Перейти к содержанию

бальзаматор

СПЕЦЫ
  • Публикаций

    1 840
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    199

Весь контент бальзаматор

  1. Всяко-разно

    Биологи обнаружили в лесах Польши труп, провисевший на дереве 13 лет. За это время тело частично мумифицировалось, и в нем свили гнездо предприимчивые белочки 16 сентября 2018 12:46 Но ученых поразило не это: когда тело перевезли в отдел судебной медицины Вроцлавского медицинского университета, медики обнаружили в его внутренностях одновременно ужасную и забавную находку. Оказалось, что мумия стала… домом для белок.Исследователи заявляют, что это беспрецедентный случай, иллюстрирующий необузданную изобретательность дикой природы. О своем открытии они рассказала в журнале Forensic Science International. «Ранее никому из нас не представлялась возможность описать случай гнездования млекопитающих в человеческом теле, обнаруженном на дереве. Это открытие подарило нам уникальную информацию о поведении и биологических особенностях этих существ», рассказал исследователь Марцин Кадей из Института биологии окружающей среды Университета Вроцлава. https://www.popmech.ru/science/news-441372-mumificirovannyy-trup-stal-domom-dlya-belok-oshelomlyayushchee-otkrytie/?utm_source=вконтакте&utm_medium=social&utm_campaign=popmech&utm_content=instan
  2. Стыдно за коллег

    С одной стороны - просветительская работа с населением , а с другой - "звериный оскал капитализма" и современные реалии ( очень многим кажется что в чужих руках йенг толще и хочется перекрыть ручейки доходов представителям закрытого клуба работников скорбной сферы деятельности , наложив на эти ручейки свою мохнатую лапу )
  3. Всяко-разно

    Соревнования палача и приговорённого в Османской империи В мировой истории Османская империя оставила немало следов. Она приложила свою руку ко многим трагическим событиям, последствия которых и ныне дают о себе знать. Эта сильная империя, конечно, отличалась своими традициями и обычаями. Надо сказать, что страна интересна тем, что она была по-всячески связана как с христианскими государствами, так и со странами Востока. Сейчас мы затронем кое-что интересное, оно как раз-таки является продуктом симбиоза восточных нравов и европейских амбиций в политике османов. Речь идет о целом штате палачей, который существовал при дворе. Если вы обратитесь к каким-нибудь книгам об истории Османской империи, то обязательно найдете там целый параграф информации о казни. За шесть столетий существования страны в работе палача развилось множество обрядов, эта процедура стала чем-то культурным и досуговым. Надо отметить, что для каждого сословия у османов была особенная процедура казни, так, простых людей казнили особенно жестоко, даже когда они не совершили ничего тяжкого. Их подвешивали на крюк за ребро, сажали на кол или вообще четвертовали. Что же касается государственных служащих, они отделывались от палача простым отрубанием головы. А самое высшее сословие - служащие султанского двора лишались жизни только бескровно. Так, их душили тетивой лука или шелковым платком. Кстати, для каждого сословия существовали не только различные методы казни, но и разные палачи. Простолюдинов лишали жизни палачи из армии страж дворца султана, эти «работники» как правило были глухими, они не слышали никаких молитв и воплей приговоренного, их рука никогда не дрожала над головой. А вот элитных заключенных казнил один лишь начальник стражи султана. Он делал все быстро и как можно менее болезненно. Существовал у османов и верховный суд, а приговора осужденный ожидал во Дворце Топкапы. Интересно то, как заключенному объявляли решение суда, охранник преподносил человеку чашу с шербетом. Все мечтали, получив чашу, увидеть в ней белый напиток. Если же он был красного цвета, то грозила осужденному казнь. В течение трех дней приговоренный выпивал чашу, после этого решение суда вступало в силу и его отводили на место исполнения приговора. Что касается этой процессуальной части, она была одинакова для всех сословий. Единственное различие состояло в том, что, когда чашу с красным напитком глава стражи преподносил приговоренному из высшего сословия, он делал ему предложение. Пари заключалось в том, что если осужденный сумеет обогнать палача в забеге на триста метров, то он избежит наказания в виде смертной казни. Дистанция пролегала от дворца до места казни. В случае, если страж победит, он сразу же казнит заключенного через удушение, а если выиграет преступник, то его наказание заменяют изгнанием из страны. Кажется, что все очень просто, обычное пари, где побеждает кто-то один, но не тут-то было. В дворцовой страже султана служили исключительно атлеты. Еще один важный момент - они знали все ловушки дистанции, конечно, им было гораздо проще преодолеть путь. Таким образом, за всю историю существования такого шанса для приговоренных к смертной казни всего нескольким людям удалось обогнать главу стражи. Одним из таких победителей оказался Хаджы Салих-паша, его приговорили к смертной казни в ноябре 1822 года. Кроме того, после такой красивой победы султан предложил заключенному место генерал-губернатора Дамаска. До сих пор нет официальной информации о том, как именно появилась данная традиция, но первые упоминания соревнований датируются концом 18 века, а завершилось время забегов палачей и приговоренных в 19 веке. (цы)
  4. Личности в истории

    Елена Глинская Как только разговор заходит о российских правительницах мы в основном вспоминаем княгиню Ольгу и Екатерину II, чуть реже Елизавету Петровну. Почему-то всегда (уверяю Вас незаслуженно) забываем о Елене Глинской - матери Ивана IV, именуемого нами по ошибке недобросовестных историков, Грозным. Родителями девушки были князь Василий Львович из литовского рода Глинских и Анна Якшич (многие считали её ведьмой), которая кстати была сербкой и дочерью известного воеводы. Дядя Елены, князь Михаил Львович, был крупным государственным деятелем в Литве, но после провала мятежа Глинских вынужден был бежать из родных пенатов вместе с семьёй в Москву. Именно вместе с ним к нам и прибыла юная Елена. В 1526 году Елена Глинская была выбрана невестой великого князя Василия III (отца Ивана IV), который развёлся с первой женой по причине бесплодия последней. Елена была то что мы сейчас называем женщиной "современного типа" - высокая 165 см (да очень высокая по тем временам), статная, спортивного телосложения и независимого нрава. Но главное, она была бы красоткой сейчас, но тогда считалась дурнушкой (никакого тебе румянца, пухленьких щёчек и приятной полноты). Не секрет, что параметры красоты меняются со временем. Однако Василия III никакие доводы советников от выбора огненноволосой востроглазой девушки не отвратили. Елена быстро родила царю двоих сыновей — Ивана и Юрия. И хоть вела себя девушка непривычно и "домострой" не признавала, отношения у четы были хорошие и брак можно было считать счастливым. В начале 1533 года она овдовела. Перед смертью муж назначил для трёхлетнего Ивана и Юрия регентов из числа бояр, которым доверял. Им же он поручил и заботу о любимой жене. Царь зря доверял боярам. Казна начала скуднеть (воровали сукины дети, не без этого), а Елена и сыновья превратились в марионеток семи регентов. В какой-то момент Глинская даже стала опасаться за свою жизнь и решила действовать. В декабре 1533 года Елена Васильевна, пользуясь конфликтами между регентами, фактически совершила переворот, отстранив от власти назначенных её мужем опекунов. В том числе под раздачу попались и слишком ретивый деверь и размечтавшийся о кисельных берегах дядя (был брошен в тюрьму где и умер). Глинская становится единоличной правительницей Русского государства. Её окружение перестало воспринимать двадцатипятилетнюю женщину как глупую, взбалмошную пустышку, к ней стали прислушиваться и уважать. Правила Елена почти пять лет и успела сделать не так уж и мало: - в конце 1537 года Елена заключила с польским королём Сигизмундом I выгодный для нашей страны мир, поставивший черту под русско-литовской войной 1534—1537 гг., именуемую также "Стародубской"; - Швецию красотка обязала не помогать Ливонскому ордену и Литве в борьбе с Россией; - провела денежную реформу 1535 года, фактически введя в Русском государстве единую валюту. Это была серебряная деньга весом 0,34 г. - рубль (копейка кстати тоже начала активно распространятся при ней). Для этих целей был построен Монетный двор, который сразу по настоянию правительницы стал режимным, хорошо охраняемым объектом. Как не крути, а шаг этот стабилизировал экономику нашей державы; - также она ввела единые для всей страны меры веса и длины. Планов у Глинской было много, да вот только 4 апреля 1538 года справив тридцатилетие, она неожиданно и скоропостижно умерла. Большая часть историков склоняется к мысли, что женщину отравили бояре, которым она спуску не давала, и к "мудрым" советам которых прислушиваться не желала. Так это или нет мы не знаем, хотя сын её Иван IV (в матери он души не чаял) в этом был уверен абсолютно точно. Полёт молодой правительницы был прерван в самом зените. Э-э-эх кто знает, чтобы она провернула кабы не отравители.
  5. Личности в истории

    Елизавета Батори: графиня Дракула Елизавета (Эржебет) Батори вошла в историю своими многочисленными убийствами юных девушек. Некоторые верили, что она убивала их, чтобы принимать ванны с кровью и так сохранить свою красоту и молодость, други распространяли слухи, что она вампир, что неудивительно для Трансильвании, а третьи утверждают, что она была простой садисткой. Как бы то ни было, масштабы «деятельности» Батори поражают. В её найденных дневниках значились имена более 600 жертв, а некоторые свидетели утверждали и о 650 загубленных девушках Батори даже занесена в Книгу рекордов Гиннесса как женщина, совершившая самое большое количество убийств. Однако до сих пор ходят разные легенды о том, что же побудило знатную особу к таким зверствам. Елизавета происходила из венгерского рода Батори, ее отец Дьердь и мать Анна, которая приходилась сестрой польскому королю Стефану Батория, были представителями разных ветвей одной знатной семьи. Вообще, в их роду свадьба на родственниках была нередким явлением, поэтому среди родни у Елизаветы числились алкоголики, сумасшедшие и больные эпилепсией. Собственно и сама Елизавета не отличалась тихим нравом.В 10 лет ее обручили с Ференцем Надашдем, а в 1575 году они сыграли пышную свадьбу, на которую позвали более 4,5 тысяч гостей. 15-летняя Елизавета переехала из родового замка Эчеда в Шарвар в мужу. В качестве подарка на свадьбу Ференц подарил супруге Чахтицкий замок, расположенный у подножия Малых Карпат. Именно тут, спустя некоторое время, будет производить свои расправы над девушками графиня. Елизавете в доме мужа было скучно, супруг постоянно отсутствовал: то уезжал в Вену на учебу, то на военные сборы. Но юная графиня времени не теряла и развеивала скуку в обществе любовников. Говорят, через два года после свадьбы Елизавета завела себе фаворита из числа слуг и даже родила от него ребенка. Ференц был взбешен этим и спрятал беременную жену подальше от глаз, а после родов отнял у нее дочь, чтобы спасти семью от позора. Ребенок, предположительно, был убит. Слугу же оскорбленный супруг жестоко наказал — он повелел кастрировать его и затем бросить на растерзание своре собак. упруг графини Ференц НадашдьГоворят, именно от мужа Елизавета переняла любовь к жестокости и пыткам. Ференц отличался буйным нравом, часто бил слуг и даже пытал их. Елизавета тоже была несдержанна и вымещала злость на горничных и придворных. Она любила вид крови и не гнушалась использовать различные орудия пыток. В порыве гнева Елизавета могла заколоть служанку ножницами, или пытать ее иглами, или же раздеть догола и выгнать на улицу в лютый мороз, а потом еще и заставить поливать девушку холодной водой. Говорят, первое убийство Елизавета совершила в 20-летнем возрасте, а после смерти в 1604 году супруга, ее жажда крови только усилилась.Согласно легенде, однажды графиня ударила свою служанку, которая расчесывала ей волосы. На руку Елизаветы попала кровь из носа девушки, и графине показалось, что потом в этом месте ее кожа стала мягче и белее. Графиня пыталась сохранить свою красоту всеми силами (а она была действительно одной из прекраснейших женщин в Европе) и ей понравился «чудодейственный» эффект крови, так что Елизавета решила принимать с ней ванны, убивая для этого по несколько служанок за раз. По другой версии, такой рецепт омоложения ей подсказала одна ведьма. Однако, когда ванны не оказали должного эффекта, ведьма сказала, что нужно использовать кровь не простолюдинок, а знатных особ. Доказательств тому, что Батори действительно купалась в крови обнаружено не было, да и легенда эта стала распространена намного позднее, когда в моду вошли истории о вампирах.Однако, юные девушки действительно пропадали, возраст некоторых из них был 11−12 лет. Сначала Елизавета расправлялась только со своими служанками, но когда те закончились, ее слуги стали искать в окрестностях новых молодых жертв. Девушек приглашали в Чахтицкий замок на работу за определенную плату, а некоторых просто воровали на улице. Кроме того, зачастую к Елизавете отправляли своих дочерей представители знатных венгерских семей, чтобы те получили необходимое образование и выучились придворному этикету. Но они и подумать не могли, что девушки найдут свою смерть в подвалах замка, где их будут жестоко пытать. Чахтицкий замок После смерти супруга за вдовой и ее шестью детьми был поставлен приглядывать граф Дьердь Турзо. Именно он и начнет расследование о бесчинствах кровавой графини. С 1602 по 1604 год лютеранский священник Иштван Мадьяри, после того, как слухи о кровожадности Елизаветы поползли по всему королевству, стал публично и при дворе жаловаться на графиню, но его слова оставались без внимания. Наконец, в 1610 году король Матьяш II поручил Турзо, который был палатином Венгрии, проверить ужасные слухи. Дьердь нанял в помощь двух нотариусов, чтобы те нашли свидетелей. К 1611 году они получили показания более 300 человек, а судебное дело включало показания четырех обвиняемых и 13 свидетелей. Показания подтвердили то, что графиня убивала крестьянских девочек-подростков, а затем ее жертвами стали и дочери мелкопоместных дворян. Также имели место и похищения. Зверства, описанные свидетелями, включали в себя жестокие побои, сжигание и увечья рук, откусывание плоти, рук и других частей тела, замораживание и голодную смерть, пытки иглами. Некоторые из опрошенных называли родственников, которые умерли в замке графини, другие говорили, что тела, захороненные на местных кладбищах, были со следами пыток. Два свидетеля даже утверждали, что видели убийства служанок своими глазами. Свои кровавые расправы Батори устраивала не только в Чахтице, но и в Шарваре, Пожони, Вене и других местах. Утвердившись в правдивости слухов, Турзо 30 декабря 1610 года нагрянул в замок Батори и арестовал ее, а также четверых слуг, которых считал ее приспешниками: Доротью Сентеш, Илону Йо, Катарину Беницку и Яноша Уйвари (Ибиш или Фицко). Люди Турзо нашли одну девушку уже мертвой, а другую умирающей. Турзо заявил, что поймал Батори с поличным, однако это маловероятно. Скорее всего, версия о том, что графиню застали всю в крови, была приукрашена беллетристами. Елизавету арестовали еще до обнаружения жертв.Король Матьяш потребовал от Турзо отправить Батори под суд, то тот убедил правителя, что подобное громкое дело в отношении представительницы одной из богатейших семей может негативно сказаться на дворянстве. Кроме того, это был бы позор для всего рода Батори. Король согласился отправить Елизаветуу под домашний арест. Кроме того, благодаря делу против Батори, Матьяш избежал необходимости возвращать ей большой долг. Кстати, среди сторонников невиновности Батори распространена версия, что весь суд был результатом заговора против нее. Действительно, правившая в Трансильвании семья Батори была невероятно богата, если уж сам король занимал у нее денег, и обладала большими земельными наделами. Возможно, действительно были попытки ослабить их влияние, но даже для заговора 600 жертв это чересчур. Поэтому последователей у этой теории не так уж и много.Суд над пособниками Батори опросил десятки свидетелей и пострадавших. Точное число жертв установить так и не удалось. Одни обвиняемые говорили о 37 жертвах, другие о более чем 50. Слуги замка Шарвар утверждали, что за его стены было вывезено 100−200 трупов. Одна из свидетельниц утверждала, что Батори погубила 650 человек, и это число и легло в основу легенды. Официально же судом были признаны только 80 жертв. Подсудимых Сентеш, Йо и Фицко приговорили к смерти. Йо и Сентеш оторвали пальцы раскаленными щипцами, а потом обеих сожгли заживо на костре. Фицко, которого считали в меньше степени виновным, обезглавили, а тело сожгли. Только Беницка получила пожизненное заключение.Сама Елизавета Батори была приговорена к пожизненному заключению в Чахтинском замке. В ее комнате замуровали все окна и двери, оставив лишь небольшие отверстия для воздуха и чтобы передавать еду. Она стала заложницей в собственном доме и прожила так три года вплоть до своей смерти. Кровавая графиня умерла спокойно во сне. Ее похоронили в Чахтицах, но из-за протестов местных жителей, тело было перенесено в ее семейный склеп в Эчеде. «Кровавая графиня» Елизавета Батори Король Иерусалимский Балдуин 4 В марте 1185 года в 23 года умер король Иерусалимский Балдуин (Бодуэн) IV. Он не особенно известен своими подвигами. Между тем этот обреченный молодой человек за свою короткую жизнь совершил гораздо более заметные деяния, чем, скажем, его всемирно известный современник Ричард Львиное Сердце (Richard the Lionheart, Cœur de Lion, 1157–1199), причем в гораздо более сложных условиях. В период его правления Иерусалимское королевство крестоносцев уподобилось ореху между смыкающимися вокруг него клещами мусульманского щелкунчика. И Балдуин, несмотря на страшный недуг, до последнего дня отстаивал интересы своих подданных. Воспитанием принца Балдуина занимался умнейший человек своего времени, средневековый хроникер Вильгельм (Гийом) Тирский. Балдуин рос образованным, рассудительным человеком. Вильгельм писал: «…он был красивым ребенком, способным… быстро все схватывал, интересовался историей… всегда помнил добро, впрочем, как и зло…». Военную науку мальчик постигал с теми же успехами, в будущем из него получился отличный военачальник. К несчастью, ребенок заболел проказой, неизлечимой в средние века. Король Амори приказал усилить занятия верховой ездой, так как правая рука у принца омертвела, а в будущем, в бою, в левой будет оружие, и управлять боевым конем придется только лишь ногами. Балдуин в итоге стал первоклассным наездником и виртуозно ездил верхом. Война с Саладином: 25 ноября 1177 года Балдуин и Рейнальд вышли из города с 375 рыцарями, к которым присоединилось 80 тамплиеров под руководством магистра Одо де Сент-Амана, и разбили превосходящие силы Саладина (26 тысяч человек) в битве при Мон-Жизаре. В победе сыграло роль и то, что Саладин недооценил юного противника, полагая, что тот не осмелится сразиться с ним, и то, что крестоносцы захватили Саладина врасплох, и то, что франки действительно умело бились. Балдуин преследовал противника до самого заката. Саладин потерял 90 процентов войска, включая личную охрану из мамлюков, бежал обратно в Египет, по дороге распуская слухи, что битву выиграл он, а не крестоносцы. Но в течение целого года, прежде чем возобновить атаки на франков, Саладин только зализывал раны. Летом 1180 года произошло событие, во многом предопределившее печальную судьбу Иерусалимского королевства. Сибиллу выдали замуж за Ги де Лузиньяна (Guy de Lusignan, 1160–1194), двусмысленного авантюриста, показавшегося Балдуину и его матери Агнессе приличным кандидатом — он был кузеном английского короля Генриха II (1133–1189). К тому времени Балдуин ослеп, не владел конечностями и потому пытался отречься от престола. Но раз за разом попытки найти подходящего кандидата на трон срывались. Подвел и Рейнальд Шатийонский: напал на торговый караван, шедший из Египта в Дамаск, и прямо оскорбил Саладина, захватив во время одного из таких нападений его мать. В 1182 году возмущенный Саладин возобновил атаки на франков, и Балдуин был вынужден назначить Ги де Лузиньяна регентом. Не прошло и года, как тот покрыл себя позором: когда Ги де Лузиньян присутствовал на свадебных торжествах в Кераке, Саладин напал на замок и осадил его прямо с гостями внутри. Балдуин, собрав оставшиеся физические силы, явился на место и снял осаду, но Ги отказался сражаться с Саладином, и султан просто отправился домой! Такой регент Балдуину не был нужен. Лузиньян удалился с супругой в Ашкалон, а королю так и не удалось добиться их развода. «Пока он был жив, он всегда побеждал» До последней секунды своей жизни Балдуин занимался делами Иерусалима. Разочаровавшись в регентах и попытках найти достойного наследника, в 1183 году он назначил своим соправителем пятилетнего племянника, Балдуина Монферратского. В день смерти прокаженный правитель провел последний королевский совет. Через два года, 4 июля 1187 года Саладин победил крестоносцев и Ги де Лузиньяна, стараниями жены все-таки ставшего иерусалимским королем, при Хаттине. То была смертельная рана, нанесенная Иерусалимскому королевству; а в 1291 году крестоносцы были вовсе изгнаны с Ближнего Востока. Но память о Балдуине в этом регионе сохранялась долго. В середине XIII века один мусульманин в Дамаске заявил оружейнику короля Людовика IX: «Были времена, когда король Балдуин Иерусалимский, тот, что был прокаженным, побил Саладина, хотя у него было всего 300 воинов против Саладиновых 30 тысяч. Сейчас ваши грехи так велики, что мы гоняем вас по полям, как скот». В 15 лет стал королем, в 16 разбил Саладина при десятикратной разнице в силах. Прославился как политик, но так и не смог обеспечить достойного преемника, хотя все царствование пытался найти такого и отречься, наконец. Калико Джек ( история пирата, который брал в команду женщин и не протрезвел пока его не повесили ) Отчаянный пират и беспробудный забулдыга. Пройдоха, обласканный рукой судьбы, однако не раз получавший от нее кулаком по обветренному морскими штормами лицу. Безумец, взявший в свою команду девиц, и настоящий сердцеед, вместе с которым красавицы-фурии с саблями наперевес брали на абордаж торговые суда. Все это — Джек Рэкхем, настоящий корсар и разбойник.Плесните ка себе грога, да забейте трубку табаком: Статья поведают о старине Калико Джеке, лихом морском волке и проходимце, хватавшем удачу одной рукой и тут же отпускавшем ее другой.Море поет лишь тому, кто дерзнет… Калико Джек в сериале «Черные паруса» в исполнении Тоби ШмитцаНикто доподлинно не знает, из какой семьи происходил Джек Рэкхем. В народе шел слух о том, что отец знаменитого пирата подрабатывал портным и был горьким пьяницей. Не исключено, что подобная молва пошла после того как сам Джек стал проявлять талант в употреблении спиртного, впрочем, любителей выпить в те времена было хоть отбавляй.Кое-что все-таки известно. Джек Рэкхем родился в Лондоне 21 декабря 1682 года, о чем осталась запись, сделанная властями Порт-Ройала. Об этом им рассказал сам Джек, но стоит ли верить словам пирата? Решайте сами, но помните, что врать перед лицом смерти не престало настоящему морскому волку, а тогда старуха с косой уже крепко схватила Джека Рэкхема за горло. Однако не будем забегать вперед. Будущий Калико Джек (это прозвище ему дали за любовь к облачениям из яркого индийского ситца, которое называли «калико») примелькался среди пиратской братии в довольно юном возрасте. Парня пьяняще манило море, но быть матросом на торговом судне, или влачить, как ему казалось, жалкое существование моряка на английском флоте Джек не хотел.Времена не выбирают, а начинавшийся XVIII век был для мира, и особенно для Великобритании, «веком покорения морей», когда каждый юнец грезил о том, чтобы встать за штурвал своего грозного корабля. Джек Рэкхем был не чужд подобных мечтаний, вот только над своими парусами ему виделся лишь черный флаг.Где конкретно пробавлялся безусый юнец в те годы, никто, разумеется, не запомнил, однако времени даром он точно не терял. В свои двадцать с небольшим Джек уже стал квартирмейстером на судне «Treasure» («Сокровище»), где капитаном был знаменитый Чарльз Вейн, прославившийся как один из самых жестоких английских пиратов тех лет. В «золотой век пиратства» квартирмейстер занимался различными хозяйственными делами на корабле, а значит, Джек Рэкхем оказался на этой должности явно заслужив уважение.Вместе с командой Чарльз Вейн прошел ураганом по многим зазевавшимся торговцам и неудачливым военным кораблям, и, разумеется, попал в поле зрения властей. Губернатор Багамских островов Вудс Роджерс, с которым у Вейна были старые счеты, даже предлагал всей команде пирата помилование в виде перехода на государственную службу каперами, однако никто с «Сокровища» не поддался на эти увещевания. Может, повлияло и то, что условия, на которых предлагалось сдаться, были не очень-то выгодными и включали в себя сдачу в пользу казны всего награбленного. Впрочем, это только подтверждает то, что Вейн и команда в итоге повели себя как настоящие пираты. Однако какие бы смышленые парни не помогали в пиратском ремесле, любому капитану всегда следовало помнить хорошее правило, написанное кровью тех, кто его не соблюдал: когда берешь в команду толковых ребят, отрасти глаза на затылке и не становись к ним спиной. Такой опытный буканьер, как Чарльз Вейн, помнил об этом, но его, как это часто бывает, подвела удача.Осенью 1718 года «Сокровище», проплывавшее неподалеку от Нью-Джерси, сошлось с французским военным кораблем. Судно было быстроходным и хорошо вооруженым, поэтому капитан Вейн решил не ввязываться в драку и уйти с попутным ветром. Многим на корабле это не понравилось — пирату не к лицу бежать от одного жалкого суденышка каких-то вояк. Тем более французских. Как всегда бывает в таких случаях, все решил пиратский кодекс, согласно которому во время погони, сражения или ухода от него, должна неукоснительно соблюдаться воля капитана. Решение было принято, и «Сокровище» скрылось в море. На следующий день вчерашний спор обернулся бунтом, который умело возглавил квартирмейстер. На корабле провели голосование, и новым капитаном стал Джек Рэкхем, а сокрушенного грозу морей, свирепого Чарльза Вейна, вместе с пятнадцатью верными ему пиратами, погрузили в небольшой шлюп и дали от ворот поворот. «Сокровище» теперь полностью перешло в руки капитана Рэкхема.Позже Вейн успел натворить еще много лихих пиратских дел, но через несколько лет удача вновь подвела его. Чарльз Вейн был схвачен властями, и после суда его повесили. Облитое смолой бездыханное тело бывшего грозного капитана, висевшее на деревянной балке, еще долго раскачивал ветер на маленьком острове Ган-Кей в назидание всем, кто захочет заняться опасным ремеслом морского разбойника. Ирония ситуации была в том, что Вейн ожидал суда в соседней камере со своим бывшим квартирмейстером, тем самым Джеком Рэкхемом, к тому моменту полностью опустившимся от пьянства и разврата, но об этом также немного позже.Капитан Джек Рэкхем«Старик же постоянно думал о море как о женщине, которая дарит великие милости или отказывает в них, а если и позволяет себе необдуманные или недобрые поступки, — что поделаешь, такова уж её природа».(с) Эрнест Хемингуэй. «Старик и море» Калико Джек, шедший не раз в первых рядах рубак на абордаж, уже имел на «Сокровище» солидный авторитет, а несколько удачных грабежей, где Джек проявил себя в роли толкового капитана, полностью убедили команду в том, что они не ошиблись с выбором.Казалось, птица удачи, которую схватил за хвост новоиспеченный капитан, уже никогда не упорхнет из рук Джека Рэкхема, но в дело снова вмешался случай.«Сокровище» вместе с захваченным торговым кораблем «Кингстон», полным различного добра, подстерегли у берегов Кубы охотники на пиратов. В это время вся команда находилась на суше, и только чудом ей удалось избежать облавы в зарослях местных джунглей.Сквозь кусты Джек Рэкхем с горечью наблюдал за тем, как оба его корабля уводят в море. Мечты рушились на глазах, однако унывать было нельзя, и команда поступила так, как и подобает настоящим пиратам — мощно забухала. Имевшихся запасов спиртного хватило надолго, поэтому идея переоборудовать единственный разбитый шлюп под что-то стоящее не сразу обрела продолжение. Тем не менее, в перерывах между пьянками команда все-таки начала работу над импровизированным судном, и тут на веселую компанию вновь обратила свой взор госпожа Удача.Патрульный испанский корабль вместе с небольшим захваченным английским суденышком подошел к берегам острова, на котором пьянствовал Джек Рэкхем со своими ребятами. Отлив не позволил военным подойти ближе и проверить, что это за корявая посудина стоит на песке, а вот Рэкхем заметил испанцев издалека и придумал хитрый план. Пробравшись втихаря на английский кораблик, пираты перерезали всю охрану, и, не поднимая лишнего шума, спокойно уплыли восвояси. Проснувшимся утром патрульным, потерявшим за ночь целый корабль, осталась лишь кривая лодка на берегу, которую они в бессильной злобе безжалостно расстреляли.Женщина на корабле — предвестница несчастья«Море и любовь не терпят педантов»(с)Александр Грин, «Алые паруса». История о том, как после такого феноменального побега от испанцев Джек Рэкхем с командой вдруг оказался в лапах все того же губернатора Вудса Роджерса, обросла байками. Одни говорят, что Джек трусливо решил оставить пиратский промысел и, в поисках помилования, бросился в объятия Роджерса, обвиняя при этом во всех грехах Чарльза Вейна. Поверить в такое, учитывая дальнейшую лихую судьбу Рэкхема, сложно. Более правдоподобной выглядит другая версия, согласно которой вся команда, в очередной раз изрядно нализавшись, проспала приближение военного корабля, на который и погрузили в мясо пьяных Джека и компанию.Так или иначе, но Роджерс как-то простил Рэкхема и взял с него честное слово, что тот больше никогда не пойдет в пираты. Коллеги по опасному бизнесу разбрелись кто куда, а бывшему капитану оставалось только одно: беспробудно пить и смотреть на гладь простирающегося к горизонту моря на побережье Нью-Провиденса.В этом же городке жил и еще один «сбитый летчик». Бывший пират Джон Бонни слыл в тех краях стукачом и человеком, помогающий властям выявлять неблагонадежных граждан. Кроме омерзения этот субъект у Рэкхема не вызывал никаких чувств, а вот его жена, Энн Бонни, напротив, пришлась Калико по душе.Роман бывшего пирата и девушки, искавшей приключений, но нашедшей в жизни только мерзкого муженька, в итоге привел к тому, что у Джека и Энн родился ребенок. Однако это не только не охладило пыл романтиков, но добавило масла в огонь. Калико Джек решил собрать свою старую команду, захватить новый корабль и снова отправиться в путь. При этом и Энн, несмотря на вопиющее нарушение пиратского кодекса, было решено взять с собой.Мало того, в поисках замены для тех из старой команды, кто уже умер или отошел от дел, Джек Рэкхем нашел еще одну девицу — Мэри Рид, которая уже имела опыт пиратских вылазок. Так, с двумя женщинами, окружившими капитана заботой и ласками, обновленная команда начала устраивать разбои и грабежи, в которых представительницы слабого пола показали себя такими кровожадными валькириями, что у мужской части банды испарились все сомнения в том, что дамам найдется место на борту.Йо-хо и бутылка рома!К сожалению, Джеку Рэкхему удалось захватить лишь небольшой шлюп, да и команда собралась не вся, но, тем не менее, дело двигалось в гору. Банда стала грабить мелких рыбаков и лодочников, периодически высаживаясь на берегах в поисках легкой добычи. Слухи о бесчинствах, которые творили разбойники Рэкхема, быстро распространились по всей округе. Особенно интересной деталью было то, что среди неотесанных мужланов затесались две дамы, которые направо и налево рубали несчастных рыбаков и торговцев в капусту. Разумеется, воспроизводить другие, более пикантные байки о фуриях на борту пиратского судна, нам не позволяет пиратский кодекс, однако, как утверждают многие историки, слухи эти не так уж безосновательны.Примечательно, что в это время Джек по воле случая создал один из самых известных пиратских символов — собственный флаг с веселым Роджером. Сперва он нарисовал череп, под которым лежали перекрещенные кости, однако, после шуток от Энн и Мэри, которые хихикали, что череп – это Джек, а кости, лежащие друг на друге под ним, это они, решил сменить кости на более подходящие образу две сабли. Этот знак до сих пор является одним из самых узнаваемых символов пиратства. Однако вернемся к похождениям Рэкхема. Джек, полностью отдавшийся разврату и пьянству, все чаще и чаще стал прикладываться к бутылке, что, в конечном итоге, и привело всю его команду к трагическому финалу.Во время одной из вылазок команда Калико Джека пришвартовалась к берегу, где встретила другую компанию подвыпивших людей. Это были какие-то мутные торговцы, с которыми пираты, уже, будучи «под градусом», быстро нашли общий язык. Было решено продолжить распитие спиртных напитков на судне Рэкхема, однако подоспевший военный корабль испортил намечавшуюся вечеринку. Все находившиеся на борту были схвачены. Джек Рэкхем, некогда известный капитан «Сокровища», встретился в тюрьме с другим капитаном этого корабля, своим бывшим наставником Чарльзом Вейном. О чем они говорили, неизвестно, однако обсудить им явно было что.17 ноября 1720 года по приговору суда Джек Рэкхем был повешен. Перед смертью он хотел в последний раз повидаться с Энн Бонни, но встреча получилась холодной. Энн, к тому времени закаленная разбойница и пиратка, сказала бывшему возлюбленному только одно: «Если бы ты дрался как мужчина, то тебя бы не повесили, как собаку!».В скором времени в тюрьме умерла Мэри Рид, после родов слегшая с инфекцией, а Энн Бонни, родив ребенка, смогла бесследно исчезнуть из казематов, оставив после себя только досужие сплетни и слухи Так закончилась история Джека Рэкхема, необузданного пирата и кровопийцы, бороздившего моря с двумя роковыми женщинами, в сердцах которых пылало пламя ненависти и страсти. Человек, слишком сильно полагавшийся на волю удачи и обретший последнее пристанище на виселице в Порт-Ройяле, Джек остался в истории лихим сыном «золотого века пиратства», слишком часто заглядывавшим на дно бутылки.Не просто Джек Рэкхем, а капитан Калико Джек.
  6. Личности в истории

    Фрэнсис Дрейк Возможно, этот человек вам не знаком. Портреты его больше не висят на стендах "они позорят наш район" или "передовики корсарского производства". Слава его прошла через зенит и закатилась под диван истории. Но его дар народам Европы сравним, разве что, с даром огня Прометея. Мистер Фрэнсис Дрейк, прозванный за жестокость "сэром". Начало его жизни не сулило мощного социального трамплина. Старший сын из двенадцати детей малоземельного фермера, мог рассчитывать только на то, что батя остальных потомков пустит по миру. Не дожидаясь милостей от судьбы, юный Фрэнсис в возрасте 12 лет нанимается юнгой на торговое судно. И ТУТ КАК ПОНЕСЛОСЬ! Воспылавший искренней отцовской любовью к юнге старый капитан (гусары, молчать!) назначает Дрейка своим наследником. После чего скоропостижно уходит в лучший мир. Такое вот приятное совпадение. Восемнадцатилетний капитан Дрейк не стал терять даром времени и вписался в "криптовалюту" 16-ого века. В работорговлю. В общем, стал приторговывать "черным деревом", как выразился бы Жюль Верн. Рабы крутятся, лаве мутится. Все шло неплохо, пока на горизонте не показался реальный бич английских мореплавателей - ИСПАНЦЫ ! Да, Испания. Это там где коррида, герилья, Фернандо, мать его, Торрес, Испания! В Мексиканском заливе они набрели на экспедицию, в которой был Дрейк и надавали ей славных лещей за все хорошее. Просто потому, что могли. "Биг факин мистейк", сказал Фрэнсис и с боем вырвался на оперативный простор. Затем, как добропорядочный гражданин, он через правительство Англии потребовал у Испании возмещения ущерба. - А то что? - спросила Испания. - А то всё, - угрюмо ответил Дрейк. - А сам-то ты что у наших берегов делал такое интересное? - спросила Испания. - Зря вы так, - обиделся Дрейк. Но Испания ему не поверила. И действительно - зря. - Не хотят отдавать - заберём все сами. Ну-ка, Джонни, подержи моё пиво, - говорит Дрейк. - И собери матросов на палубе. - Так, экипаж, - говорит он, -концепция изменилась, начинаем мочить испанцев. - Так точно, товарищ капитан! - радостно ответила команда. Они любили своего капитана. В те золотые дни, если капитана не высаживали посреди Тихого океана на кусок суши два на два метра, дав ему только пистолет с одной пулей - значит команда его более-менее любила. Уже через пять лет Испания пожалела, что не откупилась малой ценой. В 1572-ом году, всего на двух кораблях Дрейк добрался до Панамского перешейка, высадился и штурмом пытался взять испанский город Номбре-де-Диос. В ходе атаки сам капитан был ранен, и фактически набег окончился неудачно, но это не могло остудить его месть. Продолжив барражировать в Карибском море он захватил несколько кораблей. -А у вас есть такие же, но с серебряными пуговицами? Нет? Ну, будем искать, - спокойно заметил Дрейк. Мелочевка его не интересовала. Он играл по-крупному и знал чего ждет. Местные рабы охотно поделились с бывшим работорговцем интересным фактом, звучащим так же мифически как и Эльдорадо - "Серебряный караван". Испанцы с трудолюбием муравьев вывозили из Америки серебро, золото, пряности и табак. Зачем они коренным американцам? Ни за чем. Всё в Испанию, всё в дом. -Звучит логично, - подумал Дрейк. И продолжил охоту. Месяцы неторопливого кружения по Карибскому морю. И тут - удача. Короткая погоня. Абордаж. Рабы не врали. Тридцать. Тонн. Серебра. В Англию он вернулся богачом. Прикупил имение и ещё пару кораблей. Другой успокоился бы на достигнутом и до конца жизни нянчил бы внуков, рассказывая морские небылицы. Но Дрейк был из другого теста. Всего через четыре года после возвращения он снова уходит в море. На этот раз - всё по-взрослому. Экспедицию благословила лично королева Елизавета. Заявленная цель исключительно благородная - продолжать географические исследования и открывать новые земли. По факту - грабить испанцев везде, где попадутся. Поговаривают - королева финансово лично вложилась в это предприятие, поверив в дерзость и удачу капитана Дрейка. 15 ноября 1577-ого года шесть кораблей вышли в сторону Африки, где разграбили прибрежный город Могадар. Затем развернулись в сторону Америки, где продолжили беззастенчивый разбой. В Магеллановом проливе их застал жуткий шторм, который окончательно развалил флотилию. Один корабль повернул домой, остальные утонули или были брошены. Все, кроме флагмана "Золотая лань". Отброшенная на юг, она попутно открыла пролив между Антарктидой и Огненной Землей. Пролив Дрейка - про того самого Дрейка. Повернув на север они разграбили каждый встречный испанский город. Среди них Вальпараисо, Кальяо, Трухильо, Манта. Перейдя через Тихий Океан, обогнул Африку и в 1580-ом вернулся на родину. Приём обещал быть холодным. Большая часть кораблей экспедиции утонула. Из Испании со скоростью смс шли депеши с просьбами повесить наглого корсара и прекратить беспредел. Да-да, всё это время никакой официально объявленной войны между Англией и Испанией не было. Жизнь Дрейка вот-вот могла оборваться в петле. Если бы не одно жирное "но". Очень жирное "но". Когда королева взошла на борт "Золотой лани" стало понятно, почему корабль едва не черпает воду. В своих трюмах он вёз награбленных богатств на шестьсот тысяч фунтов. В 2018-ом году шестьсот тысяч фунтов это 2-3 Ламборджини. В 1580-ом - доход английской казны. За два года. Едва подняв с палубы упавшую челюсть, королева не сходя с места произвела Фрэнсиса Дрейка в рыцари. Меньше чем за три года, на деревянном корабле всего 36 метров длинной, питаясь зачастую гнилыми сухарями и тухлой водой, без кондиционеров и высокоскоростного интернета экипаж "Золотой Лани" совершил второе в мире кругосветное путешествие, навсегда записав свой поход в книгу величайших мореплаваний. Но среди сокровищ в трюме флагмана было одно особое. Его считали опасным для жизни, ядовитым, разносящим проказу и безумие. Называли чертовыми яйцами и яблоком дьявола. Сейчас, без лишних эпитетов, мы называем его просто картофелем. "Сэру Фрэнсису Дрейку, распространившему картофель в Европе. Миллионы земледельцев мира благословляют его бессмертную память. Это помощь беднякам, драгоценный дар Божий, облегчающий горькую нужду"
  7. Должностная инструкция санитара морга СМЭ

    Печатный текст на 3-х листах формата А4 , скреплённый большой королевской печатью и подписью Начальника Предыдущая помещалась на одном листе
  8. Всяко-разно

  9. Личности в истории

    Кристиан VII Датский . Кристиан VII (1749 - 1808) взошёл на трон Дании в 1766 году, не смотря на то, что ни у кого не было сомнений в его ненормальности. Родился будущий король Дании в не сильно благополучной семье (не смотря на королевское происхождение). Жизнь его отца Фредерика V была омрачена хроническим алкоголизмом, мать Луиза умерла, пока Кристиан был младенцем, а мачеха его не любила, лелея надежды, что ее собственный отпрыск станет королем. Кристиан был полностью отдан своим учителям и воспитателям, которые его тоже не очень любили и частенько поколачивали. Став королем в 17 лет, в определённый момент Кристиан открыл для себя восхитительные свойства своего пениса, причём увлёкся этим делом так, что не выпускал детородный орган из рук даже во время исполнения должностных обязанностей. Придворные врачи даже обеспокоились возможными опасными последствиями хронической привычки Кристиана, в частности — бесплодием и замедлением роста (сейчас в таких случаях пугают волосами на ладонях). А еще недостаток любви вылился у короля в садистские и мазохистские наклонности. Кристиан равно любил и посещать казни, наблюдая страдания людей, и устраивать казни-спектакли с собой в главной роли, в которых он заставлял слуг избивать его до крови. Других он не щадил, как и себя. Собственное тело для него было полигоном: он сам себя бил и щипал, натирал кожу снегом, льдом и порохом (!), обжигался углем, боксировал со стенами, иногда даже разбивал о них голову в кровь. Помимо этого, Кристиана мучили постоянные фантазии или даже галлюцинации. Он рассказывал окружающим, как бегал по дворцу в поисках первого встречного, чтобы его убить или хотя бы покалечить, оскорблял людей словесно, оплевывал и давал пощечины, даже бросал в них ножи и тарелки. Король воображал, что носился по улицам, бил стекла и убивал прохожих, сражался с ночной стражей и посещал бордели, участвуя в извращенных оргиях. Он выдумал воображаемую любовницу, которую называл де Ла Рока, и которая по описанию больше походила на мужчину – высокая и сильная, с большими руками, развратная и пьяная, эта фантазийная дама вместе с ним «избивала» людей на улицах ночного города. Кристиан часто не спал по ночам, пребывая в возбужденном состоянии, искал себе случайных слушателей. Когда шизофрения короля развернулась в полной мере, ему посчастливилось найти себе нового друга, врача Иоганна Струэнзе. Струэнзе с радостью стал придворным врачом, и король даже поручил ему обыскивать свои покои в поиске воображаемых наемных убийц. Лечил своего подопечного врач незамысловато - холодными ваннами и опиумом. Врач, не будь дурак, втерся в доверие к жене короля, юной Каролине, и они стали любовниками, полностью подчинив Кристиана своей власти. А тому становилось все хуже. Двадцатилетний король стал испытывать галлюцинации и погружаться во власть бредовых идей. Периодически Кристиан делился с окружающими предположением, что он не родной сын своих родителей, или что он подкидыш, на которого заменили кронпринца после рождения, а также что он внебрачный сын королевы и одного придворного лорда. Иногда Кристиан говорил, что он сын короля Сардинии или советника французского парламента, или императрицы России, или своей собственной жены. Мачеха Кристиана, видя что власть ушла вообще к левым людям, решила взять все в свои руки и, собрав людей, заставила Кристиана подписать указ о казни своего врача и жены, обвинив их в измене. Напуганного до икоты короля не пришлось просить дважды. Так власть фактически перешла к его мачехе, Юлиании и ее сыну Фредерику. Кристиан VІI так до конца не осознал ни заточения и смерти своей жены, ни своей горькой участи. Однажды он даже приказал запрягать лошадей, чтобы отправиться к ней на встречу. Вскоре после переворота и казни он нарисовал несколько примитивных и стереотипных рисунков с изображениями Каролины, Струэнзе, и других придворных. Пол королевы выдавали только серьги, а дата ее смерти была указана неправильно. Надписи под портретами министров гласили: «Умерли по приказу королевы Юлиании и принца Фредерика, а не по моей воле и не по воле Государственного совета... если бы я мог, я бы их спас. Это было сделано по воле королевы и принца Фредерика». Портреты врача и придворных с подписями. Портрет жены ниже (с серьгами) Как показала история, правление врача было не таким уж и плохим для страны. Юлиания опустошила казну и ввела конские налоги, но ее это не спасло. Только сын Кристиана вернул Дании стабильность. Остаток своих дней Кристиан VІI прожил в социальной изоляции. Он появлялся на публике лишь в исключительных случаях. С ним обращались как с идиотом, придворным было приказано не разговаривать с ним и полностью игнорировать. Примечательно, что ни мачеха, ни брат, ни сын официально регентами никогда не назначались. Реальная власть принадлежала больному Кристиану VIІ более сорока лет, вплоть до его смерти в 1808 г. А умер он от страха: ему привиделось, что на него наступает армия испанцев, и сердце его не выдержало. Дипендра VS семья Король Дипендра (1971 - 2001) правил Непалом всего 3 дня Дипендра Бир Бикрам Шах родился 27 июня 1971 года в семье короля Непала Бирендры и королевы Айшварьи. Мальчик рос в окружении слуг и нянек, родители не занимались его воспитанием, поглощенные своей работой. Попытка привлечь внимание окружающих мальчик выражал с помощью агрессии. С ровесниками он не церемонился, обычно сбивал с ног и пинал, пока те не начинали плакать. С мамой он не ладил особенно. Королева Айшварья не любила сюсюкаться с отпрыском, и когда тот капризничал, могла навешать оплеух и знатно поорать на него. Зря, зря, зря. Принц закатывал истерики и пытался выпрыгнуть из машины на ходу, когда мама подвозила его в школу. Капризный отпрыск, то и дело бьющий окна в школе, надоел королевской чете, и они отослали его в частную школу, с глаз долой. Жизнь принца стала полегче, вдали от дома он на полную катушку использовал свое положение принца, всячески развлекался, пил-курил-дрался, сколотил банду, ну и еще по мелочи... типа издевательств над мелкими животными. Он очень любил их поджигать. В равной степени он обожал путешествовать, любил литературу, историю и писал стихи. А еще очень почитал оружие: охотно занимался борьбой, карате и коллекционированием пистолетов и автоматов. Разносторонний был человек. Кронпринц с императором Японии Все было хорошо, пока Дипендра не влюбился в девушку по имени Девьяни Рана, дочку бывшего министра иностранных дел Непала, но мама принца сочла ее недостаточно знатной для "любимого сынка", и всячески возражала против их отношений. Официальным предлогом для запрета послужило то обстоятельство, что прабабка Девьяни когда-то была любовницей при королевском дворе. Мама Дипендры выбрала ему в жены более знатную девушку Суприе Шахи, предложив сыну оставить Девьяни в качестве любовницы. Дипендра вроде как и обрадовался, но Девьяни отказалась наотрез (еще бы), и вопрос зашел в тупик. Дипендра и принцесса Диана Принцу стукнуло 29 лет, и мама решила активизироваться. Взяв папу-тряпку за горло, родители Дипендры объединились и вынесли ему ультиматум: либо женишься на знатной Суприе, либо вычеркиваем тебя из списка наследников трона. Запечалился Дипендра и позвал на помощь своего друга, "Джонни Уокера". Знатно посовещавшись с ним, он отправился домой, где его ждала семья в почти полном составе. Отправив пьяного сына наверх, спать, королевская семья продолжила было ужин. Но тут Дипендра вернулся, в военном мундире, с двумя М-16 в руках. Принц стрелял очередями. Его первой жертвой стал отец. Родственники принца пытались спрятаться на полу, за мебелью, но от пуль убежать тяжело. Мама Айшварья выбежала в сад, но сын бросился за ней. Его младший брат Нираджан попытался закрыть мать своим телом, но Дипендра убил сначала его, а потом застрелил и Айшварью. Расстреляв оба магазина, принц вынул револьвер и попытался застрелиться, пуля прошла наискосок и вышла через затылок. Самый массовый королевский расстрел продолжался не больше полутора минут. Кроме родителей и родного брата, Дипендра расстрелял родную сестру, двух родных теток, мужа одной из них и двоюродную тетку. Несколько человек получили тяжелые ранения. А девятой жертвой стала королева-мать, мачеха короля Бирендры, на роковом семейном ужине не присутствовавшая. При известии о смерти сына у 73-летней женщины не выдержало сердце. Принц Дипендра справа Сам же убийца остался жив. Следуя традициям и Конституции госсовет Непала провозгласил его королем. Умер он спустя три дня, в больнице, не приходя в сознание. Кстати, будучи коронованным, Дипендра попал под амнистию - по законам Непала правящего монарха нельзя было ни в чем обвинять. Так-то.
  10. Поиск работы

    Все эти нюансы более уместны на "судмед.ру" . Лет 15 назад похожий вопрос там обсуждался . Тогда народ ещё наивно верил в то , что в сети можно остаться неизвестным . А в последствии многие благодаря собственному языку и самоуверенности языку заработали себе большие проблемы
  11. Поиск работы

    У нас - предварительный акт (черновик) в обязательном порядке вычитывает заведующий и только после его визы печатается окончательный вариант. (черновики хранятся для служебного пользования - перестраховка наше ФСЁ Каждый прикрывает свою задницу как может )
  12. Поиск работы

    Вписать - просто ! А вот убедить начальника завизировать Но ... " Нет таких крепостей , которые не могли бы взять большевики" ( Из доклада «О работах апрельского объединенного пленума ЦК и ЦКК», И. В. Сталина 13 апреля 1928 г )
  13. Поиск работы

    Я такой же врач , как и ты . А вот в качестве кого я зарабатываю на хлеб с маслом последних пару десятков лет ( и почему) - моё личное половое дело
  14. Всяко-разно

    Король Георг V был усыплён, чтобы о его смерти успели сообщить в утренних газетах Членов королевской семьи отличает не только наличие множества привилегий (неограниченное богатство, власть над крестьянами, модные шляпы), но и постоянное нахождение в центре общественного внимания. Им необходимо соблюдать внешние приличия, чтобы поддерживать престиж короны. Это включает в себя и смерть, потому что королю не подобает умирать в неудобное время суток, как какому–нибудь плебею. Когда британский король Георг V в 1936 году лежал на смертном одре, врачи были сильно обеспокоены его состоянием. Будучи уверенными в том, что королю осталось недолго пребывать в этом мире, медики начали подозревать, что он собирается расстаться с жизнью в не самое подходящее для этого время. Решив, что этот вопрос не может быть оставлен в неуклюжих руках судьбы или Бога, они предприняли шаги, чтобы «ускорить» смерть короля: незадолго до полуночи 20 января ему сделали соответствующую инъекцию. Чем была вызвана такая спешка? Согласно записям врача лорда Доусона, королю была введена смертельная доза морфина и кокаина, чтобы сообщение о его смерти появилось «в утренних газетах, а не в менее подходящих для этого вечерних журналах». Доусон лично сделал инъекцию королю в 11 часов вечера, сразу после того, как попросил свою проживавшую в Лондоне жену «посоветовать “Таймс” задержать подготовку утреннего выпуска». Всё правильно, смерть короля подогнали под конкретное время. Считать ли инъекции проявлением милосердия или убийством, до сих пор остаётся предметом дискуссий. Хотя здоровье короля уже давно было не в порядке, врача к нему призвали лишь за четыре дня до его смерти. Утром своего последнего дня король провёл встречу со своими тайными поверенными, и это намекает на то, что он был готов к инъекции. Документы не дают «никаких ссылок по поводу того, что проконсультировались и с самим королём», но, судя по тому, что его последними словами при виде медсестры со шприцом были «Бог проклянёт вас», мы не думаем, что он мог помешать повышению спроса на утренний выпуск газет.
  15. Поиск работы

    Mon Cher Drin ! Ты меня на "слушай" не бери ! Чего я только не выписывал за более чем четверть века
  16. Поиск работы

    В случаях отравлений - сосудистое бальзамирование не катит! По крайней мере в моём бюро ( жизнь научила перестраховываться - лучше покраснеть за лишнюю строчку в акте , чем долго и муторно потом объясняться с прокурорскими )
  17. Личности в истории

    Мелида Монтес (Команданте Анна Мария ) Она была одним из командующих повстанческой армии Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти (FMLN) Сальвадора, участвовала в разработке боевых операций против правительственных войск, а ими руководили американские советники. Враги давно охотились за ней, за ее голову американцы обещали сотни тысяч долларов. Команданте Анна Мария (настоящее имя Мелида Монтес- Mélida Anaya Montes), не думала, что ей придется когда-нибудь взять в руки автомат. С детства хотела стать учительницей — сказалось влияние матери. Та окончила всего два класса, но изо всех сил стремилась дать образование дочери. А профессия учительницы, по ее мнению, была самая уважаемая. Учение же стоило денег, и немалых… Отец, поденщик на кофейных плантациях, не понимал, зачем вбивать детям в головы несбыточные мечты. Но мать экономила каждый сентаво, убирала и стирала в богатых домах — собирала деньги Мелиде на учебу. В местечке Тексакиангос, где жили Монтесы, была лишь школа-двухлетка, и Мелида успешно ее окончила. Чтобы продолжать учебу, надо было ходить в школу за два километра. Путь туда лежал через густой лес, а в лесу, как говорили, водилась ведьма (сигуанаба), ворующая детей… Каждый день, замирая от страха, девочка проходила свой путь по лесной тропе. И, наверное, это тоже была для нее школа. Школа, в которой она училась побеждать страх… Мелида МонтесПолучив аттестат с отличием, Мелида решила поступить в педагогическое училище. Но как это сделать, если училище находится далеко, в столице, а жить там негде, и денег на дорогу нет? На счастье, объявился у Монтесов дальний родственник, живущий в Сан-Сальвадоре; он пригласил Мелиду поселиться у него, пока она будет учиться. Времена были трудные. Шла вторая мировая война, и, хотя Сальвадор остался вдали от ее фронтов, нужда, голод поселились и во многих домах этой страны. В 1943 году Мелида получила право преподавать в младших классах и поехала в сельскую школу департамента Ла-Пас. Пройдет время, и она окончит высшую педагогическую школу, станет в ней заместителем ректора и вступит в ассоциацию учителей средних школ столицы. В начале 50-х годов у власти в Сальвадоре находился очередной диктатор — полковник Оскар Осорио. При нем бесправие народа усилилось, а экономическое положение ухудшилось. Ассоциация, членом которой была М. Монтес, потребовала повысить зарплату учителям и прекратить репрессии. Мелида выступала на собраниях, и люди охотно ее слушали: она умела о сложном говорить просто, ясно, доказательно. И уже тогда поняла: люди могут добиться успеха, только объединяясь, а потому предложила создать ассоциацию учителей всей страны. «Объединившись, мы будем сильны, и тогда наши законные требования будут иметь значение», — настойчиво повторяла Мелида. Студенткой она познакомилась с основами марксизма-ленинизма (по советским учебникам, которые тогда еще можно было достать в библиотеках некоторых вузов). Прочитала несколько книг советских писателей, из которых особенно интересными показались ей «Тихий Дон» Шолохова и «Педагогическая поэма» Макаренко. — Эти книги, — рассказывала Мелида, будучи в СССР, — изменили мое представление о вашей стране. Ведь буржуазная печать лжет: пишет, например, будто в Советском Союзе коммунисты насильно отнимают детей у их родителей и отправляют на воспитание в колонии, похожие на тюрьмы… Представьте же себе, с каким чувством я читала книгу Макаренко, какая истина открывалась мне! Она использует потом идеи Макаренко в своих научных исследованиях, в частности, полностью примет его критику реакционной буржуазной педагогики с ее догмой о «низменной» природной сущности человека. Еще одна книга — «Поднятая целина» Шолохова — убедит Мелиду в том, что, освобождаясь от частной собственности, люди создают тем самым условия для подлинно творческой жизни… В 70-х годах она защитила диссертацию и получила звание доктора педагогических наук, затем стала директором высшей педагогической школы. Даже министр просвещения вынужден был теперь считаться с ней. Однако, когда возглавляемая ею ассоциация преподавателей страны организовала вместе с рабочими несколько антиправительственных акций, власти изменили к ней отношение. Сама же доктор Монтес все отчетливее понимала, что мирными средствами никаких существенных перемен добиться нельзя. В Сальвадоре появились первые революционные организации, действовавшие в глубоком подполье. В одну из них — она называлась Народные силы освобождения (НСО) имени Фарабундо Марти — вступила Мелида Монтес. Но в подполье она ушла не сразу, еще некоторое время оставалась на посту председателя ассоциации преподавателей. В 1972 году, с приходом к власти диктатора Армандо Молины страна была переведена на осадное положение, а университет Сан-Сальвадора объявлен «рассадником подрывной деятельности». Тогда ассоциация преподавателей провела митинг протеста против фашизации страны и усилившихся репрессий… Ассоциацию преподавателей подвергли гонениям, столичный университет был занят войсками. Легальная работа потеряла смысл. Мелида решила уйти в подполье. С тех пор она стала Аной Марией… В НСО Ана Мария возглавила отдел пропаганды. Помогала укреплять низовые ячейки, создавать подпольные вооруженные отряды. Скоро она стала вторым человеком в руководстве НСО. А с организацией Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти (ФНОФМ) наступил новый период в революционной деятельности Аны Марии. Ее включили в состав верховного командования ФНОФМ — и с этого момента называли «Команданте Ани». Она разрабатывала тактику операций и сама участвовала в них. Однажды отряд повстанцев возле города Перкин, нанеся урон одному из вражеских постов и захватив оружие, попал в окружение. И Ана Мария сумела вывести отряд из опасного положения, причем даже без жертв. Команданте сама тогда ходила в разведку, чтобы точнее оценить обстановку. «Сложить голову никогда не поздно, — часто говорила она повстанцам, — революционер должен сохранять свою жизнь, чтобы сокрушить диктатуру». На территории, отвоеванной у врага, Ана Мария организовала школы. А когда случалось свободное время, сама проводила занятия с детьми и молодыми бойцами. По поручению верховного командования она выезжала за границу, участвовала там в митингах солидарности с народом Сальвадора, рассказывала о жертвах геноцида, о доблести бойцов, о том, как империалисты США помогают диктатору душить свободу Сальвадора. Неотложные дела привели ее в Никарагуа. Тем временем наемные убийцы следили за каждым ее шагом. Рано утром 6 апреля 1983 года они проникли в дом, где остановилась команданте, и перебили охрану. Ворвавшись в комнату, в которой спала Ана Мария, озверевшие бандиты нанесли ей семьдесят ножевых ран, а потом отрубили голову… Когда в Сальвадоре узнали, как погибла команданте. верховное командование Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти объявило о начале нового наступления повстанческой армии, посвященного памяти героини: «Команданте Мелида Анайя Монтес, клянемся победить!» Боевая операция началась в департаменте Ла-Уньон. Повстанцы уничтожили пограничный пост в местечке Аматильо, разрушили шесть мостов, в том числе стратегически особо важный — через реку Гоаскоран, — связывающий Сальвадор с Гондурасом, и с ходу захватили город Санта-Роса-де-Лима. Вторая операция проходила в районе фронтов Чалатенанго и Серро де Гуасапа. Бойцы штурмом взяли город Синкера и уничтожили оборонительную систему противника, которая проходила недалеко от главной гидроэлектростанции страны «Серрон Гранде». Наступление шло одновременно и в департаментах Санта-Ана, Сан-Мигель и других. …Ану Марию похоронили на одной из центральных площадей столицы Никарагуа и назвали эту площадь ее именем. Десятки тысяч людей пришли сюда на траурный митинг и поклялись сражаться за свободу. За год до гибели, в Москве, Ана Мария сказала: «Я знаю, что подвергаю свою жизнь опасности. Много моих товарищей погибло, это может случиться и со мной. Но встанут новые бойцы. Народ, который сражается за свободу, нельзя победить».
  18. Поиск работы

    В СМЭ бальзамирование не запрещено , но производится с разрешения эксперта после забора материала и с обязательным внесением в акт вскрытия данных о бальзамировании .
  19. Личности в истории

    Cмерти вопреки Михаил Илларионович Кутузов был не только потомственным военным, талантливым полководцем, отцом пяти дочерей, но ещё и обладал завидной живучестью. Всем врагам назло. Да, он не был паркетным генералом, подобострастным шаркунишкой, не нюхавшим пороха, а звание получающий исключительно по выслуге лет. Нет это был самый настоящий боевой генерал, получивший за свою карьеру более двух десятков ранений, три из которых были в голову. Первое ранение в голову он получил ещё в 1774 году в звании подполковника в бою против турок у деревни Шума близ Алушты. Тяжёлая мушкетная пуля попала ему в левый висок и вышла у правого глаза не задела его. Он был прооперирован полковыми хирургами, но прогноз врачи ставили неутешительный. ранение считалось смертельным. Однако Кутузов выздоровел. Правда понадобилось пару лет. Второе ранение настигло его в 1788 году, во время штурма крепости Очаков Михаил Илларионович был снова тяжело ранен в голову ружейной пулей, которая угодила Кутузову в щёку пробив кость почти в том же месте, что и в 1774 году. Но даже это не мешало ему отдавать приказы - окровавленному, забинтованному и теряющему кровь. В письме австрийскому императору Иосифу принц де Линь писал: «Вчера опять прострелили голову Кутузову. Я полагаю, что сегодня или завтра он скончается». Ага, разбежались. Вопреки всем прогнозам будущий полководец выжил и встал на ноги уже через полгода (ну опыт то уже был). Третье ранение в голову он получил в 1804 году при Аустерлице ранен в щёку. Современники писали, что «...пуля вошла в щёку и прошла насквозь в затылок…». Кутузов упал. Все ожидали, что рана смертельная, но не тут то было. Михаил Илларионович не только остался жив, но даже вскоре вернулся в строй. Просто Терминатор какой-то да? Череп полководца изучен и вот результат современного исследования: "трёхкратное касательное открытое непроникающее черепно-мозговое ранение, без нарушения целостности твёрдой мозговой оболочки; коммоци-онно-контузионный синдром, повышенное внутричерепное давление". Стоит только поаплодировать силе воли этого необычного человека. А мы сейчас чуть, что сразу жаловаться.
  20. Батенька - что Вы знаете за "наезды" .... Это же форум похоронщиков , и если Вы соизволите порыться в других темах, то узнаете , что меня бояться даже труповозы ( не говоря о полиции) Внешность и манеры располагают
  21. "Жульнический подход" - по какой статье УК квалифицируется ? "Услуга выглядела принудительной" - в чём выражалось принуждение ? Руки выкручивали ? отказывались хоронить ? Зы. нужно взять на вооружение фразу типа такой : " а не хотите ли безвозмездно дать ( пожертвовать) N-ую сумму? " А что - с юридической точки зрения - получение такого добровольного вознаграждения не наказуемо
  22. Ему предложили - он согласился ? Оплатил ? Квитанцию - получил ? Услуга предоставлена в полном объёму ? Теперь может обращаться только в лигу сексуальных реформ !
×