Перейти к содержанию
  • записей
    12
  • комментариев
    0
  • просмотров
    11 540

Артем Ануфриев и Никита Лыткин. "Иркутские молоточники"

Авторизация  
браконьер

1 221 просмотр

Психиатры и криминалисты давно сошлись во мнении, что «расцвет» у маньяков наступает годам к 35-40. Сложившаяся личность, с определенным опытом и жизненными навыками (не всегда полезными), да просто, взрослый человек, осознавший свою потребность в насилии. Тем страшнее кажутся преступления, совершаемые несформировавшимися как в психологическом, так и в физическом плане подростками. И все же… растут на наших грядках и такие цветочки!

 

«Иркутские молоточники» — серийные убийцы, ответственные за череду преступлений, которые в период с декабря 2010 года по апрель 2011 года были совершены в Иркутском Академгородке.

 

Артем Ануфриев родился 4 октября 1992 года в Иркутске. Мальчик рос без отца, и хотя знакомые семьи описывали детство Артёма только в положительных тонах, его вряд ли можно назвать безоблачным в психологическом плане. Со слов предыдущего директора его школы, мать Артёма, Нина Ивановна Ануфриева, учила сына ненавидеть людей, унижала прилюдно и внушала, что кругом враги. Когда Артёму ставили плохие оценки в дневник, мать тут же писала заявление: «Осуществляется психологическое давление на сына». Если плохие оценки ставили только в журнал, то Нина Ануфриева писала другое заявление: «Нарушено право родителя на информирование». Дело дошло до того, что если Артёму ставили оценку «три», то мать писала очередное заявление с вопросом «А почему не четыре?». В конечном итоге, когда Артём учился в 9 классе, руководство школы вынуждено было искать нового педагога-физика, потому что предыдущая учительница отказалась заниматься с классом, где учился Ануфриев. Мать-деспот – классика жанра, не правда ли? Кстати, будучи женщиной дальновидной, она запрещала сыну общаться с будущим подельником. Однако, как показала жизнь, именно здесь колоссальное влияние матери дало сбой.

Учился Артем хорошо, ему давались литература и английский язык, он участвовал во многих мероприятиях, пел и играл на музыкальных инструментах. Однако, с первого класса Ануфриев был изгоем (опять же, характерная роль в социуме для будущего убийцы). После школы Артём поступил в мединститут и одновременно пошел работать подсобным рабочим в художественный музей.

На вопрос, откуда у мальчика такая агрессия по отношению к людям, мать пояснила, что однажды ее сын был избит группой армян. С ее слов, именно после этого случая Артем стал очень неуравновешенным. Правда есть противоположная версия этого конфликта — Ануфриев оскорбил одну армянскую семью в соцсети и те вызвали его на «разборки»…

 

Никита Вахтангович Лыткин родился 24 марта 1993 года. Как и Ануфриев, он рос без отца. Отец (осетин – это немаловажная деталь) ушёл из семьи в раннем детстве Лыткина. Позже несколько раз возвращался, предпринимал неловкие попытки наладить общение с сыном. Именно отсутствие отца, как такового, мать Лыткина назвала главной причиной его замкнутости.

Внешне Лыткин вёл себя тихо и спокойно, но рос очень замкнутым и некоммуникабельным. До пятого класса он хорошо учился, имел примерное поведение, часто участвовал в творческих конкурсах и получал похвальные грамоты, увлекался (как и Ануфриев) компьютерными играми. Но после перевода в математический класс дела пошли на убыль – мальчик не смог влиться в новый коллектив, да и с учебой начались проблемы. А вот с Артемом они нашли общий язык сразу. К моменту знакомства с ним, Никита находился в состоянии очень глубокой депрессивной подавленности и лишь Ануфриеву он решился доверить все свои проблемы. Одноклассники либо задирали, либо игнорировали Никиту, а с новым другом можно было все – создать музыкальную панк-группу, затем нойзкор-коллектив «Расчленённая ПугачОва»… Кстати, в текстах обеих групп содержалось сплошное насилие и нецензурная лексика, а между тем группа выпустила ряд альбомов и сплитов, а также несколько видеоклипов, которые впоследствии Лыткин выкладывал в Интернет. К слову, о его увлечениях, помимо родственников, догадывались немногие его знакомые, так как сам он в обществе не проявлял ни малейших признаков агрессии и садизма.

 

 

Первый звонок

 

1. У Никиты с детства наблюдалось отставание в психологическом развитии, он был запуганным, чрезмерно стеснительным ребенком. А вот Артем был куда активнее: какое-то время он даже был участником движения скинхедов (впрочем, порочащее арийца отчество – Вахтангович — помешало ему достичь высот на сим поприще). Со слов тех же неонацистов Иркутска, их идеология резко расходилась с идеологией Ануфриева. Артем хотел лишь убивать…

 

2. Своеобразной библией друзей стала «Рождённые ненавидеть». Пара заинтересовалась этой литературой, так как обнаружила, что описанное там психологическое состояние человека очень схоже с их собственным, и им казалось, что так они смогут решить свои жизненные проблемы. Хотя… основным мотивом было желание подражать другим известным маньякам. Определенную роль сыграл просмотр в 2007 году телепередачи про «битцевского маньяка» Александра Пичушкина, который совершил серию убийств из-за маниакального желания «зачистки леса» (убийство неугодных, по его мнению, для современного общества людей). Пара заинтересовалась им, и Ануфриев создал в Сети группу «Пичушкин — наш президент». 13 февраля, за день до годовщины казни маньяка Чикатило, он выложил в Интернет его портрет с подписью «Андрей Романыч. Скорбим». Помимо этого, следует отметить интерес подозреваемых к так называемым «днепропетровским маньякам» — Виктору Саенко и Игорю Супрунюку, а также к иркутской банде «Магия крови»…

 

3. За три месяца до ареста соседи Ануфриевых начали слышать из их квартиры странные звуки. Артём вопил страшным голосом «Я всех ненавижу!» и «Я вас убью!». Одновременно раздавались странные звуки, словно парень бил кулаками по стене или бросался на неё телом. Есть предположение, что он избивал мать, потому что иногда соседи слышали «Отстань от меня! Я тебе сейчас снова вмажу!». Во время следствия Артём откровенно признался, что его отношения с матерью были настолько тяжёлыми, что в тот период он опасался, что не сдержится и убьёт её.

 

 

Преступления

 

В 2010 году молодые люди решили действовать… В поисках жертвы Лыткин и Ануфриев ходили по одному пути — от остановки «Госуниверситет» до «Академгородка» каждый день с 18 до 22 часов вечера. Они могли пропустить 5, 10, 20 человек в поисках именно той жертвы, которая им подходила. Время убийств «молоточники» выбирали на тёмное время суток: поздним вечером, ночью или ранним утром, пользуясь тем, что их матери часто работали по ночам. Как правило, первые удары (киянкой) наносил Ануфриев, а Лыткин проявил инициативу издеваться над трупами… Поскольку Лыткин и Ануфриев всегда нападали сзади со спины, то все выжившие жертвы не смогли сообщить следствию каких-то конкретных подробностей, которые могли бы сразу изобличить пару.

 

Первое преступление Лыткин и Ануфриев совершили 14 ноября 2010 года, когда напали на 18-летнюю Анастасию Марковскую. Несмотря на разбитую голову, девушка осталась жива. О произошедшем Марковская сообщила на форуме. «Молоточники», прочитав сообщение, стали переписываться с ней, особенно интересуясь, что она ощущала, когда её избивали (!)

Через несколько дней было совершено нападение уже на взрослую женщину. А первым убитым стал 12-летний Даниил Семёнов. Он приглянулся Лыткину как слабая жертва, не способная оказать сильное сопротивление. Подкараулив ребёнка, Лыткин оглушил его сзади ударом киянкой по голове, а когда тот упал, Ануфриев продолжил его избивать бейсбольной битой. Позже Лыткин и Ануфриев признались, что на мальчике они просто «потренировались».

16 декабря в двадцати метрах от места, где убили Данила, было найдено тело 69-летней Ольги Михайловны Пирог 1941 года рождения, ведущего научного сотрудника НИИ солнечной и земной физики. На теле женщины было насчитано 30 ножевых ранений, но деньги и драгоценности были не тронуты. Некоторое время ошибочно считалось, что именно Пирог была первой жертвой «молоточников», так как смерть Семёнова была признана несчастным случаем. Во время её убийства Ануфриев и Лыткин сделали аудиозапись, на которой сначала рассуждали о том, как будут убивать, а потом записали процесс убийства. Этой аудиозаписью молодые люде впоследствии хвастались в социальной сети.

29 декабря стало единственным днем, когда «молоточники» совершили сразу два нападения с интервалом в один час. Сначала они напали на Инессу Валентиновну Светлову, которой чудом удалось спастись. Затем, на беременную Екатерину Карпову, тренера местной спортивной школы. Женщина также выжила, и уже в приёмном покое больницы, куда её доставили, Екатерина увидела Светлову с аналогичными травмами. Помимо Светловой и Карповой было известно ещё о четырёх жертвах, которые по чистой случайности остались живы.

Далее в Академгородке прошла серия убийств, которые воедино тоже не связывали. В новогоднюю ночь «молоточники» напали на местного БОМЖа, 30 января на студента Олега Семёнова (молодой человек отделался травмами), 3 февраля в больницу была доставлена пожилая женщина с открытой черепно-мозговой травмой. Ночью 21 февраля 2011 года, будучи в состоянии алкогольного опьянения, был убит Александр Петрович Максимов — Лыткин выстрелил ему в затылок из пневматического пистолета, а Ануфриев попытался произвести извлечение глазных яблок. В ночь с 10 на 11 марта пара напала на другого БОМЖа Романа Файзуллина — Ануфриев дважды выстрелил ему в лицо, затем «молоточники» били его ножами по голове, в область паха, в грудь. Лыткин попытался отрезать кисть руки, но из-за того, что нож был маленький, отрезал только мизинец. Позже Ануфриев сфотографировал труп из окна своей квартиры.

Последней жертвой «академовских маньяков» стала бездомная Алевтина Куйдина. Сначала Артём и Никита убили женщину, а после запечатлели на видеокамеру свои издевательства над погибшей. На видеозаписи Лыткин (Ануфриев был «оператором») отрезал ножом женщине мочку уха и хотел отпилить запястья и глазные яблоки, но у него это не вышло опять же из-за незнания анатомии и неподходящей конструкции ножа. В гневе он с размаху всадил женщине нож прямо в глаз. Как можно было видеть на записи, женщина была мертва ещё до того, как ей отрезали ухо. Кстати, позже эту самую мочку уха преступники подбросили на крыльцо своей школы…

 

 

Кто виноват?

 

По словам Ануфриева, идея убивать принадлежала Лыткину, который позже признался что ему это нравилось, совершая убийство, он чувствовал себя сильнее, значимей. Тем не менее сам Ануфриев рассказал, что он, в отличие от Лыткина, не испытывал от убийств того удовлетворения или облегчения, на которое рассчитывал. Серию убийств они планировали растянуть до сентября 2011 года, после чего Ануфриев хотел переехать в Санкт-Петербург и продолжить начатое (в Интернете он обнаружил там «единомышленников»). Относительно Лыткина трудно что-либо сказать… со слов следователя однажды он произнес: «Я бы один не стал этим заниматься, одному не интересно».

После оглашения приговора одна из выживших жертв, Нина Викторовна, сказала:

«Никите просто не повезло с другом. Он был изгоем с пятого класса, его не приняли, и в силу своего характера он не мог этого перенести. Трудно ему было жить. И вот появился единственный друг. Судя по тому, как Ануфриев вел себя во время всех заседаний, он довольно лживый, очень хитрый, самонадеянный. Никита у него просто оказался под рукой. Это не оправдывает Никиту нисколько, но я так ему и сказала во время прений: «Никита, тебе не повезло».

Между тем, оба напарника с нескрываемым удовлетворением выкладывали в социальной сети истории своих похождений и даже бравировали тяжестью совершённых преступлений. На своих личных страницах Ануфриев писал: «Мы боги, решаем, кому жить, а кому умереть».

 

 

Арест

 

Почти за полгода преступной деятельности Ануфриев и Лыткин ни разу не попали под подозрения, потому, все искали приезжих.

За несколько дней до ареста мать Лыткина нашла в прихожей упаковку от ножа.

Арестовали «молоточников» 5 апреля 2011 года, после того как в Институте Органической Химии, где тогда работала бабушка Лыткина, раздали ориентировочные фотороботы. Хотя согласно этим фотороботам разыскивалась пара славянской внешности, бабушка Лыткина и её сын Владислав, изучив их, заподозрили неладное, и Владислав пошёл к Лыткиным на дом. Никиты тогда не было дома, но у него как раз в тот момент была видеокамера Владислава, в которой он по неосторожности оставил флэш-карту с записью убийства Алевтины Куйдиной. Увидев запись, Владислав отнёс камеру в полицию и через полтора часа «молотчоники» были задержаны.

Лыткин на арест среагировал спокойно, так как его мама, бабушка и дядя уговорили его сдаться. К полуночи «молоточники» дали признательные показания под протокол, в которых признались в пяти убийствах и шести нападениях. Когда Ануфриев подписал протокол, он, подражая Пичушкину, заявил: «Как говорил один герой, дайте мне стакан виски и сигару — и вы узнаете столько нового об этой жизни, что у вас волосы зашевелятся на голове». Позже количество преступлений увеличилось до шести убийств и десяти нападений. Также Ануфриев и Лыткин добавили, что вечером того дня они планировали очередное убийство.

В СИЗО Ануфриев сидел в общей камере, Лыткин — в двухместной. Хотя экспертиза признала обоих вменяемыми, Ануфриев был поставлен на учёт, как склонный к членовредительству и суициду, и психологи проводили с ним отдельную работу.

Среди следователей было мнение, что в паре «Ануфриев-Лыткин» Ануфриев был «мозговым центром» и «идейным вдохновителем», а Лыткин — «исполнителем», мечтавшим об одобрении и признании.

 

 

Суд

 

Официально судебное следствие по делу длилось с 5 сентября 2012 года по 11 февраля 2013 года. В силу того, что больше полугода ушло на сбор доказательств, опрос свидетелей и следственные эксперименты, дело было передано в суд только спустя полтора года. Дело содержало 49 томов, прокурору потребовалось 3 часа на оглашение обвинительного заключения. Всего паре было предъявлено обвинение в шести убийствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ[50]), восьми покушениях (ч. 3. ст. 30 УК РФ и ч. 2 ст. 105 УК РФ[10]), трех грабежах (ч. 1,3 ст. 161 УК РФ[10]) и глумлении над трупом (ч. 2 ст. 244 УК РФ[10])[51]. Помимо убийств, им было инкриминировано создание экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ. Отдельно Артёму Ануфриеву было предъявлено обвинение по 14 эпизодам в привлечении в преступную деятельность несовершеннолетнего (Лыткину на протяжении почти всех убийств было 17). Ануфриев отказался признавать вину за привлечение, экстремизм, все покушения, грабежи и глумление над трупом, а из предъявленных ему шести обвинений в убийствах согласился только с двумя — с убийством Ольги Пирог и последней жертвы. Лыткин отверг только вину в экстремизме.

Вообще, Ануфриев первое время вёл себя весьма цинично и тщательно конспектировал опросы свидетелей, чем вызвал их недовольство. Но в какой-то момент юноша все же отчаялся, и даже несколько раз расплакался прямо в зале суда. После этого он, наконец, начал давать путаные показания, пытаясь повесить все убийства на Лыткина. На одном из заседаний он нанес себе режущие раны в шею и расцарапал бритвой живот. Лыткин же на протяжении всего суда выглядел отрешённым, вёл себя невыразительно.

Сроки содержания «молоточников» под стражей всё время продлевались. На протяжении всего предварительного заключения Ануфриев подавал многочисленные жалобы на действия сотрудников суда и правоохранительных органов, выражал недовольство работой адвоката. На суде молодые люди ни на минуту не раскаялись в содеянном. И даже не попытались сделать вид…

 

 

Приговор

 

К последнему слову Ануфриев готовился тщательно и долго, несколько раз судебное заседание по его просьбе переносилось. Лыткин от права последнего слова отказался.

2 апреля 2013 года Иркутский областной суд приговорил Ануфриева к пожизненному заключению с отбыванием в колонии особого режима, Лыткина — к 24 годам лишения свободы, из которых пять лет (три года, так как был учтён двухлетний срок, который он отсидел до вынесения приговора) он проведёт в тюрьме, а оставшиеся — в колонии строгого режима. После освобождения Лыткин ещё год будет ограничен в передвижении с запретом покидать территорию места жительства и выезжать за границу. Приговор, насчитывавший около 150 страниц, зачитывался 8 часов. Ануфриев всё это время равнодушно смотрел в пол, Лыткин заметно нервничал, но глаза не опускал. Он остался в таком состоянии даже тогда, когда был оглашен его срок заключения. Ануфриев, напротив, услышав вердикт судьи, упал на скамью и зарыдал. После оглашения приговора он крикнул потерпевшим: «Ну что, довольны?»

 

 

Парадокс?

 

В апреле 2011 года на сайте «ВКонтакте» появилась группа «Помощь Артёму Ануфриеву», которая позже была заблокирована администрацией сайта. Далее ещё несколько — «Артёма Ануфриева — в президенты России», «Артём Ануфриев и Никита Лыткин — герои», «Никита Лыткин — Герой всея руССи», «Артём Ануфриев и Никита Лыткин — герои (Мы вернулись!)…

 

На мой взгляд, чудовищно… Нам стоит ждать новых «героев»?

Авторизация  


0 Комментариев


Рекомендуемые комментарии

Комментариев нет

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
×