , проводя политические расследования. В еженедельной колонке, которую он вёл в местной газете на испанском языке, Бака неизменно отмечал работу Каттинга на благо населения испанских кровей. Несмотря на своё ухудшающееся здоровье, Бака намеревался баллотироваться на пост губернатора, но не смог обеспечить себе выдвижение в качестве окружного прокурора от Демократической партии в 1944 году.

На своё 75-летие Бака дал интервью, в котором сказал, что как адвокат защищал 30 человек, обвинённых в убийстве, и только один из них в итоге сел в тюрьму. В июле 1936 года Джанет Смит провела интервью с Бакой, в котором он сказал: «Я никогда не хотел никого убивать, но если человек замышлял убить меня, то я считал своим долгом опередить его». О Баке сложено множество легенд. Так, по одной из них Бака украл пистолет у знаменитого мексиканского революционера Панчо Вильи, и разгневанный Вилья объявил награду в 30000 долларов за голову Баки...
 
  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Император Юлиан 

19095468_m.jpg

Родился Флавий Клавдий Юлиан в 331 году н. э. Его дедом был император Констанций Хлор, а отцом единокровный брат Константина Великого – родившийся от Феодоры Юлий Констанций. Он был третьим сыном в семье отца. К суровой жизни приучен с пелёнок - мать умерла через месяц после родов, но самое страшное началось, когда Юлиану исполнилось 6 лет.
В 337 году умирает император Константин( да-да, тот самый, перенёсший столицу империи в город имени себя любимого, легализовавший христианство и крещёный при смерти еретиком-арианином). Отец и старший брат Юлиана вместе с другими родственниками и приближёнными обвинены в отравлении покойного и погибли в резне, главной целью которой было обеспечить преемство власти родным сыновьям умершего императора.

Организатору резни Констанцию Второму хватило совести не обвинять ребёнка в заговоре. Пронесло также брата Юлиана, Галла, ( тяжело болел ещё до этих событий). По извращённой логике оба брата были отданы на попечение епископу Никомедии Евсевию, главному лжесвидетелю по делу "отравления" императора Константина. Вот и первая причина стать отступником: каково это, слушать проповеди о христианском милосердии и благочестии от такого человека? Таким он и рос, без родителей, одинокий, окружённый соглядатаями. Предпочитавший книги живым людям.

У Константина Великого было плохо с фантазией, поэтому его сыновей звали Констант, Констанций и Константин. Был ещё Крисп, но не дожил до смерти отца из - за повышенной жажды власти. Пока на востоке Констанций укреплял свою власть, на западе один брат убил другого и сам был убит своим полководцем Магнецием.

И только в этот момент Констанций Второй спохватился: на востоке персы опять армию собирают, в Галлию германские племена лезут, сарматы хотят грабить, Магнеций провозгласил себя императором. Одному явно не справиться, вельможам доверия нет, поэтому надо часть проблем свалить на... Галла. Соправитель имеет веские причины не подчиняться? Соправитель последние 14 лет был по домашним арестом, не имеет ни практических навыков управления, ни своей команды? Срочно отдать ему под управление ему восточные провинции! Но Галл не оправдал возложенных на него надежд. Тяжёлая болезнь не прибавила ему ума, не самое лучшее детство вылилось в жажду мести за поломанную жизнь. Главным его развлечением стал поиск и казнь преступников, настоящих и не очень. Так он мило развлекался, пока не отчекрыжил башку посланнику императора, после чего с ним сделали то же самое.

Следующим познавать прелести медиоланской тюрьмы привели Юлиана. Подковёрная борьба за спиной императора длилась долгих семь месяцев, в итоге двоюродный брат смог произвести на дядю впечатление "философ не от мира сего" и был отправлен в Афины. Вдали от военных тревог и придворных интриг, в окружении философов того времени, это были, пожалуй, самые приятные полгода жизни Юлиана. Но Констанций снова решил наступить на одни и те же грабли и назначил последнего родственника правителем всех провинций империи севернее Альп. Герою этого повествования опять пришлось прибыть ко императорскому двору, вызвать бурное веселье местных острословов своим бомжеватым внешним видом, получить в жены двоюродную сестру и в 24 свой день рождения стать официальным соправителем. Что интересно, первой женой Констанция II была родная сестра Юлиана. Впрочем, оба брака были бездетными.

Предшественник Юлиана на этой должности, Клавдий Сильван пал жертвой не варваров, а интриги. Его противники передали Констанцию поддельные письма с компроматом. Силами друзей подлог был раскрыт, только Сильвану об этом сообщить не успели, он поднял восстание и был убит через месяц.

Юлиану повезло больше. От соглядатаев он скрывался в многочисленных походах( три переправы через Рейн). Здесь он научился командовать, ладить с подчинёнными( ест то же, что и простые бойцы, одевается просто, беда, правда, не пьёт, зато язык подвешенный). Но главной причиной народной любви было серебро. Рейн был поделен германскими племенами и каждый вождь устраивал гоп-стоп всем мимо проплывающим. В предыдущие неспокойные времена римляне предпочитали платить, Юлиан навёл порядок на реке и серебро осело у солдат. Так прошло пять лет.

360 год н. э. Констанций Второй ведёт очередную войну с Персией и приказывает соправителю направить большую часть войск на восток. Подчиниться приказу означало оставить собственные земли без защиты, отказ - бунт. Сами солдаты тоже не горели желанием бесславно помереть в хрен знает какой уже по счёту войне Рима и Персии. Поэтому торжественные проводы переросли в провозглашение нового императора. Попытки решить всё мирным путём провалились. Две армии уже маршировали навстречу друг другу, когда Констанций Второй умер. Перед смертью он назначил своего противника новым властителем империи. В 361 году Флавий Клавдий Юлиан стал императором.
На момент смерти у Константина Великого было три брата, пять племянников и три сына. После нескольких гражданских войн выжил один Юлиан.

19095477_m.png

 

В декабре 361 года Юлиан вступил в Константинополь. В отличие от своего предшественника, новый правитель не стал убивать своих противников без разбора
Если предыдущие правители удовлетворяли своё тщеславие массовыми празднествами, показной роскошью и большим количеством придворных, то Юлиану нравилось демонстративное презрение к материальным ценностям и простым удовольствиям. Он первым делом разогнал большую часть прислуги. Ни один император, ни до, ни после не обходился подданным так дёшево. По городу он передвигался пешком, в сопровождении императорского паланкина (чтобы граждане не перепутали государя и бомжа). К массовым спортивным мероприятиям интереса не проявлял, лучшим отдыхом считал перемену занятий. Сюда же можно добавить прохладное отношение к сексу, единственным партнёром была его жена/двоюродная сестра и после её смерти никто не делил с ним ложе. Бедные царедворцы! Попробуй, подбери рычаги давления на этого человека.

Главной же страстью нового правителя стала религия. Сделаю небольшое лирическое отступление, чтобы ознакомить читателя с ситуацией на середину 4 века н.э.

В 324 году Константин Великий издал Миланский эдикт, давший христианам возможность свободно исповедовать свою религию. Империи требовалась новая религиозная система и христианство с его первородным грехом/искуплением(читай, ты виноват с рождения, молись до самой смерти), мазохизмом, возведённым в добродетель и острой нетерпимостью к другим религиям могло послужить неплохой основой государственной власти. Однако, вышедшие из подполья епископы первым делом начали выяснять, чья вера самая правильная. Охреневший от такого развития событий Константин собрал в 325 году Вселенский Собор в Никее, принявший единые символы веры(крест стал общепризнанным символом христианства) и осудивший неправильных христиан. При преемниках Константина верх наоборот взяли ариане(осудившие на своём соборе символы никейские символы веры). На уровне законодательства никто не запрещал философам рассуждать о неоплатонизме, митраистам резать быков, весталкам хранить девственность30 лет а потом трахаться во славу Исиды. Но власть сосредотачивалась в руках христиан, звание епископа выглядело так же круто, как депутатские корочки в современной России( и точно так же продавалось и покупалось). Захват понравившихся храмов язычников, казни еретиков, постоянный передел власти, именно в этих условиях Юлиан решил проводить свою религиозную политику.

Прозвище "отступник" Юлиан заработал за эдикт, устанавливающий, как бы сейчас сказали, религиозный плюрализм. Христианам было отказано в привилегиях, их стали оттирать от власти, запретили преподавать риторику и грамматику, вежливо попросили вернуть незаконно захваченные храмы. Внезапно выяснилось, что без поддержки государства христианство начало снова дробиться на всяких донатистов, новациан, евномиан, и прочих македонийцев.
Что же касается религиозных воззрений самого Юлиана, то здесь единого мнения нет. Одни приписывают ему уничтожение жертвенных быков стадами, другие оторванную от жизни философию. Внесу свой посильный вклад в кучу теорий.

Как уже было сказано, с детства Юлиан находился на попечении епископа Евсевия, человека, далёкого от христианских идеалов. Во время взросления он достаточно хорошо ознакомился с изнанкой христианства, досыта насмотрелся на разборки никейцев и ариан. Отвращение у него вызывало не учение как таковое, а построение новой религиозной системы. Обзывание политических конкурентов еретиками и их последующее сжигание, религиозный фанатизм и массовая промывка мозгов. В своём произведении "Цезари" Юлиан из всех правителей выше всего ставил Марка Антония, потому что тот руководствовался философией, когда как остальные государи действовали ради славы, власти, наслаждения. Сам отступник со своей компанией философов действительно не нуждался в религии, был выше этого. Беда в том, что он своих поданных судил по себе.

Вернувшийся из похода Юлиан был бы вынужден делать ту же самую систему. Строгая иерархия, формализованные обряды, истребление несогласных, огромное священное писание, пропитанное взаимоисключающими параграфами, монастыри с трудовыми нормами, распорядком дня и зомбированием при помощи недоедания, недосыпания и многочасовых молитв... Религия всего лишь соответствует уровеню развития общества.

Но, увы. Религиозные тонкости были пропагандистским прикрытием реальной борьбы за власть, деньги, паству. За тридцать лет религиозная система христианства плотно срослась с правящим классом империи. Своими эдиктами Юлиан переступил дорогу слишком многим. Попросил вернуть награбленное, вернул из ссылки слишком много христианских епископов со своим пониманием христианства, которые сразу же бросились отбивать паству у ариан. Противников много, а кто за? Маленькая команда сторонников из Галлии с нулевым влиянием на столицу? Философы, которым безразлична мирская жизнь? Слабоорганизованные последователи старых верований? Да и сам правитель не учёл опыт своего дяди, и едва воцарившись, рванул с места в галоп. Слишком мало силы для таких коренных изменений.

Нет ничего удивительного, что Юлиан предпочёл тяжести войны жизни в столице. Громкая победа над Персией могла дать ему славу, авторитет и возможность усидеть на троне. Войны между двумя государствами происходили постоянно, ни одна из сторон не могла одержать верх. Благоприятное для боевых действий время длилось около полугода, агрессор за это время успевал взять пару крепостей, терял их в неблагоприятное время и на следующий год всё повторялось заново. Благодаря грамотному подходу к организации передвижения армия римлян добралась до столицы Ктесифона, взять город с ходу не смогла. Дальнейшие действия выглядят как откровенный бред: Юлиан отказался от осады города(до него Ктесифон брали трижды), сжёг припасы и рванул вглубь вражеской территории, надеясь непонятно на что. Ничем хорошим эта идея не закончилась, страдающая от голода, жары и налётов персидской кавалерии, римляне отступали ни с чем. В один из таких июньских дней Юлиан бросился в гущу боя без доспехов, получил дротик в печень, обрезал пальцы, пытаясь его вытащить и умер около полуночи, проведя остаток жизни в философских размышлениях. Его преемник то ли был обманут персами, то ли так сильно рвался властвовать, что в итоге обменял свободный выход армии на пять провинций.


Юлиан не обладал гением Юлия Цезаря, мудростью и манипулятивными способностями Октавиана Августа или здравым реализмом Траяна. Но даже фанатичные христиане вынуждены с прискорбием сознаться, что Юлиан Отступник любил своё отечество, находил удовольствие в исполнении своих обязанностей и был достойным правителем .
Солид (золотая монета) Юлиана Отступника.
354672_640.jpg
 
  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Пабло Эскобар

19064241_m.jpg

Он был до ужаса богат, и, наверное, вы даже не представляете, насколько гигантским было его состояние.

Если верить изданию The Daily Beast, на пике своей мощи его состояние составляло больше 30 миллиардов долларов. 
До неприличия большая сумма, и мы здесь, в России, не можем адекватно её представить.

Журнал Forbes в 1989 году поставил Эскобара на седьмое место в списке самых богатых людей мира. Сегодня он бы занял 18 место. Но тут вот какая штука. Состояние человека оценивается по стоимости имеющихся у него в распоряжении акций и долей компаний, объёму счетов в банках и пр., а у Эскобара была наличка. ОЧЕНЬ МНОГО налички. Поэтому сравнение будет не очень корректным.

Наличных денег было так много, что картель (о нём чуть позже) тратил $2500 в неделю только на резинки, которыми перевязывали пачки денег. Так много, что он как-то сжёг в костре два миллиона долларов, чтобы согреть свою дочь. Так много, что хранить деньги было негде, и картель стал сначала складировать их в заброшенных зданиях, а потом и вовсе закапывать. Эскобар даже стал снимать с бухгалтерского учёта по 10% месячных доходов просто потому что купюры сжирали крысы или повреждала вода. А это, на секундочку, два миллиарда долларов в год – и всем было наплевать.

Откуда же брались такие золотые горы? Наркотики. Медельинский картель, основанный Эскобаром, был огромной организацией по производству и сбыту кокаина. Какое-то время картель даже владел (конечно, неофициально) целым островом на Багамах, и использовал его как перевалочный пункт. Там была взлётно-посадочная полоса для самолётов, делавших ежедневные «рейсы» в США и обратно. Собственно говоря, каждый день совершалось 5-7 таких полётов. У картеля даже было две подводных лодки. Суммарно в день контрабандой перевозилось 15 тонн кокаина – на секундочку, 80% от мирового трафика.

Доходы были чудовищными. В день картель зарабатывал 60 миллионов долларов, а в год – 22 миллиарда. Опять же, неприличные суммы.

Даже 22 миллиарда долларов – это примерно 1 274 625 000 000 рублей. Триллион с четвертью рублей. При зарплате в 30 000 среднестатистическому россиянину придётся работать (а ещё не платить по счетам, не есть, не пить и не развлекаться) 42 с половиной... миллиона лет. А ещё это два с половиной миллиона Lada Granta.

И кстати, это примерно ВВП Эстонии. Или ВВП Грузии, Киргизии и Гамбии вместе взятых.

А ведь сам Эскобар имел 30 миллиардов, это примерно столько же, сколько сейчас зарабатывает в год Subaru, и больше, чем годовая выручка McDonalds или даже Facebook!

Конечно, это богатство (или благотворительность, ведомая картелем) не могло скрыть или как-либо очистить совершённые преступления.

Медельинский картель был ответственен за 3500 убийств, 500 из которых – полицейские города Медельин. Сам же Эскобар был убит 2 декабря 1993 г., и его детище умерло вместе с ним.

Или нет. Картели были и до Эскобара, и есть сейчас. До 2011 года Колумбия была крупнейшим производителем кокаина. Колумбийцы до сих пор используют разнообразные способы (в том числе и подводные лодки!) перевозки наркотиков, но государство с переменным успехом им противостоит

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Как сказала бы моя бабушка, увидев это фото: 
- Какой приятный молодой человек!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Во Нгуен Зиап

19021444_m.jpg

"Пропагандистская бригада" – 34 босоногих оборванца, тридцать один мужчина и три женщины, вооруженные винтовками времен русско-японской войны, кремниевыми ружьями, двумя револьверами и ножами. Так было положено начало армии, сумевшей впоследствии разбить регулярные японские, французские и американские части. И на протяжении тридцати пяти лет этой армией командовал «Красный Наполеон» – Во Нгуен Зиап.

Нгуен Зиап пережил практически всех своих противников и еще при жизни стал вьетнамской национальной легендой. Во Вьетнаме его прозвали «Заснеженный вулкан» – поскольку этот спокойный, уравновешенный и хладнокровный человек мог в критические моменты «взрываться» кипучей яростью. В 1968 году журнал Time называл его «опасным и коварным врагом… стратегом такого масштаба, что американские военные специалисты нередко сравнивали его с немецким маршалом Роммелем». «Красным Наполеоном» его называли французские генералы, хотя Нгуен Зиап и не был профессиональным военным – его военной академией, по его же собственным словам, «был лес». Когда Хо Ши Мин отправил Нгуен Зиапа организовывать армию «с нуля», тот сначала запротестовал: «Я никогда не брал в руки оружия. Я владею пером, но не мечом». Тем не менее, именно ему пришлось стать одним из величайших военачальников XX века.

Нгуен Зиап родился 25 августа 1911-го года, в центральновьетнамской провинции Куангбинь, в крестьянской семье среднего достатка. Его родная деревня Анкса – несколько соломенных и бамбуковых хижин. Согласно его воспоминаниям, учитель в начальной школе избивал его бамбуковой палкой за невыученные уроки. В 12 лет он провалил экзамены в среднюю школу в городе Хюе и смог поступить туда лишь через год – со второй попытки. И там, в средней школе, 14-летний мальчишка знакомится с книгой, которая серьезно повлияет на всю его дальнейшую жизнь и на историю юго-восточной Азии в целом. Это была работа «Колониализм перед судом истории», автором которой был Хо Ши Мин. Однако вскоре его исключают из школы за организацию забастовки в поддержку несправедливого обвиненного ученика.
Нгуен Зиап подрабатывает тем, что пишет статьи в либеральные и социал-демократические издания. В 1930-м он участвует в антиколониальном восстании, после разгрома которого оказывается в тюрьме, где и знакомится со своей будущей женой. Выйдя на свободу, он вступает в Коммунистическую Партию Индокитая и вскоре становится одним из ближайших друзей и соратников Хо Ши Мина. 
В 1934-м году он окончил Ханойский университет и начал работать преподавателем французского языка в частном лицее. В 1939-м он женился на Минь Тай, с которой познакомился в тюрьме, – но уже через четыре месяца ЦК Компартии посылает его в Китай, где в то время скрывается Хо Ши Мин. Вскоре после его отъезда французские власти бросают в тюрьму его жену, где она и погибает под пытками. Престарелый отец Нгуен Зиапа, участвовавший в антиколониальном восстании еще в XIX-м веке, тоже погибает во французской тюрьме, куда он попал за отказ публично отречься от сына. В тюрьмах и под пытками погибли новорожденный ребенок Нгуен Зиапа, две его сестры, целый ряд дальних родственников и даже просто знакомых семьи. «Он носит в сердце раны, которые не залечивает даже время» – скажет впоследствии о «Красном Наполеоне» его дочь.

Весной 1941-го года Хо Ши Мин и Нгуен Зиап возвращаются во Вьетнам, и в глухой деревне Пак Бо созывают ЦК Вьетнамской Компартии и объявляют о создании боевой организации «Вьетминь», целью которой была борьба против колонизаторов и «шакалов», сотрудничавших с колониальными властями. По заданию Хо Ши Мина Нгуен Зиап в 1941-м году отправился в горы северного Вьетнама, чтобы создать там первую партизанскую группу. Почти четыре года Нгуен Зиап живет в пещере, питаясь в основном «корешками и плодами», и обходит окружающие деревни, собирая первый партизанский отряд.

Уже вскоре та самая «Пропагандистская бригада» из 34 партизан заключает союз с Чху Ван Таном – лидером партизанской группы народа тхо – одного из племен северо-восточного Вьетнама. На Рождество 1944-го года они совместными усилиями захватили французский военный блокпост – и, завладев оружием, сформировали первый батальон вьетнамской национальной армии. А в 1945-м году Вьетнам оккупировали японские войска и США стали поставлять оружие партизанам, боровшихся с японцами. И в середине 1945-го года уже десятитысячная армия вьетнамских партизан начала наступление, вытесняя японцев из страны. Войска Вьетминя молниеносно занимают города и 2-го сентября 1945-го года в освобожденном Ханое Хо Ши Мин провозглашает независимость Вьетнама. Министром обороны новой республики становится Нгуен Зиап.
19021468_m.jpg

Однако в освобожденную страну вернулись 
французские колониальные войска. Нгуен Зиап силами двух батальонов два месяца удерживает Ханой, пока в джунгли эвакуируют промышленные предприятия и основную массу бойцов Вьетминя. В конце 1940-х генерал Зиап организует целую серию внезапных атак на французские гарнизоны. Его основная тактика – изматывать противника постоянными и длительными преследованиями партизан в джунглях, где те «растворялись» без следа, уведя противника достаточно далеко от его базы.
Нгуен Зиап советовал постоянно менять тактику – не давать противнику привыкнуть к определенному стилю действий. При бомбардировках и артобстреле его партизаны зачастую не уходили вглубь леса, а бросались к позициям противника – вступая в ближний бой, и компенсируя тем самым техническое превосходство противника.

В конце сороковых годов Нгуен Зиап формирует в дельте Красной реки пять пехотных дивизий, которые и нанесли французским колониальным войскам сокрушительное поражение в легендарной битве при Дьенбьенфу – в сражении, которое сейчас изучают в военных академиях. Плохо обученная армия вьетнамских крестьян, обутая в сандалии, вырезанные из автомобильных покрышек, сумела втайне по горным тропам по запчастям перенести к месту боя свою артиллерию. В то время как некоторые части Вьетминя имитировали наступление в другом районе, отвлекая силы противника, артиллерия Вьетминя обрушила ураганный огонь на осажденный французский гарнизон, где находились элитные парашютные части Иностранного легиона, укомплектованные бывшими солдатами Ваффен СС. И после 54-дневной осады французы были вынуждены поднять белый флаг.

Поражение в Дьенбьенфу и капитуляция французских войск привели к подписанию Женевских соглашений 1954-го года, согласно которым Вьетнам был разделен на две части – Северный и Южный, которые должны были воссоединиться после проведения всеобщих выборов. Однако в Южном Вьетнаме, где к власти пришел диктатор Нго Динь Зьем, на место французской колониальной администрации сразу же пришли военные советники США. После отказа проводить выборы в Южном Вьетнаме и начавшихся репрессий против левых активистов, в южной части страны был сформирован Национальный Фронт Освобождения Южного Вьетнама, более известный под названием Вьетконг. В 1956-м году Северный Вьетнам стал оказывать помощь партизанам Вьетконга, и здесь уже проявились другие таланты Нгуен Зиапа. Он планировал и руководил операцией по строительству знаменитой «Тропы Хо Ши Мина», по которой осуществлялась доставка помощи и подкреплений партизанам Вьетконга. Огромная сеть закамуфлированных транспортных путей, общей протяженностью около двадцати тысяч километров. проходила преимущественно по территории Лаоса и Камбоджи. А в горах были вырыты многоуровневые пещеры, в которых располагались базы снабжения, казармы и лазареты.
19021493_m.jpg

В 1964-м году США официально вступили в войну – предлогом стал инцидент в Тонкинском заливе, где северовьетнамские катера, якобы, атаковали два американских эсминца, «мирно» проводивших учения у берегов Северного Вьетнама. Впоследствии в 1995-м году бывший противник Нгуен Зиапа - министр обороны США Макнамара при личной встрече спросит бывшего министра обороны Северного Вьетнама: «Что же все-таки произошло той злополучной ночью»? «Абсолютно ничего» – ответит Нгуен Зиап.

Как бы то ни было, но повод был найден, и США вступила в войну, которая поначалу казалась американским военным легкой и скоротечной. «Американские империалисты хотят закончить войну побыстрее. Воевать в затяжной войне для них равносильно поражению. Их моральные качества «ниже травы». А освободительные войны требуют времени – очень много времени. Американцы не понимают, что наши солдаты повсюду и нас нельзя застать врасплох», – говорил вьетнамский военачальник. Вопреки мнению большинства членов своего штаба, Нгуен Зиап был противником крупных сражений, предпочитая изматывать противника мелкими, но постоянными стычками. Своей основной задачей он считал не разбить армию в прямом сражении, а деморализовать ее, не давая ни минуты покоя, вынуждая каждого солдата вражеской армии быть в постоянном нервном напряжении – в ожидании нападения в любой момент и отовсюду.

У нас, конечно, не было достаточно сил, чтобы изгнать полумиллионную американскую армию из страны, но и не это было нашей основной задачей – мы должны были сломить волю американцев и заставить их прекратить войну», – говорил он в интервью историку Стэнли Карнову в 1990-м году. При помощи Советского Союза генерал Зиап разработал систему воздушной обороны, которую американские военные признали второй по сложности после системы НАТО. И 30-го января 1968-го года войска Северного Вьетнама и партизаны Вьетконга перешли в широкомасштабное наступление по всей территории Южного Вьетнама, вошедшее в историю как Тет («Новогоднее») наступление. И хотя, понеся огромные потери, они были вынуждены оставить захваченные позиции и отойти от Сайгона, само наступление Тет произвело колоссальный эффект – в США, Австралию, Южную Корею стали массово поступать гробы погибших военнослужащих, что резко усилило антивоенные настроения в этих странах.

После этого Нгуен Зиап организовывал преимущественно мелкие, но постоянные атаки на американские базы. Американские военные вынуждены были перейти к постоянной обороне. «Переход к обороне – это практически всегда начало поражения» – говорил Нгуен Зиап. Он был противником позиционной, «окопной» войны, требующей заградительных сооружений и «закрепления на местности». Он требовал от своих бойцов постоянно находиться в движении, постоянно менять позиции и наступать в тыл противника даже в то время, когда противник ведет наступление. По свидетельствам офицеров его штаба, он весьма критически относился даже к такому понятию, как линия фронта.

И в 1973-м году США были вынуждены вывести войска из Вьетнама, потеряв 58 000 человек убитыми. Южновьетнамский режим продержался еще два года, и в 1975-м Вьетнам был объединен – танк армии Северного Вьетнама протаранил ворота американского посольства в Сайгоне, в то время как последние сотрудники посольства и американские советники спешно эвакуировались с крыши здания на вертолете. «Тридцатого апреля 1975-го года рабы стали свободными, – сказал в те дни Нгуен Зиап – это был самый счастливый день в моей жизни».

После объединения Вьетнама Нгуен Зиап продолжал занимать пост министра обороны, хотя реальное командование армией осуществлял уже генерал Ван Тиенг Зун. В 1978-м году вьетнамская армия, вопреки советам Нгуен Зиапа, вошла в Камбоджу и свергла режим Пол Пота и «красных кхмеров». Однако в следующем 1979-м году во Вьетнам вторглась китайская армия, которая, несмотря на многократное численное превосходство, встретила ожесточенное сопротивление сил вьетнамского народного ополчения. После отступления китайских войск, в 1980-м году, Нгуен Зиап ушел с поста министра обороны, а в 1982-м он был выведен из состава Политбюро. За тридцать пять лет постоянных войн с японскими, французскими, американскими и китайскими войсками вьетнамская армия потеряла более миллиона солдат и офицеров убитыми (не говоря уже миллионах жертв среди мирного населения). В 1980-90-е Нгуен Зиап преимущественно пишет книги – в том числе, работу «Мы победим» и книгу «Народная война и народная армия» – практическое руководство по организации герильи. Его дочь Хонг Анх Во, автор «Теории параметрического воздействия электромагнитного излучения большой мощности на твердое тело», стала физиком-ядерщиком и в 1987-м году получила в СССР премию Ковалевской за особый вклад в науку.

В 1990-е годы Нгуен Зиап нередко выступает с критикой коррупции вьетнамского руководства. А в 2007-м 97-летний военачальник участвует в экологических протестах – активно критикует правительственные планы по масштабной добыче бокситов в центральном Вьетнаме, которые, по его словам, могут привести к экологической катастрофе в регионе. В свои 98 лет с трудом передвигавшийся генерал принимает посильное участие в кампании против сноса исторических зданий и застройки центра Ханоя.
19021546_m.jpg
Последние годы он жил в загородном доме, украшенном портретами Маркса, Ленина и Хо Ши Мина, где принимал многочисленных гостей и охотно давал интервью. В интервью 2004-го года он предсказывал полный провал американской войны в Ираке. В связи с его смертью американский сенатор Маккейн написал в Твиттере: «Ушел генерал Нгуен Зиап – отличный военный стратег, который как-то сказал, что мы, американцы, были для него достойным врагом». На многих книгах Нгуен Зиап ставил автограф: «Во Нгуен Зиап, генерал мира» (General of Peace). А в одном из последних интервью он признался: «Вообще-то я никогда не хотел быть военным – я хотел быть просто преподавателем – философии или истории».

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

"Маленький человек " из блокадного Ленинграда

Дмитрий Сергеевич Иванов, так его звали. Прямо, как современного видеоблогера. Но только, тот Дмитрий Сергеевич не был известен. Не обладал, какими-то выдающимися талантами. Это был обычный человек. Но этот обычный человек, совершил невероятно необычный поступок. Стоит отметить, что по должности он был – хранитель риса. Он работал во Всесоюзном институте растениеводства. И да этот институт находился в Ленинграде. И ещё, на дворе была война…

19853143_m.png

Война. Самая страшная за всю историю человечества. С запада и юга немецкие войска плотным кольцом обхватили Ленинград, финны заблокировали нашу Северную столицу с севера. Изнутри действуют диверсанты и потерявшие всякую совесть преступники, которые обворовывают народ, наедая себе круглые, наглые хари. Нам никогда и ни за что не понять, насколько ужасен голод. Мы можем лишь отдалённо почувствовать это, читая страшные записи маленькой девочки – Тани Савичевой. Особенно чудовищны три последние листочка.

Людям было нечего есть. Люди голодали и умирали. Люди погибали под обстрелами. Люди замерзали насмерть. Люди ели собак и кошек. Люди ели клей и кожаные ремни. Люди ели друг – друга. Трупы лежат на улицах и некому их убирать. А в кабинете Дмитрия Сергеевича лежали нетронутые пакеты с рисом, тысячи небольших пакетов. Разные сорта. Разная всхожесть. Разная засухоустойчивость. Разные страны происхождения. Собственные, советские гибриды и сорта.

Не пропало ни одного зерна. Казалось бы, ну что тебя может остановить? Причём здесь уникальность этого материала? Что тебе в этих разных сортах одинаковых белых зёрнышек? Спиши на кражу. Спиши на пожар. Укради немного и поешь. Придумай, что-нибудь. Кому ты поможешь? Посмотри в окно – город умирает! Никому уже нет дела, ни до тебя, ни до твоей науки! Но Дмитрий Сергеевич сберёг всё. И в январе 1942 года, умер от голода.

И самое интересное, что никто из сотрудников института не замарал себя кражей или предательством, и не один Иванов заплатил своей жизнью за сохранение коллекции. Западные журналисты не могли понять мотивов этих людей, один из них вопрошал: « Чем руководствовались эти люди? Русский дух? Самопожертвование? Желание сохранить материальные ценности?»

19853185_m.jpg

Нет, Дмитрий Сергеевич не сжимал крепкими руками ППШ. Нет, он не бросался в безнадёжную рукопашную, пытаясь убить хотя бы одну фашистскую сволочь. Нет, он не глох от артобстрелов. Не получал пулю в живот. Нет. Его подвиг не был подвигом на острие яркой борьбы с захватчиком. Его подвиг был мал и тих. Но, чёрт возьми, получится ли у кого-нибудь из нас повторить его? Что касается меня лично, то у меня кишка тонка для такой самоотречённости и не хватит моей душонки для такой веры в своё дело. Рядом со многими современными людьми этот небольшой человек кажется настоящим исполином духа. Помните, как у классика написано?


Да, друг, по миру тесному шагает
Колосс, а мы, ничтожные людишки,
У исполинских ног его снуем
И для себя могил бесславных ищем.

  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Абсолютный чемпион из концлагеря - Виктор Чукарин

 

a926b55804fb.jpg

Он был очень молчаливым и редко улыбался. О прошлом никогда не говорилм… Человека, прошедшего через семнадцать фашистских концлагерей, узника номер 10491, выжившего и в Бухенвальде, и на «барже смерти», чтобы после всего этого стать семикратным олимпийским чемпионом и одним из величайших спортсменов планеты! 

В постсоветский период в западноукраинском Львове прошла целая кампания по переименованию улиц, чьи названия связаны с «наследием русских оккупантов». Досталось всем — и советским полководцам, и классикам русской литературы. 

Среди тех немногих названий, на которые до последнего времени у националистов не поднималась рука, есть улица Чукарина. 

Люди любят потакать своим слабостям, жалеть себя, и при любом удобном случае готовы заявить: «У меня больше нет сил». Жизнь Виктора Ивановича Чукарина — это немой укор всем, кто лелеет слабость собственного духа. 

Витя Чукарин родился в ноябре 1921 года на юге Донецкой области, в селе Красноармейское, в семье донского казака и гречанки. Семья вскоре после рождения сына перебралась в Мариуполь, где Витя и пошёл в школу. 

В той школе работал учителем Виталий Поликарпович Попович, искренне влюблённый в спортивную гимнастику. Свою страсть он прививал своим ученикам, в том числе и маленькому Вите Чукарину. 

Увлечение набирало силу — после окончания школы Чукарин учился в Мариупольском металлургическом техникуме, продолжая серьёзно заниматься гимнастикой. Затем молодой парень, почувствовавший, что увлечение становится делом всей жизни, перевёлся в Киевский техникум физкультуры. 

В годы «большого террора» беда не обошла и семью Чукариных — арестовали отца Виктора. Домой вернуться ему было не суждено... 

Сын за отца не отвечает — по счастью, этот принцип сработал в отношении Чукарина-младшего. Он продолжал учиться и заниматься гимнастикой, в возрасте 19 лет завоевав титул чемпиона Украины и получив звание «Мастер спорта СССР». 

Честолюбивый спортсмен мечтал об успехе на чемпионате СССР, но чёрный июнь 1941 года изменил жизнь Виктора Чукарина так же, как и жизнь десятков миллионов других советских людей. 

Война для 20-летнего добровольца Виктора Чукарина, бойца 1044-го полка 289-й стрелковой дивизии Юго-Западного фронта, получилась непродолжительной. В бою под Полтавой он был ранен и контужен и оказался в плену. 

В концлагере Занд-Бюстель его имя заменили на номер «10491». И начался ад, растянувшийся на долгих три с половиной года. 

Он прошёл через 17 немецких концлагерей, включая Бухенвальд, через непосильный труд, болезни, голод, когда каждый день мог стать последним. 

Кто-то, не выдержав мучений, сам бросался на колючую проволоку под высоким напряжением, кто-то покорно ждал своей очереди в газовую камеру. А Витя при каждой возможности пытался заниматься гимнастикой, подсматривал упражнения у немецких надзирателей — спортивная гимнастика до войны была культовым видом спорта в Германии, и спортсмены этой страны считались сильнейшими в мире. 

Последние месяцы войны Виктор Чукарин провёл в лагере на самом севере Европы. В первых числах мая 1945-го, когда уже пал Берлин, узников лагеря загнали на баржу и вывезли в море. От заключённых, свидетелей гитлеровских злодеяний, немецкое командование приказало избавиться. Но то ли исполнители не решились взять на свои души ещё один тяжкий грех, то ли просто спешили спасти собственные шкуры, однако топить баржу не стали. 

Переполненное измученными узниками судно, носившееся в море по воле волн, перехватил английский сторожевик, спасший их от смерти. 

Виктор Чукарин на Играх в Хельсинки. В этот момент он еще не знает, что через несколько часов станет абсолютным олимпийским чемпионом. 

Когда Виктор вернулся домой, это был не бравый атлет, а человеческая тень. Скелет, обтянутый кожей, с глазами глубокого старика, не узнала даже родная мать. Только шрам, оставшийся на голове с детства, убедил женщину, что перед ней действительно её сын. 

«Доходяге» весом в 40 килограммов нужно было думать не о спорте, а о восстановлении здоровья — так считали все, включая друзей Виктора. 

Но сам Чукарин полагал иначе. Он решил продолжить учёбу и, не сумев поступить в Киевский институт физкультуры, поступил в аналогичный вуз, только что открывшийся во Львове. 

Постепенно он набирал форму. На первом послевоенном чемпионате СССР по спортивной гимнастике в 1946 году он занял 12-е место. Для человека, за год до этого находившегося между жизнью и смертью, это был огромный успех, но у Чукарина были совсем иные цели. 

Годом спустя на аналогичном турнире он становится пятым, а в 1948 году 27-летний Виктор Чукарин впервые становится чемпионом СССР. Спустя год спортсмен завоёвывает звание абсолютного чемпиона страны и сохраняет этот титул ещё в течение двух лет. 

Мечта исполнена, тебе уже 30, за плечами лагерные муки и изнурительные тренировки, пора найти занятие поспокойнее? 

Ничего подобного. У Виктора Чукарина появляется новая цель — Олимпиада. 

В 1952 году на Играх в Хельсинки сборная СССР впервые присоединяется к олимпийской семье. На новичков смотрят со смесью любопытства и придирчивости — могут ли эти парни и девушки из страны товарища Сталина тягаться с лучшими атлетами мира? 

31-летний Виктор Чукарин даже по куда более мягким, чем сейчас, меркам послевоенной гимнастики считался ветераном. Дебютант и ветеран в одном флаконе — забавное сочетание. 

Но Чукарину было не до забав — нужно было доказывать всему миру свою спортивную состоятельность и состоятельность страны, которую он представлял. 

У Чукарина, как у истинного героя, была своя «ахиллесова пята» — вольные упражнения, в которых мощный атлет смотрелся не слишком выгодно. Сбой Чукарина в вольных упражнениях на Олимпиаде в Хельсинки осложнил борьбу сборной СССР за золотую медаль, а самого Чукарина — за абсолютное первенство. 
2e2db8bef74b.png
Но в трудные минуты он умел собираться максимально. Итогом выступления стала золотая медаль в командном зачёте и победа Виктора Чукарина в абсолютном первенстве. 

К этому успеху Виктор добавил «золото» за упражнения на коне и в опорном прыжке, а также два «серебра» — за упражнения на кольцах и на брусьях. 

Из Хельсинки 31-летний Чукарин возвращался в ранге четырёхкратного олимпийского чемпиона. 

Он, как никто, имел полное право почивать на лаврах. Он, как никто, заслужил это. 

Но люди той эпохи были сделаны из какого-то особо сплава мужества, стойкости и воли. 

Виктор Чукарин остаётся в гимнастике, и в 1954 году становится трёхкратным чемпионом мира. 

На Олимпиаду в Мельбурне 1956 года 35-летний ветеран Чукарин едет с одной целью — сражаться за победу. 

А сражаться было с кем. Команда Японии во главе с Такасио Оно в Мельбурне поразила всех своим стремительным прогрессом. За «золото» в командном первенстве развернулась яростная схватка, но сборная СССР сумела отстоять первое место. 

Ещё драматичнее развивались события в борьбе за абсолютное первенство. Оно был просто великолепен, а партнёры Чукарина один за одним выбывали из борьбы. Когда в упражнении на брусьях японец получил оценку 9,85 балла, большинство решило, что победа достанется ему. 

Единственным, кто мог превзойти Такакси Оно, оставался Виктор Чукарин. Для этого ему нужно было получить оценку не ниже 9,55 балла в последнем упражнении. Балл не запредельный, но дело в том, что оставались у Чукарина... вольные упражнения, его вечная «ахиллесова пята». 

Эта жизненная драма — готовый сценарий для оскароносного фильма. Замерший зал, застывший в напряжении соперник, и Чукарин, под прицелом взглядов арбитров выполняющий, возможно, самое сложное упражнение в своей карьере. 

Он отработал на ковре без грубых ошибок, и все взгляды устремились на табло. И когда там появилась оценка 9,55 балла, Виктор Чукарин бросился в объятия товарищей по команде, не скрывая слёз. 

А потрясённый Оно сказал журналистам: «У этого человека невозможно выиграть. Просчёты действуют на него лишь как призыв к новым попыткам». 

За всю историю олимпийских турниров по спортивной гимнастике лишь трём спортсменам удавалось дважды стать абсолютными олимпийскими чемпионами — итальянцу Альберто Бралье, японцу Савао Като и Виктору Чукарину. Но ни итальянец, ни японец не пережили того, что пережил на пути к своему успеху советский спортсмен. 

К «золоту» Мельбурна в команде и абсолютном первенстве Виктор Чукарин добавил «золото» на брусьях, а также «серебро» в вольных упражнениях и «бронзу» в упражнениях на коне. 

Итого 11 олимпийских наград, включая семь золотых медалей. 

На сегодняшний день история Олимпиад насчитывает почти 120 лет. За это время лишь 17 спортсменов сумели завоевать 7 и больше золотых олимпийских медалей за карьеру. Из отечественных атлетов превзойти Чукарина удалось лишь гимнастке Ларисе Латыниной (9 золотых наград), повторить — гимнастам Борису Шахлину и Николаю Андрианову. 

Но нет больше в истории мирового спорта атлета, который сумел завоевать семь золотых наград Олимпиады, имея за плечами 17 концлагерей и утлую баржу с обречёнными на смерть людьми. 

В 1957 году Виктор Иванович Чукарин был награждён орденом Ленина. 

После окончания спортивной карьеры он перешёл на тренерскую работу, однако достичь тех успехов, которые были у него самого, ученики Чукарина не смогли. 

Он всегда был немногословным, не любил вспоминать о том, что выпало на его долю, не искал сочувствия, переживая беды и неудачи в одиночку. 

В последние годы жизнь его сосредоточилась вокруг кафедры Львовского института физкультуры, где он преподавал. 

Виктора Ивановича Чукарина не стало 25 августа 1984 года. На его похороны во Львов съехались друзья, товарищи по команде, ученики. 
450px-46-101-3169_%D0%9C%D0%BE%D0%B3%D0%
Но годы идут, а спортивная слава не вечна. Сегодня о Викторе Чукарине помнят лишь любители гимнастики со стажем. И это в высшей степени несправедливо...

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ольга Афанасьевна Фирсова

 

Ольга Афанасьевна Фирсова родилась 28 июня 1911 года в Швейцарии, в семье инженера, а большую часть жизни провела в Ленинграде. Незадолго до войны она увлеклась слаломом и стала одной из лучших лыжниц-слаломисток Ленинграда

Но началась война, вместе со всеми она работала — грузила ящики с минами в морском порту, а с началом бомбежек города началась маскировка городских доминант. В первой бригаде маскировщиков Фирсова была самой опытной, инициативной и старшей. В труднейших условиях первых месяцев блокады эта бригада надежно зачехлила, а кое-где и покрыла серой краской золотые купола и шпили Петропавловского собора, Адмиралтейства, Инженерного замка — всего более 25 объектов. На пронизывающем ветру, под обстрелом, когда вокруг свистели осколки снарядов, женщины шили озябшими пальцами мешковину, сменяя друг друга каждые 3-4 часа.

Альпинистка Ольга Фирсова занимается маскировкой в первые дни блокады.

20211940_m.jpg


Установка чехла на Шпиль 1941

20211944_m.jpg

20211954_m.jpg

Люди блокадного Ленинграда ходили с трудом, порой были не в силах подняться на второй этаж, а Ольга — постоянно на высоте двадцати-тридцати этажей. Голова кружилась от голода, и без того тяжелый инструмент казался еще тяжелее. Можно только поражаться мужеству этой хрупкой девушки.

К лету 1942-го она собрала вторую бригаду альпинистов-маскировщиков. За 900 дней блокады команда Ольги Фирсовой многократно покоряла городские вершины, так как из-за осколков снарядов, бомб и суровой северной непогоды был нужен постоянный ремонт маскировки и укрытие новых объектов.

1942 июль Никольский собор

20211955_m.jpg

20211961_m.jpg

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ОЛЬГИ ФИРСОВОЙ

«Маскировку церкви Иоанна Предтечи начали в мае-июне 1942 г. Помощников не было, и я нашла двух здоровенных финок, румянощеких (это 1942 год, представляете?). У них были иждивенческие карточки и дети на руках. Они согласились помогать мне — страховать при подъеме и спуске. Как только я поднималась на колокольню, как правило, начинался обстрел — сначала прицельный, а потом накрывали весь район. Население Лиговки приходило к воротам церкви и требовало прекратить работы. Чтобы не провоцировать обстрел, нам предложили работать в сумерки или рано утром. Наступили белые ночи. Однажды мы задержались: очень хотелось довести работу до конца. В лучах восходящего солнца меня засекли фашисты. Начался шрапнельный обстрел, очень страшный. Нужно было срочно спускаться, но помощницы от страха бросили веревки и убежали. Я летела много метров, пока не задержала себя сама, зажав веревку ладонями: сухожилия были повреждены — мясо осталось на веревке...»

Сразу после снятия блокады Ольга Фирсова вместе с Татьяной Визель провели демаскировку шпилей и куполов. В канун первого после снятия блокады военного парада, 30 апреля 1945 года, — это был ленинградский Парад Победы! — Ольге Афанасьевне поручили освободить от маскировки шпиль Адмиралтейства.

Личный вклад Ольги Фирсовой в защиту Ленинграда — десять тысяч рабочих часов альпиниста-высотника. Орденом Дружбы народов за тот блокадный подвиг ее наградили спустя почти полвека после войны.

Снятие чехла 30.04.1945

20211972_m.jpg


Ольга Афанасьевна Фирсова, фото 90-х годов.

20211981_m.jpg

20211986_m.jpg

Ольга Афанасьевна после войны занималась высотными работами от инспекции по охране памятников до октября 1946 года. Потом руководила хоровыми коллективами в клубе Университета, во дворце культуры имени Ленсовета. Многие годы делом ее жизни, которому она предавалась самозабвенно, было воспитание детей, за что Фирсова в 1971 году была награждена орденом «Знак Почета».

Умерла в 2005 году. По ее просьбе она была похоронена на Северном кладбище, в могилу мужа.

 

П.С.  В Ленинграде осенью 1941 был создан Аварийно-восстановительный батальон, в который входили от 50 до 120 человек – архитекторы, верхолазы-монтажники, плотники, каменщики, фотографы.
В сентябре 1941, по принятии решения о проведении маскировочных работ на шпиле Адмиралтейства, была создана маскировочная группа во главе с архитектором С.Н.Давыдовым. Командованием РККА был выделен привязной воздушный шар, поднявшись на котором, ст. лейтенант В.Г. Судаков закрепил на шпиле блок с пропущенным через него канатом. В маскировочную группу входили спортсмены-альпинисты Ольга Фирсова, Михаил Бобров, Александра Пригожева и Алоизий Земба. Шпиль был обтянут мешковиной и обвязан веревками. 30 апреля 1945 года О.Фирсова, Т.Визель и М.Шестаков, воспользовавшись оставленным с 1941 года канатом, поднялись на шпиль и сняли маскировку. В состав маскировочной бригады входили знаменитые верхолазы-альпинисты: О. Фирсова, М. Шестаков, Л. Земба, Т. Визель, В. Захарова, И. Милорадов., а так же архитектор- верхолаз Юрий Павлович Спегальский.

  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Николай Алексеевич Богораз

 

В начале двадцатого века в Ростове, пожалуй, самым известным хирургом был Николай Алексеевич Богораз (13.02.1874г - 15.07.1952г). Он вошел в историю отечественной медицины как пионер в имплантационной хирургии полового члена (фаллопластики). Но не только подобные операции делал Богораз. Это был хирург с большой буквы. Его жизнь тесно связана с Донской землей: Николай Алексеевич родился в Таганроге, а большая часть его врачебно-научной деятельности прошла в Ростове-на-Дону, в стенах Ростовского государственного медицинского университета, где он с 1916 по 1941 год возглавлял клинику госпитальной хирургии.

20535959_m.jpg

8 сентября 1920 года в жизни Богораза произошло событие, которое круто изменило его судьбу. Это событие стало серьезным испытанием его воли и характера. Алексеевич Богораз спешил на консультацию в госпиталь. Но Большой Садовой улице у клинического сквера он вскочил в переполненный вагон трамвая и сорвался. Попал обеими ногами под колеса трамвая прицепного вагона. После этой травмы он потерял обе ноги.

Очень интересно об этих печальном событии написано в книге известных ростовских хирургов П.П. Коваленко и И.И.Ваниева:

«Слово калека трудно сочетается с понятием хирург, так же как трудно представить плохо видящего летчика или потерявшего голос артиста. Работа хирурга – это многочасовое стояние за операционным столом. Здоровые ноги устают с годами, их болезни считаются профессиональными заболеваниями хирургов. Вернуться в профессию хирурга, лишившись ног, - поистине большой человеческий подвиг. Через две недели Николай Алексеевич делает обход, вернее, объезд на каталке, всех больных клиники. И уже через 6 месяцев после такой тяжелой травмы он, стоя за операционным столом, сделал первую операцию».

По Ростову ходили легенды, что Богораз сам руководил ампутацией своих ног. Но это не так. Он перенес ее под наркозом. Богораза оперировал профессор Н.И.Напалков. Ему ассистировали профессор Н.В. Парийский, который сопровождал Николай Алексеевича от момента катастрофы до операционной и доктор Д.П.Мухин, который в тот день дежурил по клинике.

Профессор Н.В. Парийский вспоминал: «Как очевидец событий могу сказать, что Николай Алексеевич упал головой по направлению к рельсам, но затем инстинктивно отбросил голову вместе с верхней частью туловища назад, причем ноги попали на рельсы. Все время он находился в полном сознании и обнаружил удивительное самообладание и мужество. Когда я схватил его левую ногу и сжал ее, чтобы остановить кровотечение, он сказал мне: «Возьмите повыше, так как я через платье взял слишком низкое место».

В 46 лет профессор Богораз остался без ног. Но Николай Алексеевич продолжал работать, оперировать на протезах. Вот как описывают распорядок дня Богораза П.П.Коваленко и И.И.Ваниев в книге «Н.А.Богораз». Профессор приезжал в клинику к 12 часам дня. Затем «близкие ученики выходили к нему навстречу и помогали подняться по ступенькам. Домой он возвращался вечером и в 20 часов ложился спать, просыпался за полчаса до полуночи. Приняв рапорт дежурного врача по телефону, садился заниматься до 4-5 утра и вновь спал до 9-10 часов. И так изо дня в день в течение всей жизни. Приблизительно такой стиль работы был почти у всех «богоразовцев».

20536008_m.jpg

Известный ростовский хирург Г.С. Будагов интересно описал, как Богораз оперировал: «Николай Алексеевич мыл руки сидя, и после того как был одет в стерильный халат, к нему подходили два одетых в стерильное ассистента, и он, опираясь на их предплечья, шел, раскачиваясь, выбрасывая вперед ноги. Стена из трех человек медленно продвигалась к операционному столу. Этот вынужденный ритуал производил впечатление. В аудитории воцарялась абсолютная тишина. Слышен были лишь скрип протезов. Николай Алексеевич чаще оперировал стоя, расставив ноги и опираясь животом на высоко поднятый операционный стол».

Доктор Будагов пишет также, что Богораза искренне любили больные, санитарки, медсестра, хирурги и ученики. У профессора было хорошо развито чувство юмора. Он любил шутить на работе, а дома сочинял юмористические стихи, пародировал друзей и знакомых. На застольях был неизменным тамадой. Хотя сам спиртного не пил. Говорят, страдал болезнью печени, поэтому пил минеральную воду.

В свободное время Николай Алексеевич любил посещать театр и слушать старинные романсы. Богораз хорошо знал иностранные языки. Он свободно владел английским, французским и немецким языками.

В 1936 году он осуществил прорыв в хирургии, в частности, в урологии. Профессор Богораз разработал операцию, имевшую мировый резонанс. Он разработал методику полного пластического восстановления мужского полового члена, способного к совокуплению, с использование реберного хряща. А в 1937 году Николай Алексеевич, как и булгаковский профессор Преображенский, выполнил уникальную работу – пересадку гипофиза трупа карлику.

Есть люди, о которых еще при жизни слагают легенды. К таким ярким личностям, несомненно, относится профессор Богораз. Каким мужеством надо обладать, чтобы оправиться после такой страшной трагедии. И будучи инвалидом, без ног, делать уникальные операции. Это настоящий подвиг. Жизнь профессора Богораза это пример того, как настоящая любовь к профессии может творить чудеса. Николай Алексеевич доказал, что для увлеченного и целеустремленного человека нет ничего невозможного

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты


Адриан Картон де Виарт

 

20544200_m.jpg
Расскажу о жизни и удивительных приключениях Адриана Картона де Виарта – британского офицера, поучаствовавшего во многих войнах 20 века, и собравшего внушительную коллекцию ранений – в лицо, голову, живот, лодыжку, голень, бедро, потерявшего руку, ухо и глаз, отгрызшего себе пальцы для профилактики гангрены, пережившего две авиакатастрофы, бежавшего из лагеря через вырытый тоннель. Вспоминая о Первой Мировой, он сказал: «Честно говоря, на войне мне понравилось»

Родился наш герой 5 мая 1880 в Бельгии, в богатейшей аристократической семье, и современники подозревали, что он – внебрачный сын короля Бельгии. Как бы то ни было, детство он провёл в Каире, где выучился прекрасно говорить по-арабски, а затем поступил в Оксфорд. Однако студенческая жизнь не произвела на него впечатления и в 1899, соврав о возрасте, и под вымышленным именем он тайком от отца вступил рядовым в британскую армию, ведшую тогда войну с бурами в Южной Африке. По прибытии на фронт он немедленно получил 2 ранения ( в живот и пах) и был отправлен на лечение в Англию. Там узнавший о его судьбе отец добился зачисления его в ряды офицерского корпуса, и уже в 1901 он вернулся на поля Бурской войны в звании лейтенанта. В 1902 его полк (4 Гвардии Драгунский) был переведен в Индию, где, по его собственным словам начался лучший период его жизни.

После ранения он крайне озаботился физподготовкой и регулярно занимался спортом, помимо развлечений, составляющих единственно достойную человека жизнь богатого офицера колониальной империи – охота на кабана с копьём, поло, это вот всё.

В 1904 он вернулся в Южную Африку как адъютант командующего, а в 1907 наконец принял, после 8 лет службы в армии, британское подданство. Последние 7 лет прекрасной эпохи Картон провёл в необременительной службе, и охоте в многочисленных поместьях своих аристократических родственников. В 1908 он женился, вскоре родились 2 его дочери.

Войну Конца Мира Адриан встретил в Сомали, где он был помощником командующего Сомалийским Верблюжьим Корпусом. Сомали сто лет назад, как и сейчас, было охвачено каким-то мутным исламским джихадом всех против всех (С – стабильность) и, штурмуя укрепления джихадистов, наш герой получил две пули в голову – потеряв 1 глаз и 1 ухо.

Волшебная способность останавливать пули частями тела без видимых проблем заинтересовала британское командование, и он был переведен на германский фронт, где командовал батальоном. Боевая задача заключалась в бегании перед фронтом и оттягивании немецкого огня на себя (на самом деле нет). Как бы то ни было, он побывал во многих интересных местах той войны – Сомма (ранение в голову и лодыжку), Пашендаль (бедро), Камбрэ (голень), Аррас (ухо). В 1915, когда полевой хирург отказался ампутировать ему пальцы, он отгрыз их самостоятельно. Толку в этом особого не было, так как вскоре пришлось отнять и остальную руку. Впрочем, бодрости духа Адриана это событие не убавило. На фронтах Первой Мировой он наполучал немыслимое количество орденов и медалей различных стран, в том числе крест Виктории в 1916. В мемуарах о таких незначительных деталях как ордена, брак и дети он предпочёл не сообщать.

В целом свой опыт в окопах Первой Мировой Виарт охарактеризовал положительно. В 1918 ему было 38 лет, он находился в должности командира бригады и звании временного бригадного генерала. Английская система с временными званиями, «бревет» званиями и постоянными + люфт между гвардейскими и армейскими званиями погружает меня в уныние – постоянным его званием на момент окончания войны – гвардии майор.

По окончании Первой Мировой казалось, ничего интересного уже не произойдёт – однако свинья грязь найдёт, и в 1919 Виарт возглавил английскую военную миссию в Польше. Польша, как и подобает молодой республике, находилась в кольце фронтов, ведя войну с Советской Россией, Украинской республикой Петлюры, Литвой, Чехословакией, небом и Аллахом. На польско-украинский фронт подо Львов он и отправился. Об украинцах Петлюры он остался невысокого мнения, да и они о нём тоже – во время обстрела его поезда несколько офицеров миссии погибли. О том, что пулей его не возьмёшь – петлюровцы не знали.

Правительство Великобритании в тот момент не особо стремилось помогать Польше в открытую, и Виарт организовал целую контрабандистскую сеть, возя оружие из Венгрии.В целом, жизнь в Польше была не такой уж плохой – Адриан вращался в высших кругах республики, и даже поучаствовал в дуэли между какими-то поляками в качестве секунданта. Интересно то, что вторым секундантом был Маннергейм. Где-то в 19ом он попал в первую в своей жизни авиакатастрофу и первый плен – захватили его литовцы на обломках самолета, впрочем, быстро вернув англичанам.

В 1920м, когда Красная Армия подступила к воротам Варшавы, Адриан поучаствовал в коротком бою с красной конницей, атаковавшей его поезд. Отстреливаясь, он умудрился выпасть из вагона, и залезть обратно.

По окончании советско-польской войны и закрытии военной миссии. Виарт остался в Польше. Он получил звание генерал-майора польской армии. В 1923, в звании гвардии полковника он вышел в отставку из британской армии, получив подобающее почетное звание генерал-майора.

С 1924 по 1939 Виарт жил в обширном (больше, чем вся Ирландия) поместье Простынь, сданному в его пользование его польским адъютантом князем Радзивиллом. Ныне территория разделена между Украиной и Белоруссией. 15 лет он провел, охотясь на болотах, а зимой совершая развлекательные туры по Европе. Советские войска, занявшие Простынь в 1939, передали его личные вещи в музей в Минске, но, как и большая часть Минска, войны они не пережили.

С началом Второй Мировой, Виарт вернулся на британскую службу, но, как известно польская кампания прошла совсем не в пользу поляков, и Виарту пришлось бежать через румынскую границу по поддельному паспорту. Во время авианалёта Люфтваффе он пополнил свою коллекцию ранений, бывшим с ним адъютантам и их жёнам повезло меньше.

По возвращении в Англию, Адриан был назначен командующим сводного англо-французского подразделения, которому в рамках англо-французской операции в Норвегии было предписано занять город Намсос. Как известно, норвежская кампания увенчалась полным провалом, не стал исключением и этот эпизод – Намсос был уничтожен немецкой авиацией, высадившиеся без лыж союзники в спешке отступали ударами немецких лыжных частей, авиации и морской артиллерии. Атака на Трондхейм, подготовить которую и должен был десант в Намсос, не состоялась. Разбитые англичане эвакуировались в мае 1940.

60-летний Виарт был найден слишком старым для боевой службы, и отправлен тренировать резерв в Северную Ирландию. В рамках этой статьи нас мало интересуют его полководческие качества, да и основные проблемы у союзников были явно не на уровне бригадного командира.

В 1941 году Виарт вернулся на военно-дипломатическую службу, став главой британской миссии в Югославии. Но по дороге туда, его самолёт был вынужден совершить посадку в море в миле от берега итальянской Ливии. Члены экипажа были взяты в плен итальянцами.

Как высокопоставленное лицо, Виарт был доставлен в лагерь для вип-военнопленных в замке Винчильята. К тому моменту там находилось порядочно высших офицеров союзников, наловленных Роммелем в Африке. Виарт не собирался провести всю войну, пожирая макароны, и после семимесячного копания бежал через подкоп. На воле он оставался 8 дней – выдавать себя за итальянского крестьянина без глаза и руки, не зная итальянского слишком даже для человека с его показателями удачи. Как бы то ни было, в 1943 итальянцы, ищущие выход из войны, решили отправить его в Лиссабон, на переговоры о капитуляции Италии. Тут произошло недоразумение портновского свойства – Виарт серьёзно сомневался в способности итальянцев произвести костюм, в котором он не будет похож на сутенёра, но всё разрешилось благополучно. 28 августа 1943 Виарт вернулся в Англию, а через месяц был личным представителем Черчилля в Китае и произведен в генерал-лейтенанты.

В 1943 он принял участие в Каирской конференции, где познакомился с Чан Кайши. Остаток войны он провёл на Дальнем Востоке, пытаясь пролоббировать вмешательство союзников в гражданскую войну в Китае на стороне националистов, но безуспешно. Мао Цзедуна он встретил на одном из приёмов, и упрекнул в том, что тот сознательно избегает борьбы с японцами. Чан Кайши предлагал ему пост в китайской армии, но 66-летний Виарт отказался, и в 1947 вышел в отставку.

По дороге домой он посетил британского командующего в Бирме, в доме которого поскользнулся на куске кокосовой корки и упал, сломав несколько позвонков. Хотя кокосу и удалось нанести ему более серьезные повреждения, чем всей немецкой военной промышленности, он всё же выжил и восстановился, но от активной жизни отказался, проведя остаток дней, рыбача в своём ирландском поместье.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Офигеть, как много приключений на седалище одного человека. Иной жизнь проживает и одного подобного приключения так и не испытав....

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Тимофей Анкудинов - аферист и самозванец

 

20830629_m.jpg

Словарь Брокгауза и Эфрона характеризует личность этого легендарного авантюриста так: Анкудинов Тимофей Дементьевич – самозванец, выдававший себя за царевича Ивана Васильевича, сына царя Василия Шуйского. Он довольно долго разъезжал по Европе, пока не попал в руки московским властям. Был казнен – четвертован – в Москве в 1654 году, и включался в список преданных анафеме вплоть до времен императора Павла I.

Историки предполагают, что Тимофей (или как его чаще называли — полуименем Тимошка) Анкудинов родился в 1617 году в Вологде в семье мелкого торговца, покупавшего у деревенских жителей холст и полотно, затем перепродавая его московским купцам. Будущий самозванец еще в детстве поражал всех своими талантами, а потому его отдали на обучение в монастырскую школу, где он изучал письмо, чтение, церковное пение и арифметику. Успешно получив основное образование, Анкудинова приметил вологодский архиерей Нектарий и решил взять его к себе прислужником-келейником. Юноша весьма стремительно набирал авторитет в глазах немолодого архиерея, так что тот даже решил женить своего расторопного и смышленого слугу на собственной внучке, Авдотье, а вдобавок наградить молодую чету приданым в виде трех деревень с большим рыболовным хозяйством.

Так, Анкудинов прожил вплоть до 1636 года, когда так благоволивший к нему старец, позволявший гордо подписывать бумаги «Тимофей Анкудинов, наместник архиерея вологодского и великопермского», скончался. Новый архиерей сразу же отстранил бывшего советника. А тот, недолго думая, стремительно промотал приданое супруги на игре в зернь — популярному тогда на Руси азартному развлечению. В игре фигурировали небольшие косточки с белой и чёрной сторонами. Выигрыш определялся тем, какой стороною упадут брошенные косточки. Наиболее ловкие игроки умели бросать так, чтобы косточки падали нужной им стороной. К слову сказать, зернь считалась игрой простолюдинов и мошенников, потому в многочисленных наказах воеводам зачастую можно встретить строгие указания предотвращать эту практику.

Через 2 года Анкудинов решает снова употребить все свои таланты и уезжает в Москву, где приятель по вологодской епархии устраивает его писцом при воеводе князе Черкасском. Проявив немалое рвение, постепенно он начинает нести ответственность за все поступающие в казну налоги с многочисленных приказных кабаков и кружечных дворов, число которых к середине XVII века могло достигать 1000 заведений. Однако, как и в предыдущий раз в бытность свою помощником вологодского архиерея, Анкудинов не смог долго прожить вальяжной, стабильной жизнью состоятельного и уважаемого человека, а потому снова предался разгулу, источником которого стали средства из царской казны. Небезызвестный боярин Борис Иванович Морозов решил провести ревизию всех приказов — кстати, тогда наказанием коррупционеру было отрубание руки или отрезание ушей вора, пойманного на первой краже. Правда, и сам инициатор проверки был замешан в немалых финансовых злоупотреблениях, послуживших причиной Соляного бунта 1648 года.

20830777_m.jpg

20830803.jpg

Анкудинов ловко подстроил свою собственную смерть, на время освободив себя от обвинений в казнокрадстве: проведенная ревизия решила, что он погиб вместе с женой при пожаре. По пути в Польшу, друзьям-авантюристам удалось обзавестись отличным конем и 2000 талеров в придачу, обокрав в одной из таверен немецкого купца. Въезжая в Варшаву, Анкудинов объявляет себя чудом спасшимся сыном царя Василия Шуйского — подобный яркий элемент театрализации поведения и режиссирования собственной судьбы в целом свойственен самозванству как культурному феномену.

20830761_m.jpg

Василий Шуйский

Ловкий мошенник и знаток человеческой психологии, Анкудинов смог воспользоваться своеобразными реваншистскими настроениями, которые были весьма распространены в среде польской знати, упустившей возможность победы над своим заклятым восточным врагом в начале века. Король Владислав, которому так и не суждено было стать родоначальником новой русской династии под польским протекторатом, радушно принимает Анкудинова, оказав ему материальную поддержку, обеспечив жильем, слугами и даже 10 пехотинцами-жолнёрами, доказавшими свою преданность при взятии Москвы в 1610 году. Польский король прекрасно понимал, человека какого сорта он приветил: когда ему было доложено о реальных обстоятельствах пожара дома Анкудинова в Москве, Владислав парировал: «Нам ведомо, что он вор, но через него я принесу много хлопот Московии».

Однако, и в этот раз, когда, казалось бы, удача неотступно сопутствовала, возвышение Анкудинова не было продолжительным: король Владислав IV умирает в 1648 году, а новый король отказывается спонсировать разгул бывшего фаворита. Вместе со своим приятелем Конюховским они бегут из Варшавы, присоединяясь к войскам Богдана Хмельницкого, который решил использовать лже-наследника Василия Шуйского в своих геополитических интригах. Когда в лагерь гетмана прибыло русское посольство Алексея Михайловича, Анкудинов понимает, что оказывается в опасности быть выданным царским властям и стремительно покидает Переяславль. Когда личность советника Хмельницкого окончательно подтвердилась, Богдан Хмельницкий, оценив авантюрные способности Анкудинова, заметил: «Вам его надо, вы и ловите, а я своих казаков на такое дело не дам!»

Следующим пунктом назначения авантюриста значилась ставка крымского хана Девлет-Гирея, где он, пытаясь добиться высочайшего расположения турецкого султана, принял ислам и заручился поддержкой могущественных османов в борьбе за русский престол. Однако, и в этой истории успеха Анкудинов не смог справиться со своими недостатками и воровскими пристрастиями, проникнув в гарем одного из советников султана. Скорейшее бегство снова спасло авантюриста от неизбежной катастрофы, к тому же он был снабжен рекомендательным письмом к шведской королеве Кристине (выданном ему ленником султана, Георгием Рогоцци).

20830871_m.jpg

Эта женщина была известна на всю Европу своим эксцентричным поведением: носила мужскую одежду, да и вообще предпочитала проводить время за мускулинными развлечениями (охота, езда верхом), к тому же была первой «просвещенной» монаршей особой, сумевший привлечь к своему двору наиболее значимых мыслителей эпохи, в том числе Гуго Гроция и Декарта. Театрализованное поведение Анкудинова, безусловно, должно было импонировать королеве Кристине, а потому она дружелюбно принимает его в свою свиту в качестве великого князя Иоанна Шуйского, выделяет ему личное имение, прислугу, щедрую финансовую помощь и военную поддержку в случае его реальных притязаний на русский престол.

Однако, трагикомическая цепочка событий, неоднократно возникавшая в жизненном сюжете Анкудинова, снова нарушила гармоничный ход действия: русские посланники рассказывают Кристине, какого преступника она приветила в своем королевстве, но авантюристу, как и всегда, удается вовремя бежать, оставив на произвол судьбы своего верного товарища, Конюховского, которого немедленно выдают русским властям. Достигнув Ревеля, Анкудинов все же оказывается схвачен по приказу шведской королевы, однако, ему удается бежать из тюрьмы. Так начался его период странствований, в том числе его видели в Лейпциге и Тильзите, где он был членом бродячей труппы акробатов и цирковых артистов. Судьба авантюриста совершила полный приключений круг: оказавшись в Нейштадте, Анкудинов встречает там того самого немецкого купца, ограбленного им еще в начале своего авантюрного путешествия. Не желая разбираться в многочисленных хитросплетениях дела Иоанна Шуйского, голштинский герцог Фридрих II выдает преступника царскому правительству.

История Анкудинова заканчивается вполне предсказуемо: вплоть до последней минуты он играл роль сына Василия Шуйского и законного претендента на русский престол, несмотря на чудовищные пытки, которые применялись в то время к государственным изменникам. В августе 1654 года Алексей Михайлович решился на показательную казнь — четвертование преступника. На площади Большого рынка в Кремле Анкудинова раздели почти донага, отрубили по локоть правую руку и левую ногу по колено, затем то же самое сделали с левой рукой и правой ногой, потом и с головой. Эти пять частей тела были подняты на колеса и оставлены там на сутки, а туловище бросили на растерзание псам. Кстати, подобная казнь, организованная по принципам театрального представления, служила цели устрашения населения своей жестокостью и неотвратимостью: после смерти Анкудинова народ разочаровался в нем, оглашение приговора узаконило властное правосудие, а выставление напоказ фрагментов его тела поставило самозванца вне закона.

20830948_m.jpg

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

 
20845102_m.jpg

 

Самой популярной шуткой постперестроечного периода была фраза: «Хватит смотреть на мир глазами Сенкевича!». Во времена «железного занавеса» взгляд на страны и континенты долгожителя советского экрана, 30 лет стоявшего у штурвала старейшей передачи отечественного ТВ «Клуб кинопутешествий (путешественников)», был «окном в мир» для многомиллионной аудитории его сограждан, никогда в большинстве своем не бывавших за границей. Личные отчеты ведущего об увлекательных путешествиях и великих открытиях остаются непревзойденными до сих пор – не удивительно, что ассоциировавшуюся только с ним передачу после невосполнимой утраты закрыли…

В одном флаконе

Чтобы познать мир, нужно познать себя. Мало побывать там, где не бывали другие: надо донести людям мысль, зачем это нужно. Обогатить зрителей новыми знаниями может только тот, кто обладает ими сам. Юрий Сенкевич был разносторонне развитой личностью, добившись успехов не только как профессиональный путешественник, но и как журналист и телепродюсер, исследователь и врач. Он был полковником медицинской службы и кандидатом медицинских наук, президентом Ассоциации путешественников России и академиком Российской телевизионной академии, общественным деятелем и лауреатом Государственной премии СССР.
До прихода на телевидение Юрий Сенкевич приобрел богатый научный и жизненный опыт. Родившись 4 марта 1937 года в Монголии (в городе Баин-тумен, теперь – Чойбалсан), школу в 1954 году закончил в Ленинграде. По какой стезе идти, вопрос не стоял – оба родителя работали в Военно-медицинской академиии: мать – операционной сестрой, отец – заместителем начальника. Сын решил поступать туда же. Научной работой занялся еще в период учебы, после защиты дипломного проекта получил направление на должность начальника медпункта военной части в Бологое, а через два года перевелся в Институт авиационной и космической медицины Министерства обороны СССР. В Москве молодой медик занимался малоизученной темой гипокинезии, исследуя состояние организма в невесомости. А после перевода в 1963 году в систему Минздрава (в Институт медико-биологических проблем) Сенкевич участвовал в медицинском обеспечении пилотируемых космических полётов и подготовке полётов биоспутников с животными на борту. Начав работу в должности младшего научного сотрудника, за короткое время Юрий Александрович вырос до начальника Центра медико-биологической подготовки космонавтов и готовился к личному участию в космическом полёте в качестве врача-исследователя.
20845135_m.jpg

Но кандидатскую диссертацию молодой ученый защитил не по космической тематике. После участия в 1966-1967 годах в антарктической экспедиции на советской полярной станции «Восток» Юрий Сенкевич находит научное направление, интересовавшее его на протяжении всей дальнейшей жизни: выживаемость человека в экстремальных обстоятельствах. В области экстремальной физиологии и психологии исследователь написал свыше 60 научных трудов.

Научный экстрим

Личный экстремальный багаж Юрий Александрович получает в 1969 году, когда норвежский коллега Тур Хейердал пригласил советского ученого в плавание на папирусной лодке через Атлантику. Путешествие международного экипажа на бумажном судне «Ра» стартовало в мае 1969 года. Попутный ветер и Североэкваториальное течение способствовали тому, что лодка за 2 месяца плавания преодолела 5 тысяч километров, но закончилось путешествие тем, что лодка затонула.

20845138_m.jpg

А ровно через год, в мае 1970-го, экспедиция продолжилась в проекте «Ра-2». В ходе второго плавания экипаж смог достичь Барбадоса, подтвердив научную догадку Тура Хейердала о трансокеанских контактах в древности.
20845194_m.jpg

Через семь лет не менее весомым научным событием стала экспедиция с участием Юрия Сенкевича на «Тигрисе». В экстремальное плавание в Индийском океане он отправился в период работы на посту заведующего отделом научно-медицинской и технической информации Института медико-биологических проблем. Хейердал в 1977 году построил в Ираке тростниковую лодку «Тигрис», чтобы доказать миграционные контакты между Месопотамией и другими древними цивилизациями. Лодка с интернациональным экипажем отправилась в плавание из Персидского залива в Карачи (Пакистан) и далее к Красному морю.
20845209_m.jpg

Плавание длилось пять месяцев и закончилось в Джибути, где лодка была сожжена в знак протеста против военных действий в регионе.

20845228_m.jpg

В 1979 году Юрий Александрович участвовал в медицинском обеспечении экспедиции на Северный полюс, а в 1980-1982 годах был включен в первую советскую экспедицию на Эверест.

Свидетелями этих испытаний стали все, кто включал телевизор: с 1973 года Юрий Сенкевич работал ведущим в передаче из Книги рекордов Гиннесса «Клуб кинопутешествий», дольше всех выходившей на Центральном телевидении. Премия «ТЭФИ» (высшая телевизионная награда в России) – заслуженное признание профессионального вклада в проект лично Сенкевича.

Личный брэнд

В творческой среде считается, что сначала вы работаете на имя, а потом имя работает на вас. В роли «капитана» телевизионного клуба путешественников Юрий Александрович стал своеобразным «брэндом»: несколько раз сыграл самого себя в фильмах («Послесловие», «Выше радуги», «Остров погибших кораблей», «Люми»). Популярность телепутешественника помогла Сенкевичу в 1990 году избраться депутатом столичного горсовета. В его «иконостасе» - пять советских и иностранных орденов (включая «Дружбы народов», «Знак Почёта», «За заслуги перед Отечеством») и премия «Российский национальный Олимп».
20845286_m.jpg

А после смерти Юрий Сенкевич «поделился» собственным именем с институтом, музеем, самолетом, кораблем и рестораном. В его честь назвали новый самолёт авиакомпании «Аэрофлот» А-320 и вдвое превосходящий «Титаник» океанский танкер повышенной грузоподъёмности и усиленного ледового класса судоходной компании «Совкомфлот». Имя Юрия Сенкевича присвоено Московскому государственному институту индустрии туризма и мемориальному музею путешественника на Селезневской улице в Москве. Кроме того, в Омске есть ресторан «Сенкевич» с маршрутом экспедиции «Ра-2» на карте из слоновой кожи, украшающей интерьер. И сразу два автора написали песни «Юрий Сенкевич» и «Сенкевич» (их исполняют группа «Бригадный Подряд» и бард Роман Семёнов).

Сам Юрий Александрович был автором пяти книг – о своем большом друге Туре Хейердале, путешествиях на «Тигрисе» и «Ра». Свои мемуары он назвал «Их позвал горизонт» и «Путешествие длиною в жизнь».

Жизнь Юрия Сенкевича оборвалась в 2003 году – смерть настигла его на рабочем месте. Во время подготовки очередного выпуска «Клуба кинопутешествий» Юрий Александрович умер от сердечного приступа. С Туром Хейердалом они «ушли за горизонт» почти одновременно…

20845324_m.jpg

20845328_m.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Cмерти вопреки

Михаил Илларионович Кутузов был не только потомственным военным, талантливым полководцем, отцом пяти дочерей, но ещё и обладал завидной живучестью. Всем врагам назло.

21050610_m.jpg

Да, он не был паркетным генералом, подобострастным шаркунишкой, не нюхавшим пороха, а звание получающий исключительно по выслуге лет. Нет это был самый настоящий боевой генерал, получивший за свою карьеру более двух десятков ранений, три из которых были в голову.

Первое ранение в голову он получил ещё в 1774 году в звании подполковника в бою против турок у деревни Шума близ Алушты.

21050625_m.jpg

Тяжёлая мушкетная пуля попала ему в левый висок и вышла у правого глаза не задела его. Он был прооперирован полковыми хирургами, но прогноз врачи ставили неутешительный. ранение считалось смертельным. Однако Кутузов выздоровел. Правда понадобилось пару лет.

Второе ранение настигло его в 1788 году, во время штурма крепости Очаков Михаил Илларионович был снова тяжело ранен в голову ружейной пулей, которая угодила Кутузову в щёку пробив кость почти в том же месте, что и в 1774 году. Но даже это не мешало ему отдавать приказы - окровавленному, забинтованному и теряющему кровь. В письме австрийскому императору Иосифу принц де Линь писал:

«Вчера опять прострелили голову Кутузову. Я полагаю, что сегодня или завтра он скончается».

Ага, разбежались. Вопреки всем прогнозам будущий полководец выжил и встал на ноги уже через полгода (ну опыт то уже был).

Третье ранение в голову он получил в 1804 году при Аустерлице ранен в щёку. Современники писали, что «...пуля вошла в щёку и прошла насквозь в затылок…». Кутузов упал. Все ожидали, что рана смертельная, но не тут то было. Михаил Илларионович не только остался жив, но даже вскоре вернулся в строй.

Просто Терминатор какой-то да? Череп полководца изучен и вот результат современного исследования:

"трёхкратное касательное открытое непроникающее черепно-мозговое ранение, без нарушения целостности твёрдой мозговой оболочки; коммоци-онно-контузионный синдром, повышенное внутричерепное давление".

Стоит только поаплодировать силе воли этого необычного человека. А мы сейчас чуть, что сразу жаловаться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Мелида Монтес (Команданте Анна Мария )

Она была одним из командующих повстанческой армии Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти (FMLN) Сальвадора, участвовала в разработке боевых операций против правительственных войск, а ими руководили американские советники. Враги давно охотились за ней, за ее голову американцы обещали сотни тысяч долларов.

21091913_m.png

Команданте Анна Мария (настоящее имя Мелида Монтес- Mélida Anaya Montes), не думала, что ей придется когда-нибудь взять в руки автомат.

С детства хотела стать учительницей — сказалось влияние матери. Та окончила всего два класса, но изо всех сил стремилась дать образование дочери. А профессия учительницы, по ее мнению, была самая уважаемая. Учение же стоило денег, и немалых… Отец, поденщик на кофейных плантациях, не понимал, зачем вбивать детям в головы несбыточные мечты. Но мать экономила каждый сентаво, убирала и стирала в богатых домах — собирала деньги Мелиде на учебу.

В местечке Тексакиангос, где жили Монтесы, была лишь школа-двухлетка, и Мелида успешно ее окончила. Чтобы продолжать учебу, надо было ходить в школу за два километра. Путь туда лежал через густой лес, а в лесу, как говорили, водилась ведьма (сигуанаба), ворующая детей… Каждый день, замирая от страха, девочка проходила свой путь по лесной тропе. И, наверное, это тоже была для нее школа. Школа, в которой она училась побеждать страх…

Мелида МонтесПолучив аттестат с отличием, Мелида решила поступить в педагогическое училище. Но как это сделать, если училище находится далеко, в столице, а жить там негде, и денег на дорогу нет? На счастье, объявился у Монтесов дальний родственник, живущий в Сан-Сальвадоре; он пригласил Мелиду поселиться у него, пока она будет учиться.
21091916_m.jpg

Времена были трудные. Шла вторая мировая война, и, хотя Сальвадор остался вдали от ее фронтов, нужда, голод поселились и во многих домах этой страны.

В 1943 году Мелида получила право преподавать в младших классах и поехала в сельскую школу департамента Ла-Пас. Пройдет время, и она окончит высшую педагогическую школу, станет в ней заместителем ректора и вступит в ассоциацию учителей средних школ столицы.

В начале 50-х годов у власти в Сальвадоре находился очередной диктатор — полковник Оскар Осорио. При нем бесправие народа усилилось, а экономическое положение ухудшилось. Ассоциация, членом которой была М. Монтес, потребовала повысить зарплату учителям и прекратить репрессии. Мелида выступала на собраниях, и люди охотно ее слушали: она умела о сложном говорить просто, ясно, доказательно. И уже тогда поняла: люди могут добиться успеха, только объединяясь, а потому предложила создать ассоциацию учителей всей страны. «Объединившись, мы будем сильны, и тогда наши законные требования будут иметь значение», — настойчиво повторяла Мелида.

Студенткой она познакомилась с основами марксизма-ленинизма (по советским учебникам, которые тогда еще можно было достать в библиотеках некоторых вузов). Прочитала несколько книг советских писателей, из которых особенно интересными показались ей «Тихий Дон» Шолохова и «Педагогическая поэма» Макаренко.

— Эти книги, — рассказывала Мелида, будучи в СССР, — изменили мое представление о вашей стране. Ведь буржуазная печать лжет: пишет, например, будто в Советском Союзе коммунисты насильно отнимают детей у их родителей и отправляют на воспитание в колонии, похожие на тюрьмы… Представьте же себе, с каким чувством я читала книгу Макаренко, какая истина открывалась мне!

Она использует потом идеи Макаренко в своих научных исследованиях, в частности, полностью примет его критику реакционной буржуазной педагогики с ее догмой о «низменной» природной сущности человека. Еще одна книга — «Поднятая целина» Шолохова — убедит Мелиду в том, что, освобождаясь от частной собственности, люди создают тем самым условия для подлинно творческой жизни…

В 70-х годах она защитила диссертацию и получила звание доктора педагогических наук, затем стала директором высшей педагогической школы. Даже министр просвещения вынужден был теперь считаться с ней. Однако, когда возглавляемая ею ассоциация преподавателей страны организовала вместе с рабочими несколько антиправительственных акций, власти изменили к ней отношение. Сама же доктор Монтес все отчетливее понимала, что мирными средствами никаких существенных перемен добиться нельзя.

В Сальвадоре появились первые революционные организации, действовавшие в глубоком подполье. В одну из них — она называлась Народные силы освобождения (НСО) имени Фарабундо Марти — вступила Мелида Монтес. Но в подполье она ушла не сразу, еще некоторое время оставалась на посту председателя ассоциации преподавателей.

В 1972 году, с приходом к власти диктатора Армандо Молины страна была переведена на осадное положение, а университет Сан-Сальвадора объявлен «рассадником подрывной деятельности». Тогда ассоциация преподавателей провела митинг протеста против фашизации страны и усилившихся репрессий…

Ассоциацию преподавателей подвергли гонениям, столичный университет был занят войсками. Легальная работа потеряла смысл. Мелида решила уйти в подполье.
21092030_m.jpg

С тех пор она стала Аной Марией…

В НСО Ана Мария возглавила отдел пропаганды. Помогала укреплять низовые ячейки, создавать подпольные вооруженные отряды. Скоро она стала вторым человеком в руководстве НСО.

А с организацией Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти (ФНОФМ) наступил новый период в революционной деятельности Аны Марии.

Ее включили в состав верховного командования ФНОФМ — и с этого момента называли «Команданте Ани».

Она разрабатывала тактику операций и сама участвовала в них.

Однажды отряд повстанцев возле города Перкин, нанеся урон одному из вражеских постов и захватив оружие, попал в окружение. И Ана Мария сумела вывести отряд из опасного положения, причем даже без жертв. Команданте сама тогда ходила в разведку, чтобы точнее оценить обстановку. «Сложить голову никогда не поздно, — часто говорила она повстанцам, — революционер должен сохранять свою жизнь, чтобы сокрушить диктатуру».
21092032_m.jpg

На территории, отвоеванной у врага, Ана Мария организовала школы. А когда случалось свободное время, сама проводила занятия с детьми и молодыми бойцами.

По поручению верховного командования она выезжала за границу, участвовала там в митингах солидарности с народом Сальвадора, рассказывала о жертвах геноцида, о доблести бойцов, о том, как империалисты США помогают диктатору душить свободу Сальвадора.

Неотложные дела привели ее в Никарагуа.

Тем временем наемные убийцы следили за каждым ее шагом.

Рано утром 6 апреля 1983 года они проникли в дом, где остановилась команданте, и перебили охрану.

Ворвавшись в комнату, в которой спала Ана Мария, озверевшие бандиты нанесли ей семьдесят ножевых ран, а потом отрубили голову…

Когда в Сальвадоре узнали, как погибла команданте. верховное командование Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти объявило о начале нового наступления повстанческой армии, посвященного памяти героини: «Команданте Мелида Анайя Монтес, клянемся победить!»

21092057_m.jpg


Боевая операция началась в департаменте Ла-Уньон.

Повстанцы уничтожили пограничный пост в местечке Аматильо, разрушили шесть мостов, в том числе стратегически особо важный — через реку Гоаскоран, — связывающий Сальвадор с Гондурасом, и с ходу захватили город Санта-Роса-де-Лима.

Вторая операция проходила в районе фронтов Чалатенанго и Серро де Гуасапа. Бойцы штурмом взяли город Синкера и уничтожили оборонительную систему противника, которая проходила недалеко от главной гидроэлектростанции страны «Серрон Гранде».

Наступление шло одновременно и в департаментах Санта-Ана, Сан-Мигель и других.

…Ану Марию похоронили на одной из центральных площадей столицы Никарагуа и назвали эту площадь ее именем. Десятки тысяч людей пришли сюда на траурный митинг и поклялись сражаться за свободу.

За год до гибели, в Москве, Ана Мария сказала: «Я знаю, что подвергаю свою жизнь опасности. Много моих товарищей погибло, это может случиться и со мной. Но встанут новые бойцы. Народ, который сражается за свободу, нельзя победить».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кристиан VII Датский .


21214970_m.jpg

Кристиан VII (1749 - 1808) взошёл на трон Дании в 1766 году, не смотря на то, что ни у кого не было сомнений в его ненормальности.

Родился будущий король Дании в не сильно благополучной семье (не смотря на королевское происхождение). Жизнь его отца Фредерика V была омрачена хроническим алкоголизмом, мать Луиза умерла, пока Кристиан был младенцем, а мачеха его не любила, лелея надежды, что ее собственный отпрыск станет королем. Кристиан был полностью отдан своим учителям и воспитателям, которые его тоже не очень любили и частенько поколачивали. 

Став королем в 17 лет, в определённый момент Кристиан открыл для себя восхитительные свойства своего пениса, причём увлёкся этим делом так, что не выпускал детородный орган из рук даже во время исполнения должностных обязанностей. Придворные врачи даже обеспокоились возможными опасными последствиями хронической привычки Кристиана, в частности — бесплодием и замедлением роста (сейчас в таких случаях пугают волосами на ладонях).

21215009_m.jpg

А еще недостаток любви вылился у короля в садистские и мазохистские наклонности. Кристиан равно любил и посещать казни, наблюдая страдания людей, и устраивать казни-спектакли с собой в главной роли, в которых он заставлял слуг избивать его до крови. 

Других он не щадил, как и себя. Собственное тело для него было полигоном: он сам себя бил и щипал, натирал кожу снегом, льдом и порохом (!), обжигался углем, боксировал со стенами, иногда даже разбивал о них голову в кровь.

Помимо этого, Кристиана мучили постоянные фантазии или даже галлюцинации. Он рассказывал окружающим, как бегал по дворцу в поисках первого встречного, чтобы его убить или хотя бы покалечить, оскорблял людей словесно, оплевывал и давал пощечины, даже бросал в них ножи и тарелки. Король воображал, что носился по улицам, бил стекла и убивал прохожих, сражался с ночной стражей и посещал бордели, участвуя в извращенных оргиях. Он выдумал воображаемую любовницу, которую называл де Ла Рока, и которая по описанию больше походила на мужчину – высокая и сильная, с большими руками, развратная и пьяная, эта фантазийная дама вместе с ним «избивала» людей на улицах ночного города. Кристиан часто не спал по ночам, пребывая в возбужденном состоянии, искал себе случайных слушателей.
Когда шизофрения короля развернулась в полной мере, ему посчастливилось найти себе нового друга, врача Иоганна Струэнзе. Струэнзе с радостью стал придворным врачом, и король даже поручил ему обыскивать свои покои в поиске воображаемых наемных убийц. Лечил своего подопечного врач незамысловато - холодными ваннами и опиумом.

Врач, не будь дурак, втерся в доверие к жене короля, юной Каролине, и они стали любовниками, полностью подчинив Кристиана своей власти. А тому становилось все хуже.
21215023_m.jpg

Двадцатилетний король стал испытывать галлюцинации и погружаться во власть бредовых идей. Периодически Кристиан делился с окружающими предположением, что он не родной сын своих родителей, или что он подкидыш, на которого заменили кронпринца после рождения, а также что он внебрачный сын королевы и одного придворного лорда. Иногда Кристиан говорил, что он сын короля Сардинии или советника французского парламента, или императрицы России, или своей собственной жены.

Мачеха Кристиана, видя что власть ушла вообще к левым людям, решила взять все в свои руки и, собрав людей, заставила Кристиана подписать указ о казни своего врача и жены, обвинив их в измене. Напуганного до икоты короля не пришлось просить дважды. Так власть фактически перешла к его мачехе, Юлиании и ее сыну Фредерику. 

Кристиан VІI так до конца не осознал ни заточения и смерти своей жены, ни своей горькой участи. Однажды он даже приказал запрягать лошадей, чтобы отправиться к ней на встречу. Вскоре после переворота и казни он нарисовал несколько примитивных и стереотипных рисунков с изображениями Каролины, Струэнзе, и других придворных. Пол королевы выдавали только серьги, а дата ее смерти была указана неправильно. Надписи под портретами министров гласили: «Умерли по приказу королевы Юлиании и принца Фредерика, а не по моей воле и не по воле Государственного совета... если бы я мог, я бы их спас. Это было сделано по воле королевы и принца Фредерика».

21215043_m.jpg

Портреты врача и придворных с подписями. Портрет жены ниже (с серьгами)

21215050_m.jpg

Как показала история, правление врача было не таким уж и плохим для страны. Юлиания опустошила казну и ввела конские налоги, но ее это не спасло. Только сын Кристиана вернул Дании стабильность. 

Остаток своих дней Кристиан VІI прожил в социальной изоляции. Он появлялся на публике лишь в исключительных случаях. С ним обращались как с идиотом, придворным было приказано не разговаривать с ним и полностью игнорировать.

Примечательно, что ни мачеха, ни брат, ни сын официально регентами никогда не назначались. Реальная власть принадлежала больному Кристиану VIІ более сорока лет, вплоть до его смерти в 1808 г. А умер он от страха: ему привиделось, что на него наступает армия испанцев, и сердце его не выдержало. 

 

 

Дипендра VS семья

21215425_m.jpg

Король Дипендра (1971 - 2001) правил Непалом всего 3 дня

Дипендра Бир Бикрам Шах родился 27 июня 1971 года в семье короля Непала Бирендры и королевы Айшварьи. Мальчик рос в окружении слуг и нянек, родители не занимались его воспитанием, поглощенные своей работой. Попытка привлечь внимание окружающих мальчик выражал с помощью агрессии. С ровесниками он не церемонился, обычно сбивал с ног и пинал, пока те не начинали плакать.

С мамой он не ладил особенно. Королева Айшварья не любила сюсюкаться с отпрыском, и когда тот капризничал, могла навешать оплеух и знатно поорать на него. Зря, зря, зря. Принц закатывал истерики и пытался выпрыгнуть из машины на ходу, когда мама подвозила его в школу. 

21215453_m.jpg

Капризный отпрыск, то и дело бьющий окна в школе, надоел королевской чете, и они отослали его в частную школу, с глаз долой. Жизнь принца стала полегче, вдали от дома он на полную катушку использовал свое положение принца, всячески развлекался, пил-курил-дрался, сколотил банду, ну и еще по мелочи... типа издевательств над мелкими животными. Он очень любил их поджигать. 

В равной степени он обожал путешествовать, любил литературу, историю и писал стихи. А еще очень почитал оружие: охотно занимался борьбой, карате и коллекционированием пистолетов и автоматов. Разносторонний был человек. 
21215464_m.jpg

Кронпринц с императором Японии

Все было хорошо, пока Дипендра не влюбился в девушку по имени Девьяни Рана, дочку бывшего министра иностранных дел Непала, но мама принца сочла ее недостаточно знатной для "любимого сынка", и всячески возражала против их отношений. Официальным предлогом для запрета послужило то обстоятельство, что прабабка Девьяни когда-то была любовницей при королевском дворе.

Мама Дипендры выбрала ему в жены более знатную девушку Суприе Шахи, предложив сыну оставить Девьяни в качестве любовницы. Дипендра вроде как и обрадовался, но Девьяни отказалась наотрез (еще бы), и вопрос зашел в тупик. 
21215467_m.jpg

Дипендра и принцесса Диана

Принцу стукнуло 29 лет, и мама решила активизироваться. Взяв папу-тряпку за горло, родители Дипендры объединились и вынесли ему ультиматум: либо женишься на знатной Суприе, либо вычеркиваем тебя из списка наследников трона. 

Запечалился Дипендра и позвал на помощь своего друга, "Джонни Уокера". Знатно посовещавшись с ним, он отправился домой, где его ждала семья в почти полном составе. Отправив пьяного сына наверх, спать, королевская семья продолжила было ужин. Но тут Дипендра вернулся, в военном мундире, с двумя М-16 в руках. 

Принц стрелял очередями. Его первой жертвой стал отец. Родственники принца пытались спрятаться на полу, за мебелью, но от пуль убежать тяжело. Мама Айшварья выбежала в сад, но сын бросился за ней. Его младший брат Нираджан попытался закрыть мать своим телом, но Дипендра убил сначала его, а потом застрелил и Айшварью. 

Расстреляв оба магазина, принц вынул револьвер и попытался застрелиться, пуля прошла наискосок и вышла через затылок. 

Самый массовый королевский расстрел  продолжался не больше полутора минут.

Кроме родителей и родного брата, Дипендра расстрелял родную сестру, двух родных теток, мужа одной из них и двоюродную тетку. Несколько человек получили тяжелые ранения. А девятой жертвой стала королева-мать, мачеха короля Бирендры, на роковом семейном ужине не присутствовавшая. При известии о смерти сына у 73-летней женщины не выдержало сердце.

21215570_m.jpg

Принц Дипендра справа

Сам же убийца остался жив. Следуя традициям и Конституции госсовет Непала провозгласил его королем. Умер он спустя три дня, в больнице, не приходя в сознание. 

Кстати, будучи коронованным, Дипендра попал под амнистию - по законам Непала правящего монарха нельзя было ни в чем обвинять. Так-то. 
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Фрэнсис Дрейк

21394964_m.jpg

Возможно, этот человек вам не знаком. Портреты его больше не висят на стендах "они позорят наш район" или "передовики корсарского производства". Слава его прошла через зенит и закатилась под диван истории. Но его дар народам Европы сравним, разве что, с даром огня Прометея.

Мистер Фрэнсис Дрейк, прозванный за жестокость "сэром". Начало его жизни не сулило мощного социального трамплина. Старший сын из двенадцати детей малоземельного фермера, мог рассчитывать только на то, что батя остальных потомков пустит по миру. Не дожидаясь милостей от судьбы, юный Фрэнсис в возрасте 12 лет нанимается юнгой на торговое судно. И ТУТ КАК ПОНЕСЛОСЬ! Воспылавший искренней отцовской любовью к юнге старый капитан (гусары, молчать!) назначает Дрейка своим наследником. После чего скоропостижно уходит в лучший мир. Такое вот приятное совпадение. Восемнадцатилетний капитан Дрейк не стал терять даром времени и вписался в "криптовалюту" 16-ого века. В работорговлю. В общем, стал приторговывать "черным деревом", как выразился бы Жюль Верн. Рабы крутятся, лаве мутится.

Все шло неплохо, пока на горизонте не показался реальный бич английских мореплавателей - ИСПАНЦЫ !

Да, Испания. Это там где коррида, герилья, Фернандо, мать его, Торрес, Испания! В Мексиканском заливе они набрели на экспедицию, в которой был Дрейк и надавали ей славных лещей за все хорошее. Просто потому, что могли.

"Биг факин мистейк", сказал Фрэнсис и с боем вырвался на оперативный простор. Затем, как добропорядочный гражданин, он через правительство Англии потребовал у Испании возмещения ущерба.

- А то что? - спросила Испания.

- А то всё, - угрюмо ответил Дрейк.

- А сам-то ты что у наших берегов делал такое интересное? - спросила Испания.

- Зря вы так, - обиделся Дрейк.

Но Испания ему не поверила. И действительно - зря.

- Не хотят отдавать - заберём все сами. Ну-ка, Джонни, подержи моё пиво, - говорит Дрейк.

- И собери матросов на палубе.

- Так, экипаж, - говорит он, -концепция изменилась, начинаем мочить испанцев.

- Так точно, товарищ капитан! - радостно ответила команда. Они любили своего капитана. В те золотые дни, если капитана не высаживали посреди Тихого океана на кусок суши два на два метра, дав ему только пистолет с одной пулей - значит команда его более-менее любила.

21394978_m.jpg

Уже через пять лет Испания пожалела, что не откупилась малой ценой.

В 1572-ом году, всего на двух кораблях Дрейк добрался до Панамского перешейка, высадился и штурмом пытался взять испанский город Номбре-де-Диос. В ходе атаки сам капитан был ранен, и фактически набег окончился неудачно, но это не могло остудить его месть. Продолжив барражировать в Карибском море он захватил несколько кораблей.

-А у вас есть такие же, но с серебряными пуговицами? Нет? Ну, будем искать, - спокойно заметил Дрейк.

Мелочевка его не интересовала. Он играл по-крупному и знал чего ждет. Местные рабы охотно поделились с бывшим работорговцем интересным фактом, звучащим так же мифически как и Эльдорадо - "Серебряный караван". Испанцы с трудолюбием муравьев вывозили из Америки серебро, золото, пряности и табак. Зачем они коренным американцам? Ни за чем. Всё в Испанию, всё в дом.

-Звучит логично, - подумал Дрейк. И продолжил охоту. Месяцы неторопливого кружения по Карибскому морю. И тут - удача. Короткая погоня. Абордаж. Рабы не врали. Тридцать. Тонн. Серебра.

В Англию он вернулся богачом. Прикупил имение и ещё пару кораблей. Другой успокоился бы на достигнутом и до конца жизни нянчил бы внуков, рассказывая морские небылицы. Но Дрейк был из другого теста.

Всего через четыре года после возвращения он снова уходит в море. На этот раз - всё по-взрослому. Экспедицию благословила лично королева Елизавета. Заявленная цель исключительно благородная - продолжать географические исследования и открывать новые земли. По факту - грабить испанцев везде, где попадутся. Поговаривают - королева финансово лично вложилась в это предприятие, поверив в дерзость и удачу капитана Дрейка.

21395011_m.jpg

15 ноября 1577-ого года шесть кораблей вышли в сторону Африки, где разграбили прибрежный город Могадар. Затем развернулись в сторону Америки, где продолжили беззастенчивый разбой. В Магеллановом проливе их застал жуткий шторм, который окончательно развалил флотилию. Один корабль повернул домой, остальные утонули или были брошены. Все, кроме флагмана "Золотая лань". Отброшенная на юг, она попутно открыла пролив между Антарктидой и Огненной Землей. Пролив Дрейка - про того самого Дрейка. Повернув на север они разграбили каждый встречный испанский город. Среди них Вальпараисо, Кальяо, Трухильо, Манта. Перейдя через Тихий Океан, обогнул Африку и в 1580-ом вернулся на родину.

21395013_m.png

Приём обещал быть холодным. Большая часть кораблей экспедиции утонула. Из Испании со скоростью смс шли депеши с просьбами повесить наглого корсара и прекратить беспредел. Да-да, всё это время никакой официально объявленной войны между Англией и Испанией не было. Жизнь Дрейка вот-вот могла оборваться в петле. Если бы не одно жирное "но". Очень жирное "но". Когда королева взошла на борт "Золотой лани" стало понятно, почему корабль едва не черпает воду. В своих трюмах он вёз награбленных богатств на шестьсот тысяч фунтов.

В 2018-ом году шестьсот тысяч фунтов это 2-3 Ламборджини. В 1580-ом - доход английской казны. За два года. Едва подняв с палубы упавшую челюсть, королева не сходя с места произвела Фрэнсиса Дрейка в рыцари.

Меньше чем за три года, на деревянном корабле всего 36 метров длинной, питаясь зачастую гнилыми сухарями и тухлой водой, без кондиционеров и высокоскоростного интернета экипаж "Золотой Лани" совершил второе в мире кругосветное путешествие, навсегда записав свой поход в книгу величайших мореплаваний.

21395027_m.jpg

Но среди сокровищ в трюме флагмана было одно особое. Его считали опасным для жизни, ядовитым, разносящим проказу и безумие. Называли чертовыми яйцами и яблоком дьявола.

Сейчас, без лишних эпитетов, мы называем его просто картофелем.

21395031_m.jpg

"Сэру Фрэнсису Дрейку, распространившему картофель в Европе. Миллионы земледельцев мира благословляют его бессмертную память. Это помощь беднякам, драгоценный дар Божий, облегчающий горькую нужду"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Елена Глинская

21432195_m.jpg

Как только разговор заходит о российских правительницах мы в основном вспоминаем княгиню Ольгу и Екатерину II, чуть реже Елизавету Петровну. Почему-то всегда (уверяю Вас незаслуженно) забываем о Елене Глинской - матери Ивана IV, именуемого нами по ошибке недобросовестных историков, Грозным.

Родителями девушки были князь Василий Львович из литовского рода Глинских и Анна Якшич (многие считали её ведьмой), которая кстати была сербкой и дочерью известного воеводы. Дядя Елены, князь Михаил Львович, был крупным государственным деятелем в Литве, но после провала мятежа Глинских вынужден был бежать из родных пенатов вместе с семьёй в Москву. Именно вместе с ним к нам и прибыла юная Елена.

В 1526 году Елена Глинская была выбрана невестой великого князя Василия III (отца Ивана IV), который развёлся с первой женой по причине бесплодия последней. Елена была то что мы сейчас называем женщиной "современного типа" - высокая 165 см (да очень высокая по тем временам), статная, спортивного телосложения и независимого нрава. Но главное, она была бы красоткой сейчас, но тогда считалась дурнушкой (никакого тебе румянца, пухленьких щёчек и приятной полноты). Не секрет, что параметры красоты меняются со временем. Однако Василия III никакие доводы советников от выбора огненноволосой востроглазой девушки не отвратили. Елена быстро родила царю двоих сыновей — Ивана и Юрия. И хоть вела себя девушка непривычно и "домострой" не признавала, отношения у четы были хорошие и брак можно было считать счастливым.
В начале 1533 года она овдовела. Перед смертью муж назначил для трёхлетнего Ивана и Юрия регентов из числа бояр, которым доверял. Им же он поручил и заботу о любимой жене.

Царь зря доверял боярам. Казна начала скуднеть (воровали сукины дети, не без этого), а Елена и сыновья превратились в марионеток семи регентов. В какой-то момент Глинская даже стала опасаться за свою жизнь и решила действовать. В декабре 1533 года Елена Васильевна, пользуясь конфликтами между регентами, фактически совершила переворот, отстранив от власти назначенных её мужем опекунов. В том числе под раздачу попались и слишком ретивый деверь и размечтавшийся о кисельных берегах дядя (был брошен в тюрьму где и умер). Глинская становится единоличной правительницей Русского государства. Её окружение перестало воспринимать двадцатипятилетнюю женщину как глупую, взбалмошную пустышку, к ней стали прислушиваться и уважать. Правила Елена почти пять лет и успела сделать не так уж и мало:

- в конце 1537 года Елена заключила с польским королём Сигизмундом I выгодный для нашей страны мир, поставивший черту под русско-литовской войной 1534—1537 гг., именуемую также "Стародубской";

- Швецию красотка обязала не помогать Ливонскому ордену и Литве в борьбе с Россией;

- провела денежную реформу 1535 года, фактически введя в Русском государстве единую валюту. Это была серебряная деньга весом 0,34 г. - рубль (копейка кстати тоже начала активно распространятся при ней). Для этих целей был построен Монетный двор, который сразу по настоянию правительницы стал режимным, хорошо охраняемым объектом. Как не крути, а шаг этот стабилизировал экономику нашей державы;

- также она ввела единые для всей страны меры веса и длины.

21432242_m.jpg

Планов у Глинской было много, да вот только 4 апреля 1538 года справив тридцатилетие, она неожиданно и скоропостижно умерла.

Большая часть историков склоняется к мысли, что женщину отравили бояре, которым она спуску не давала, и к "мудрым" советам которых прислушиваться не желала. Так это или нет мы не знаем, хотя сын её Иван IV (в матери он души не чаял) в этом был уверен абсолютно точно.

Полёт молодой правительницы был прерван в самом зените. Э-э-эх кто знает, чтобы она провернула кабы не отравители.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×