Перейти к содержанию
  • записей
    12
  • комментариев
    0
  • просмотров
    11 735

Записи в этом блоге

браконьер

Психиатры и криминалисты давно сошлись во мнении, что «расцвет» у маньяков наступает годам к 35-40. Сложившаяся личность, с определенным опытом и жизненными навыками (не всегда полезными), да просто, взрослый человек, осознавший свою потребность в насилии. Тем страшнее кажутся преступления, совершаемые несформировавшимися как в психологическом, так и в физическом плане подростками. И все же… растут на наших грядках и такие цветочки!

 

«Иркутские молоточники» — серийные убийцы, ответственные за череду преступлений, которые в период с декабря 2010 года по апрель 2011 года были совершены в Иркутском Академгородке.

 

Артем Ануфриев родился 4 октября 1992 года в Иркутске. Мальчик рос без отца, и хотя знакомые семьи описывали детство Артёма только в положительных тонах, его вряд ли можно назвать безоблачным в психологическом плане. Со слов предыдущего директора его школы, мать Артёма, Нина Ивановна Ануфриева, учила сына ненавидеть людей, унижала прилюдно и внушала, что кругом враги. Когда Артёму ставили плохие оценки в дневник, мать тут же писала заявление: «Осуществляется психологическое давление на сына». Если плохие оценки ставили только в журнал, то Нина Ануфриева писала другое заявление: «Нарушено право родителя на информирование». Дело дошло до того, что если Артёму ставили оценку «три», то мать писала очередное заявление с вопросом «А почему не четыре?». В конечном итоге, когда Артём учился в 9 классе, руководство школы вынуждено было искать нового педагога-физика, потому что предыдущая учительница отказалась заниматься с классом, где учился Ануфриев. Мать-деспот – классика жанра, не правда ли? Кстати, будучи женщиной дальновидной, она запрещала сыну общаться с будущим подельником. Однако, как показала жизнь, именно здесь колоссальное влияние матери дало сбой.

Учился Артем хорошо, ему давались литература и английский язык, он участвовал во многих мероприятиях, пел и играл на музыкальных инструментах. Однако, с первого класса Ануфриев был изгоем (опять же, характерная роль в социуме для будущего убийцы). После школы Артём поступил в мединститут и одновременно пошел работать подсобным рабочим в художественный музей.

На вопрос, откуда у мальчика такая агрессия по отношению к людям, мать пояснила, что однажды ее сын был избит группой армян. С ее слов, именно после этого случая Артем стал очень неуравновешенным. Правда есть противоположная версия этого конфликта — Ануфриев оскорбил одну армянскую семью в соцсети и те вызвали его на «разборки»…

 

Никита Вахтангович Лыткин родился 24 марта 1993 года. Как и Ануфриев, он рос без отца. Отец (осетин – это немаловажная деталь) ушёл из семьи в раннем детстве Лыткина. Позже несколько раз возвращался, предпринимал неловкие попытки наладить общение с сыном. Именно отсутствие отца, как такового, мать Лыткина назвала главной причиной его замкнутости.

Внешне Лыткин вёл себя тихо и спокойно, но рос очень замкнутым и некоммуникабельным. До пятого класса он хорошо учился, имел примерное поведение, часто участвовал в творческих конкурсах и получал похвальные грамоты, увлекался (как и Ануфриев) компьютерными играми. Но после перевода в математический класс дела пошли на убыль – мальчик не смог влиться в новый коллектив, да и с учебой начались проблемы. А вот с Артемом они нашли общий язык сразу. К моменту знакомства с ним, Никита находился в состоянии очень глубокой депрессивной подавленности и лишь Ануфриеву он решился доверить все свои проблемы. Одноклассники либо задирали, либо игнорировали Никиту, а с новым другом можно было все – создать музыкальную панк-группу, затем нойзкор-коллектив «Расчленённая ПугачОва»… Кстати, в текстах обеих групп содержалось сплошное насилие и нецензурная лексика, а между тем группа выпустила ряд альбомов и сплитов, а также несколько видеоклипов, которые впоследствии Лыткин выкладывал в Интернет. К слову, о его увлечениях, помимо родственников, догадывались немногие его знакомые, так как сам он в обществе не проявлял ни малейших признаков агрессии и садизма.

 

 

Первый звонок

 

1. У Никиты с детства наблюдалось отставание в психологическом развитии, он был запуганным, чрезмерно стеснительным ребенком. А вот Артем был куда активнее: какое-то время он даже был участником движения скинхедов (впрочем, порочащее арийца отчество – Вахтангович — помешало ему достичь высот на сим поприще). Со слов тех же неонацистов Иркутска, их идеология резко расходилась с идеологией Ануфриева. Артем хотел лишь убивать…

 

2. Своеобразной библией друзей стала «Рождённые ненавидеть». Пара заинтересовалась этой литературой, так как обнаружила, что описанное там психологическое состояние человека очень схоже с их собственным, и им казалось, что так они смогут решить свои жизненные проблемы. Хотя… основным мотивом было желание подражать другим известным маньякам. Определенную роль сыграл просмотр в 2007 году телепередачи про «битцевского маньяка» Александра Пичушкина, который совершил серию убийств из-за маниакального желания «зачистки леса» (убийство неугодных, по его мнению, для современного общества людей). Пара заинтересовалась им, и Ануфриев создал в Сети группу «Пичушкин — наш президент». 13 февраля, за день до годовщины казни маньяка Чикатило, он выложил в Интернет его портрет с подписью «Андрей Романыч. Скорбим». Помимо этого, следует отметить интерес подозреваемых к так называемым «днепропетровским маньякам» — Виктору Саенко и Игорю Супрунюку, а также к иркутской банде «Магия крови»…

 

3. За три месяца до ареста соседи Ануфриевых начали слышать из их квартиры странные звуки. Артём вопил страшным голосом «Я всех ненавижу!» и «Я вас убью!». Одновременно раздавались странные звуки, словно парень бил кулаками по стене или бросался на неё телом. Есть предположение, что он избивал мать, потому что иногда соседи слышали «Отстань от меня! Я тебе сейчас снова вмажу!». Во время следствия Артём откровенно признался, что его отношения с матерью были настолько тяжёлыми, что в тот период он опасался, что не сдержится и убьёт её.

 

 

Преступления

 

В 2010 году молодые люди решили действовать… В поисках жертвы Лыткин и Ануфриев ходили по одному пути — от остановки «Госуниверситет» до «Академгородка» каждый день с 18 до 22 часов вечера. Они могли пропустить 5, 10, 20 человек в поисках именно той жертвы, которая им подходила. Время убийств «молоточники» выбирали на тёмное время суток: поздним вечером, ночью или ранним утром, пользуясь тем, что их матери часто работали по ночам. Как правило, первые удары (киянкой) наносил Ануфриев, а Лыткин проявил инициативу издеваться над трупами… Поскольку Лыткин и Ануфриев всегда нападали сзади со спины, то все выжившие жертвы не смогли сообщить следствию каких-то конкретных подробностей, которые могли бы сразу изобличить пару.

 

Первое преступление Лыткин и Ануфриев совершили 14 ноября 2010 года, когда напали на 18-летнюю Анастасию Марковскую. Несмотря на разбитую голову, девушка осталась жива. О произошедшем Марковская сообщила на форуме. «Молоточники», прочитав сообщение, стали переписываться с ней, особенно интересуясь, что она ощущала, когда её избивали (!)

Через несколько дней было совершено нападение уже на взрослую женщину. А первым убитым стал 12-летний Даниил Семёнов. Он приглянулся Лыткину как слабая жертва, не способная оказать сильное сопротивление. Подкараулив ребёнка, Лыткин оглушил его сзади ударом киянкой по голове, а когда тот упал, Ануфриев продолжил его избивать бейсбольной битой. Позже Лыткин и Ануфриев признались, что на мальчике они просто «потренировались».

16 декабря в двадцати метрах от места, где убили Данила, было найдено тело 69-летней Ольги Михайловны Пирог 1941 года рождения, ведущего научного сотрудника НИИ солнечной и земной физики. На теле женщины было насчитано 30 ножевых ранений, но деньги и драгоценности были не тронуты. Некоторое время ошибочно считалось, что именно Пирог была первой жертвой «молоточников», так как смерть Семёнова была признана несчастным случаем. Во время её убийства Ануфриев и Лыткин сделали аудиозапись, на которой сначала рассуждали о том, как будут убивать, а потом записали процесс убийства. Этой аудиозаписью молодые люде впоследствии хвастались в социальной сети.

29 декабря стало единственным днем, когда «молоточники» совершили сразу два нападения с интервалом в один час. Сначала они напали на Инессу Валентиновну Светлову, которой чудом удалось спастись. Затем, на беременную Екатерину Карпову, тренера местной спортивной школы. Женщина также выжила, и уже в приёмном покое больницы, куда её доставили, Екатерина увидела Светлову с аналогичными травмами. Помимо Светловой и Карповой было известно ещё о четырёх жертвах, которые по чистой случайности остались живы.

Далее в Академгородке прошла серия убийств, которые воедино тоже не связывали. В новогоднюю ночь «молоточники» напали на местного БОМЖа, 30 января на студента Олега Семёнова (молодой человек отделался травмами), 3 февраля в больницу была доставлена пожилая женщина с открытой черепно-мозговой травмой. Ночью 21 февраля 2011 года, будучи в состоянии алкогольного опьянения, был убит Александр Петрович Максимов — Лыткин выстрелил ему в затылок из пневматического пистолета, а Ануфриев попытался произвести извлечение глазных яблок. В ночь с 10 на 11 марта пара напала на другого БОМЖа Романа Файзуллина — Ануфриев дважды выстрелил ему в лицо, затем «молоточники» били его ножами по голове, в область паха, в грудь. Лыткин попытался отрезать кисть руки, но из-за того, что нож был маленький, отрезал только мизинец. Позже Ануфриев сфотографировал труп из окна своей квартиры.

Последней жертвой «академовских маньяков» стала бездомная Алевтина Куйдина. Сначала Артём и Никита убили женщину, а после запечатлели на видеокамеру свои издевательства над погибшей. На видеозаписи Лыткин (Ануфриев был «оператором») отрезал ножом женщине мочку уха и хотел отпилить запястья и глазные яблоки, но у него это не вышло опять же из-за незнания анатомии и неподходящей конструкции ножа. В гневе он с размаху всадил женщине нож прямо в глаз. Как можно было видеть на записи, женщина была мертва ещё до того, как ей отрезали ухо. Кстати, позже эту самую мочку уха преступники подбросили на крыльцо своей школы…

 

 

Кто виноват?

 

По словам Ануфриева, идея убивать принадлежала Лыткину, который позже признался что ему это нравилось, совершая убийство, он чувствовал себя сильнее, значимей. Тем не менее сам Ануфриев рассказал, что он, в отличие от Лыткина, не испытывал от убийств того удовлетворения или облегчения, на которое рассчитывал. Серию убийств они планировали растянуть до сентября 2011 года, после чего Ануфриев хотел переехать в Санкт-Петербург и продолжить начатое (в Интернете он обнаружил там «единомышленников»). Относительно Лыткина трудно что-либо сказать… со слов следователя однажды он произнес: «Я бы один не стал этим заниматься, одному не интересно».

После оглашения приговора одна из выживших жертв, Нина Викторовна, сказала:

«Никите просто не повезло с другом. Он был изгоем с пятого класса, его не приняли, и в силу своего характера он не мог этого перенести. Трудно ему было жить. И вот появился единственный друг. Судя по тому, как Ануфриев вел себя во время всех заседаний, он довольно лживый, очень хитрый, самонадеянный. Никита у него просто оказался под рукой. Это не оправдывает Никиту нисколько, но я так ему и сказала во время прений: «Никита, тебе не повезло».

Между тем, оба напарника с нескрываемым удовлетворением выкладывали в социальной сети истории своих похождений и даже бравировали тяжестью совершённых преступлений. На своих личных страницах Ануфриев писал: «Мы боги, решаем, кому жить, а кому умереть».

 

 

Арест

 

Почти за полгода преступной деятельности Ануфриев и Лыткин ни разу не попали под подозрения, потому, все искали приезжих.

За несколько дней до ареста мать Лыткина нашла в прихожей упаковку от ножа.

Арестовали «молоточников» 5 апреля 2011 года, после того как в Институте Органической Химии, где тогда работала бабушка Лыткина, раздали ориентировочные фотороботы. Хотя согласно этим фотороботам разыскивалась пара славянской внешности, бабушка Лыткина и её сын Владислав, изучив их, заподозрили неладное, и Владислав пошёл к Лыткиным на дом. Никиты тогда не было дома, но у него как раз в тот момент была видеокамера Владислава, в которой он по неосторожности оставил флэш-карту с записью убийства Алевтины Куйдиной. Увидев запись, Владислав отнёс камеру в полицию и через полтора часа «молотчоники» были задержаны.

Лыткин на арест среагировал спокойно, так как его мама, бабушка и дядя уговорили его сдаться. К полуночи «молоточники» дали признательные показания под протокол, в которых признались в пяти убийствах и шести нападениях. Когда Ануфриев подписал протокол, он, подражая Пичушкину, заявил: «Как говорил один герой, дайте мне стакан виски и сигару — и вы узнаете столько нового об этой жизни, что у вас волосы зашевелятся на голове». Позже количество преступлений увеличилось до шести убийств и десяти нападений. Также Ануфриев и Лыткин добавили, что вечером того дня они планировали очередное убийство.

В СИЗО Ануфриев сидел в общей камере, Лыткин — в двухместной. Хотя экспертиза признала обоих вменяемыми, Ануфриев был поставлен на учёт, как склонный к членовредительству и суициду, и психологи проводили с ним отдельную работу.

Среди следователей было мнение, что в паре «Ануфриев-Лыткин» Ануфриев был «мозговым центром» и «идейным вдохновителем», а Лыткин — «исполнителем», мечтавшим об одобрении и признании.

 

 

Суд

 

Официально судебное следствие по делу длилось с 5 сентября 2012 года по 11 февраля 2013 года. В силу того, что больше полугода ушло на сбор доказательств, опрос свидетелей и следственные эксперименты, дело было передано в суд только спустя полтора года. Дело содержало 49 томов, прокурору потребовалось 3 часа на оглашение обвинительного заключения. Всего паре было предъявлено обвинение в шести убийствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ[50]), восьми покушениях (ч. 3. ст. 30 УК РФ и ч. 2 ст. 105 УК РФ[10]), трех грабежах (ч. 1,3 ст. 161 УК РФ[10]) и глумлении над трупом (ч. 2 ст. 244 УК РФ[10])[51]. Помимо убийств, им было инкриминировано создание экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ. Отдельно Артёму Ануфриеву было предъявлено обвинение по 14 эпизодам в привлечении в преступную деятельность несовершеннолетнего (Лыткину на протяжении почти всех убийств было 17). Ануфриев отказался признавать вину за привлечение, экстремизм, все покушения, грабежи и глумление над трупом, а из предъявленных ему шести обвинений в убийствах согласился только с двумя — с убийством Ольги Пирог и последней жертвы. Лыткин отверг только вину в экстремизме.

Вообще, Ануфриев первое время вёл себя весьма цинично и тщательно конспектировал опросы свидетелей, чем вызвал их недовольство. Но в какой-то момент юноша все же отчаялся, и даже несколько раз расплакался прямо в зале суда. После этого он, наконец, начал давать путаные показания, пытаясь повесить все убийства на Лыткина. На одном из заседаний он нанес себе режущие раны в шею и расцарапал бритвой живот. Лыткин же на протяжении всего суда выглядел отрешённым, вёл себя невыразительно.

Сроки содержания «молоточников» под стражей всё время продлевались. На протяжении всего предварительного заключения Ануфриев подавал многочисленные жалобы на действия сотрудников суда и правоохранительных органов, выражал недовольство работой адвоката. На суде молодые люди ни на минуту не раскаялись в содеянном. И даже не попытались сделать вид…

 

 

Приговор

 

К последнему слову Ануфриев готовился тщательно и долго, несколько раз судебное заседание по его просьбе переносилось. Лыткин от права последнего слова отказался.

2 апреля 2013 года Иркутский областной суд приговорил Ануфриева к пожизненному заключению с отбыванием в колонии особого режима, Лыткина — к 24 годам лишения свободы, из которых пять лет (три года, так как был учтён двухлетний срок, который он отсидел до вынесения приговора) он проведёт в тюрьме, а оставшиеся — в колонии строгого режима. После освобождения Лыткин ещё год будет ограничен в передвижении с запретом покидать территорию места жительства и выезжать за границу. Приговор, насчитывавший около 150 страниц, зачитывался 8 часов. Ануфриев всё это время равнодушно смотрел в пол, Лыткин заметно нервничал, но глаза не опускал. Он остался в таком состоянии даже тогда, когда был оглашен его срок заключения. Ануфриев, напротив, услышав вердикт судьи, упал на скамью и зарыдал. После оглашения приговора он крикнул потерпевшим: «Ну что, довольны?»

 

 

Парадокс?

 

В апреле 2011 года на сайте «ВКонтакте» появилась группа «Помощь Артёму Ануфриеву», которая позже была заблокирована администрацией сайта. Далее ещё несколько — «Артёма Ануфриева — в президенты России», «Артём Ануфриев и Никита Лыткин — герои», «Никита Лыткин — Герой всея руССи», «Артём Ануфриев и Никита Лыткин — герои (Мы вернулись!)…

 

На мой взгляд, чудовищно… Нам стоит ждать новых «героев»?

браконьер

В июне 1996 года в реке Аба (г. Новокузнецк) стали находить куски детских тел, черепа. Страшные находки потрясли Новокузнецк. Такого преступления город еще не знал. Тут же была сформирована оперативно- следственная группа из представителей прокуратуры и уголовного розыска городов Кемерово и Новокузнецка. Сыщики приступили к отработке версий. Кому принадлежали части тел? В городе пропадали без вести дети, как правило, из неблагополучных семей. Но идентифицировать найденные останки с теми, кто пропал, было крайне трудно. Бесспорным было одно: преступление совершалось в квартире, затем части тела тайно сбрасывались в реку. Экспертиза определила, что, по крайней мере, один раз для расчленения применялась пила, в остальных случаях использовался нож, Для установления личности преступника задействовали несколько сот человек - сотрудников милиции, внутренних войск, военнослужащих гарнизона. Обследовались жилищные массивы, лесопосадки, река. Проверялись все психически неполноценные, с сексуальными аномалиями, неблагополучные семьи. А люди продолжали исчезать.

 

В те дни никто не обратил внимания на поспешное увольнение с работы Людмилы Яковлевны Спесивцевой. Она работала сторожем в детсаду. Уговоры остаться не воздействовали, и успокоилась она, как только получила трудовую книжку. Внешне скромную неприметную женщину хорошо знали жильцы крайнего подъезда 53-го дома на Пионерском проспекте. Мужа-алкоголика выгнала. Сын с детства попадался на кражах, воровал газеты, журналы, велосипеды... Отличался изворотливым умом: когда поймали на краже, тут же назвал не свою, а чужую квартиру. В школе был забитым и нелюдимым, имел "хобби": подбирал ключи к школьным кабинетам. Любил шкодничать, хотя это больше характеризовало его мстительность: вставлял спички в замки, поджигал кнопки в лифте, плевал с балкона на нижние этажи. "Странная семья" - самая нейтральная характеристика о Спесивцевой и ее детях: старшей дочери Надежде и Александре, которому в этом году исполнилось 27 лет. За двадцать два года совместного проживания с соседями они не общались, если не считать постоянных стычек из-за потопов, которые устраивали им, и вечной громкой музыки по ночам "меломана" Саши. Так Спесивцев-младший мстил окружающим. Людмила Яковлевна же всегда принимала сторону сына. Семейка могла дружно, "залпом" плюнуть в не угодившего им человека, обозвать непотребными словами. Вскоре младшенький практически выжил из дому мать и сестру. Людмила Яковлевна наведывалась, регулярно приносила продукты, иной раз оставаясь на несколько дней. А когда он не открывал, добродетельная мать просовывала деньги под дверь. Александр после окончания 8 классов нигде не работал, промышлял починкой радиоаппаратуры, воровал. Мамаша тоже приворовывала, за что ее выгнали из школы, где она работала завхозом. В 1991 году Спесивцев познакомился с девушкой, Женей Гусельниковой. Тогда он внешне изменился, все считали, что дело идет к свадьбе. Но когда Женя решила с ним порвать, "влюбленный" запер ее в квартире, почти месяц истязал и избивал. Милиция приехала по сигналу: в квартире Спесивцева труп.

 

Когда вошли, увидели мертвую девушку, которая лежала, скрючившись, на диване, будто пытаясь согреться. На ней был лишь халат, надетый на голое тело, и косынка на голове. Она совершенно высохла, на теле - множество болячек. Свидетели рассказывали, что она походила на двенадцатилетнего ребенка. Когда садиста уводили, он продиктовал соседям телефон родителей Жени: "Пусть заберут свою дочь" - И напоследок крикнул: - Это вы виноваты в ее смерти - вы не вызвали милицию! Женю кто-то насиловал, а вы не позвонили!" В одной из трех комнат, выходящей окном на пустырь, нашли около сотни метел, сложенных в штабель до потолка, упаковки мыла, коробки лампочек, десятки ведер и бачков. Явно не купленные в магазине... На допросе следователь городской прокуратуры Раиса Баканова узнала и сестру Надежду, и мать Спесивцева. Первая работала в свое время секретарем суда, вторая - помощницей незрячего адвоката. После допроса, выйдя на улицу, Людмила Яковлевна запустила в окно прокуратуры несколько камней... Говорят, она любила приносить домой судебные дела с фотографиями расчлененных трупов. Так или иначе, обе поднаторели в юридической практике и рьяно защищали Александра, доказывая, что он Женю вовсе не бил, а даже жалел и кормил. Саша кивал головой: "Она так болела, что ничего не хотела кушать". По заключению судмедэкспертизы, девушка умерла от сепсиса. Но незадолго перед смертью Гусельникову привозили в нейрохирургическое отделение с травмой головы, садист и там бил ее - прямо на глазах у персонала. Уголовное дело возбудили по статьям за умышленное тяжкое телесное повреждение, побои и оставление в опасности. Но от тюрьмы подонок сумел-таки открутиться - психиатры обнаружили у него отклонения и отправили на принудительное лечение в Орловскую область. Через три года его признали выздоровевшим. Спесивцев вернулся, и музыка заиграла еще громче. Он мстил за "психушку", за все обиды, пожалуй, ненависть стала смыслом жизни... Соседи с ужасом слышали сквозь музыкальный рев страшные крики. Что-то рубили... Один из опытнейших специалистов Главного управления угрозыска МВД РФ Анатолий Деркач, который участвовал в следствии, вынужден был признать, что, несмотря на то что проведена была огромная работа, маньяк так и не попал в поле зрения правоохранительных органов. Никто не мог предположить, что именно в квартире хулигана Спесивцева совершаются жуткие преступления. Его, кстати, прекрасно знали и участковые - по многочисленным жалобам соседей... Но - по спискам учета психически больных он по-прежнему числился в орловской лечебнице. Нестыковка в бюрократической машине обошлась многими людскими жизнями. Его, конечно, изобличили бы. Круг подозреваемых сужался. Но факт есть факт: страшные находки именно в этот день, 24 октября, были обнаружены по чистой случайности. Сантехники проводили профилактику отопления. Спесивцев же не открывал, говорил, что держат его взаперти, как психически ненормального. Когда дверь вместе с участковым взломали, ударил тяжелый трупный запах. Спесивцева не было, ему удалось бежать через крышу. Через три дня его поймали у своего дома. Оперативники свидетельствовали: то, что было в квартире, не увидишь и в фильме ужасов - в ванне лежало туловище - обрубок, рядом, в огромной кастрюле - останки тела, голова. В одной из комнат нашли девочку, раненную в живот, с поломанной рукой, совершенно обнаженную. Это была пятнадцатилетняя Оля, пропавшая месяц назад с двумя подругами. Потом, в больнице, она дала показания, которые сняли на видеокамеру. Ее лицо было изуродовано, от страшного удара заплыл глаз, каждое слово давалось с трудом - свистящий шепот.

 

- Подошла бабулька и попросила помочь открыть дверь, - едва шевеля губами, рассказала Оля. - И мы пошли за ней. Ведь в школе их учили помогать пожилым людям.

 

Этой "доброй бабулькой" была Людмила Спесивцева. Она не отрицала вину, рассказала, как на лифте доехали до девятого этажа, как внезапно открылась дверь и появился тщедушный ее сын. Девчонки и тогда не оценили коварства старушки и приняли приглашение войти. Мать всегда была прекрасной притворщицей, и можно догадаться, какие чувства она испытывала, отдавая девочек в руки выродка-сына. Вероятно, те же, что и сын - жажду садистского наслаждения. Тринадцати-пятнадцатилетние девчонки попали в ад. Одной "повезло" больше: негодяй зарезал ее сразу, как только она замахнулась на него бутылкой. У оставшихся - шок: минуту назад происходящее казалось небольшим приключением. Негодяй свидетельствовал: - Колол их ножом, избивал - и заставил девчонок расчленить труп подруги. В этом участвовала и мать... Спесивцев "полароидом" фотографировал свои жертвы в обнаженном виде, измывался, затем забил вторую девочку, которую тоже разделывали... Потом он признает, что его мать варила человеческое мясо, заставляя есть это страшное варево несчастных девочек. Это же подтвердила Оля. Собака же, водолаз, давно питалась только человечиной. Следствию открывались все более ужасающие подробности квартиры-душегубки. Маньяк признался в убийствах девятнадцати человек от 7- до 40-летнего возраста. Газеты с содроганием писали о квартире людоедов. В показаниях прокурору Новокузнецка В.Крючкину Спесивцев сознается и в других преступлениях (орфография и пунктуация сохранены):

 

"По существу дела поясняю, что примерно в апреле 1996 г. познакомился на стройке строящегося универмага напротив гостиницы "Новокузнецкая" с 6 пацанами примерно в возрасте двенадцати лет и предложил обворовать квартирую (я им предложил обворовать свою квартиру). Мы подошли к моей квартире. Я открыл ключом. Мы всемером зашли в квартируй последний пацан закрыл за собой дверь. Я предложил зайти им в мою спальню. Они заволновались, заподозрили что-то неладное, один из них стал кричать я взял нож который лежал на столе в спальней и ударил его в грудь, остальные стали тоже кричать. Я стал тогда и их резать примерно в грудь нанес по одному удару. Я понял, что они сразу все умерли. Далее я их сдвинул всех в одно место в спальне, около шкафа накрыл тряпкой. В таком состоянии они пролежали четыре дня. Потом я их вынес в коридор. Примерно через неделю пришла моя мать Спесивцев а Людмила Яковлевна. Я заставил ее унести у а сам пошел в спальню спать. Утром когда я проснулся ничего не было в коридоре. Что с ними делала мать я не знаю, на эту тему с ней не разговаривал. Пацаны были одеты:

 

1) первого которого порезал был одет в короткую коричневую куртку из тонкого материала, на голове ничего не было.

 

2) на втором тоже не было головного убора, был одет в темно-синее трико с надписью "аdidas". Какая на нем была обувь, не обратил внимания. На нем была куртка темно-голубого цвета с черными треугольниками плащевой ткани.

 

3) третьего которого порезал тоже был без шапки. На нем тоже были одеты темно-синее трико с тремя красными полосами длинными, от резинки до конца трико. На нем была одета зеленая куртка яркого цвета из матерчатой ткани. В чем были одеты остальные я не помню.

 

В конце мая 1996 г. около стройки, которая находится напротив гостиницы "Новокузнецкая", я повстречал четверых девочек в возрасте четырнадцати лет. Я подошел к ним они сидели и разговаривали о чем-то. Когда подошел, то я предложил им продавать мыло и сказал, что если желаете то пойдемте со мной. И мы пошли ко мне домой. Дверь открыл своим ключом. Следом домой пришла моя мать... Я заставил ее всех унести из спальни. (Речь уже идет об убитых девочках - С.М.) Она вынесла их в коридор. На другой день когда я проснулся после обеда, в коридоре ничего не было. Куда мать всех их унесла не знаю. Эти девочки выглядели:

 

1) Первая- которой я нанес ножевое ранение была одета в плащ фиолетового цвета, на ней была одета вязанная шапочка красного цвета с белыми полосками. На ногах черные туфли на среднем каблуке.

 

2) Вторая была одета в белую куртку с карманами на груди. На ней была синяя юбка которая была видна из-под куртки. У нее были темные средние волосы. В чем были одеты другие я не помню. Выглядели они все примерно одного возраста. Написано собственноручно. Спесивцев. 19. !!.96 г.

 

В ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА ИНФОРМАЦИЯ

 

Работая по преступлениям, совершенным Спесивцевым А.Н., 1970 года рождения, проживающего: г. Новокузнецка проспект Пионерский, 53 "- 357, ОУР Центрального РОВД было установлено, что Спесивцев убил в своей квартире:

 

1. Февраль - Трунову Елену Валерьевну 30. 09. 75 г.р.

 

2. Апрель - Коткину Елену Александровну ]2. 04. 74 г.р.

 

3. Май - Носовец Александра Викторовича 15. 09. 86 г.р.

 

4. Май - Носовец Ольгу Викторовну 27'0!.85г.р,

 

5. Май - Воробъева Дмитрия Викторовича 11.05.84 г.р.

 

6. Май - Воробъеву Ирину Викторовну - 23.07.82г.р.

 

7. Май - Кровен К 25.04.85 г.р.

 

8. Май - Константина 13 лет (данных нет).

 

9. Май - Павла 13 лет (данных нет).

 

10. Июнь - Сачкову Елену Сергеевну 17.01.83г.р.

 

11. Июнь - Николаеву Ольгу Геннадиевну 19.01.81 г.р.

 

12. Июнь - Надежду 40лет (данных нет).

 

13. Июнь - Валентина 35лет (данных нет).

 

14. Июль - Войнову Наталью Юрьевну 10.02. 77г.р.

 

15. Август - Шаталину Галину Анатольевну 3. 07. 84 г-р.

 

16. Август - Цветаеву Ольгу Валерьевну 13.04.84г.р.

 

17. Сентябрь - Бурнаеву Анастасию Петровну 9.06.83г.р.

 

18. Сентябрь - Барашкину Евгению Михаиловну 15.02.83г.р.

 

19. Сентябрь - Гальцеву Ольгу Васильевну 3.04.81 г.р.

 

По данным убийствам Спесивцев А-Н. допрошен, по делу имеются опознания вещей и записки, изъятые с квартиры Спесивцевых. В своих показаниях Спесивцев утверждает, что все трупы разделывала и уносила из дома его мать - Спесивцева Людмила Яковлевна, но куда именно, он не знает. Спесивцева Л.Я. утверждает, что вынесла из квартиры останки трех-четырех человек, а именно в июле 1996 г. Вынесла грудную клетку и часть хребта и закопала на пустыре недалеко от дома (точное место указать не может), а в августе 1996 г. вынесла кости и часть хребта и закопала возле деревьев по ул. Спартака. В октябре 1996 г. вынесла и закопала голову на пустыре возле объездной дороги (точное место указать не может)...

 

В кровавых стенах было найдено на 82 человека комплектов одежды со следами крови. Откуда они? Разделанные трупы, как следует из вышесказанного, уносила мать, она работала сторожем детского сада недалеко от речки Аба. Когда - закапывала, когда - топила, скрывала улики... Что это "- гипертрофированная материнская любовь или страх перед возмездием? Среди вещей, найденных на квартире Спесивцевых, были золотые изделия, одежда и последних троих девочек. Их опознали родители и родственники убитых. И особенно пронзительны изорванные фотографии неизвестных детей пятисемилетнего возраста и две пары совсем крохотных ботиноч е к ... На допросе Спесивцева выглядела вовсе не надломленной, нудно рассказывала, как заботилась о своем сыночке, хлебушек приносила, соленые огурчики, крупу гречневую и совершенно спокойно говорила о самом страшном: - В ванне было вот это легкое такое, как пробка. .. "Вот этим" Спесивцева стеснительно называла куски тела и внутренности. На очной ставке она чуть не сцепилась с сыном. Спор зашел о том, как часто ей приходилось оказывать "материнскую помощь". - Всего четыре ведра было, - настаивала она. - Почему же ты врешь, какой же ты наглый! Эти нелюди не сознавали ужаса содеянного... По новым законам мать, покрывающая даже самые кошмарные преступления сына, не подлежит ответственности. Наверное, надеется на благоприятную психиатрическую экспертизу и Спесивцев - тогда он неподсуден и вновь будет клеймить пороки нашего общества, которые вынудили его мстить... Автору этих строк довелось присутствовать при допросе Спесивцева. Признаюсь, на встречу шел с внутренним содроганием. Чтобы общаться беспристрастно, надо было подавить все чувства, отвращение, брезгливость... Природа метит выродков, и Спесивцев - не исключение. В кабинет следователя ввели малорослого сутулого парня, узколобого, со злыми волчьими глазами, настороженным взглядом, особенно характерны были заостренные сверху уши. Спесивцев сразу оседлал любимого конька: - А сколько людей уничтожила демократия? - А ты не убивал? - Мне ничего не оставалось делать, мне отказали в лечении? А у меня ослабленная иммунная система. Я летом кутаюсь в куртку и свитер. Посмотрите: все руки в болячках... Он поднаторел в демагогии и часами может рассуждать про обнищание народа, пороки нашей власти. Он складно ругает всех подряд и уверяет, что, если б все думали о Боге, не было б такого безобразия... Рассказал о своих увлечениях музыкой, стихами, рисованием, чтением полезных книжек и особо отметил, что не любит фильмы-ужасы, боевики со стрельбой, а любит природу... И снова обличал несправедливые законы, государство, которое позабыло о нем, и все пугал, что покончит с собой 1 марта, аккурат на свое двадцатисемилетие...

А какой закон защитит нас, граждан, от подобных выродков? Различные организации гуманистической направленности рьяно пекутся о правах уголовников, а пострадавшие, с изуверством умерщвленные, незаметно становятся бледным фоном тяжкой жизни преступников. Страшно подумать, если выродок с Пионерского проспекта, 53, очередной раз окончательно вылечившись, снова выйдет в наш мир и будет считать своим правом убивать, насиловать, грабить... Спесивцева содержат в одиночной камере, небеспричинно опасаясь за его жизнь. Потому что даже преступный мир не прощает таких злодеяний. Врачи сказали, что Оля, последняя жертва Спесивцева, обязательно выживет. Но через день она умерла, так и не выйдя из шока. После того, что вынесла маленькая мученница, жить она уже не смогла бы.

браконьер

От себя добавлю,что в-сравнении с этим отвратительным существом, Чикатило просто младенец....

 

 

Кто из мальчишек не зачитывался в детстве книгами про отважных героев-разведчиков, работающих во вражеском тылу? Кто не мечтал совершить подвиг и хоть немного походить на любимого героя. В краснодарском крае работал заслуженный учитель Российской Федерации, к которому приезжали учиться другие учителя, перенимать его опыт по воспитанию детей, но никто даже не мог догадываться, что скрывалось под личиной заслуженного педагога. Сливко, так звали учителя, работал в одной из школ Краснодарского края учителем физической культуры, а параллельно возглавлял туристический кружок, дети его любили, а родители не могли нахвалиться педагогом. И никто даже не мог себе представить, что дети, которые исчезали и некоторых, из которых находили зверски убитыми, были жертвами заслуженного учителя Сливко. Сам Сливко жил замкнуто, большую часть времени проводил с детьми, вечера коротал в одиночестве. В эти самые вечера он просматривал кинокадры страшной хроники убийств. Его жертвами становились в основном мальчики, которые были физически крепкими и долго могли сопротивляться маньяку, а он снимал все на кинокамеру. У вас может возникнуть справедливый вопрос, почему дети не убегали, а продолжали терпеть страшные муки? Ответ будет просто, Сливко играл на детской доверчивости, рассказывал им, что является сотрудником органов безопасности и подбирает кадры для подготовки разведчиков. Он требовал от детей беспрекословного подчинения, молчания (они не должны были никому рассказывать об их договоре с учителем, даже собственным родителям). Поэтому когда Сливко приводил несчастных жертв к месту их будущей казни, он сообщал им, что сейчас они должны будут пройти экзамен на выносливость, потому жертвы старались терпеть его издевательства, когда он их вешал, рвал на куски, скальпировал. Одной из последних жертв стал ученик школы, в которой преподавал Сливко. В отличие от других жертв тело мальчика нашли почти сразу, но возбужденное дело вскоре приостановили, так как убийца не был найден, и только несчастные родители не хотели сдаваться, они обивали пороги, пока их не захотели выслушать, и только тут мать погибшего мальчика вспомнила, что накануне ее сын подвернул на физкультуре ногу, но учитель не только не отправил мальчика в медпункт, он даже не освободил его от занятий, а также женщина припомнила, что сын перед уходом обмолвился, что должен встретиться с учителем. И только теперь сотрудники правоохранительных органов обратили внимание, что круг жертв был локальным, все они так или иначе были знакомы со Сливко, и где бы не появлялся данный учитель, везде пропадали дети (Краснодарский, Ставропольский край, Минводы).

 

Рассказывает Модестов Н.С., следователь по делу Анатолия Сливко: Внешне биография Анатолия Сливко выглядела благополучно и даже респектабельно. Он возглавлял в городе Невинномысске Ставропольского края детско-юношеский туристический клуб "Чергид", пользовался беспрекословным авторитетом у пионеров и вызывал уважение самоотверженным трудом у родителей. Сливко приехал в Невинномысск после службы в армии, закончил техникум, работал на комбинате "Азот" и параллельно, на общественных началах, работал в школе пионервожатым. Он не курил, не пил, никогда не сквернословил. Все свободное время уделял детям - занимался с ними физической подготовкой, обучал умению разводить костер, собирать рюкзак и устанавливать палатку, ходил со своими подопечными в многодневные походы по родному краю. Вскоре добрая молва о подвижнике-воспитателе распространилась за пределы города. О Сливко заговорили на туристических слетах, клуб "Чергид", директором которого его назначили, расхваливали на совещаниях райкомов, образцового наставника приводили в пример коллегам. Позже, когда следствие скрупулезно изучило все относящееся к деятельности Сливко и его туристического клуба, выяснилось, что о директоре "Чергида" десятки раз писали в "Пионерской правде" и других газетах, о нем прошло более двадцати передач по Всесоюзному радио, а уж почетным грамотам и благодарностям не было числа. Впрочем публикаций о Сливко оказалось не меньше и после того, как стало известно о второй, тайной, жизни маньяка, напрямую связанной с походами и детьми. Его задержали почти случайно в 1985 году по подозрению в исчезновении тринадцатилетнего Сережи П. А когда провели обыск в помещении клуба, то едва поверили собственным глазам. С подобными фактами отечественная криминалистика, да и мировая тоже, еще не сталкивалась. Сливко садистски умертвил семерых подростков, причем гибель детей, их агонию, последующее расчленение тел и манипуляции с ними, "заслуженный учитель" аккуратно снимал кино- или фотоаппаратом, а весь материал бережно хранил в шкафу. Когда Сливко арестовали ему было сорок шесть лет. Он являлся отцом двоих мальчиков, имел партбилет и носил звание "Ударника коммунистического труда". Но что самое поразительное - большинство детей он убил, работая в "Чергиде". И занимался этим двадцать один год), оставаясь вне подозрений. На одном из допросов, где вместе с оперативно-следственной группой ему предстояло прокомментировать фильм собственного производства, Сливко попросил: "Я следствию доверяю, но хотел, чтобы как можно меньше народу присутствовало при просмотре. Мне страшно, что люди увидят". Если уж сам оператор ужасался отснятым кадрам... Признаюсь, получив видеопленку с копиями фильмов Сливко, не предполагал, что увижу такое, не представлял, насколько дикое и гнетущее впечатление произведут эти жуткие документы. Кажется, мы привыкли ко всему - телевидение делает нас постоянными созерцателями катастроф, эпидемий, жестоких террористических актов, а "видеошедевры" еще больше снижают порог чувствительности, смакуя кровавые сцены в неореалистических детективах и садо-мазохистских триллерах. Однако, уверяю вас, то, что снял Сливко, не под силу воспроизвести никаким авторам никаких фильмов ужасов. ...Мертвая тишина, только цветная картинка на экране, и на ваших глазах в мучениях умирает ребенок. Причем садист, хладнокровно фиксирующий судороги агонизирующего мальчика, время от времени сам попадает в кадр. Он не просто снимает смерть, а сладострастно любуется ею. Вот на экране тело жертвы, одетое убийцей в пионерскую форму, уложено на белую простыню. Судороги все реже, реже... Следующий кадр - отчлененная голова в обрамлении отсеченных ног. Камера почти вплотную приближается к мертвому детскому лицу, искаженному застывшей гримасой страданий и страха. Фильм довольно длинный, а, может быть, кажется таким. Признаюсь, до конца смог посмотреть его только раз. Вполне хватило, чтобы почувствовать могильный холод только от самого замысла того, кто был сценаристом, режиссером, оператором и зрителем в одном лице. Дело Сливко исследовано достаточно глубоко, в том числе и медиками, чему в немалой степени способствовал маньяк, охотно откровенничавший со следователями и шедший на контакт с психиатрами. Экспертизу Сливко проводили дважды, и его личность изучили хорошо. Во всяком случае, ученые подобрали немало медицинских терминов, которые характеризовали психическое состояние подследственного в момент совершения преступления. В его поведении присутствуют вампиризм, фетишизм, некрофилия и садизм. В своих извращениях он становился все более изощренным. Сюда же нужно отнести отмеченную психиатрами пироманию. Все это нашло отражение в снятых Сливко фильмах. Пиромания, например, выразилась в том, что маньяк поджигал ботинки жертвы, предварительно облив их бензином. В некоторых случаях он пилил ботинки ножовкой, фиксируя свои действия установленной рядом кинокамерой. К детской обуви, тщательно вычищенной и блестящей, у Сливко вообще было особое отношение. С его слов, это связано с потрясением, испытанным им в 1961 году. Тогда на его глазах произошла трагедия: под колесами автомобиля погиб мальчик. Сливко видел агонию подростка, одетого в пионерскую форму, запомнил белую рубашку, галстук, темный школьный костюм и блестящие ботинки. Были до этого и другие случаи, где обувь выполняла роль фетиша. Но гибель пионера явилась кульминацией в формировании психологии будущего маньяка. Впоследствии он воспроизводил детали той сцены, разыгрывая на уединенных лесных полянах придуманные им сценарии. ...Женщин он сторонился всегда. Даже с собственной женой имел близость крайне редко, а последние десять лет вообще спал дома в отдельной комнате. В детстве Сливко был болезненным и слабым, страдал бессонницей, отсутствием аппетита, стеснялся своей внешности, неуклюжести, избегал шумных игр со сверстниками и спортивных занятий. Еще школьником увлекся выращиванием кроликов, охотно умерщвлял и разделывал их (совсем так же, как доверившихся ему потом мальчишек из турклуба). Хотя нередко при виде крови или отрезанных рыбьих голов, как утверждали родственники, Сливко бледнел и падал в обморок. Здесь он напоминает ростовского Чикатило. Тот не выносил вида крови, не мог даже курице голову топором отсечь. Зато какой был "мастер" в лесополосе, потроша жертвы с быстротой и сноровкой патологоанатома.

 

Нежную привязанность Сливко испытывал к мальчикам, предпочитая возраст до шестнадцати лет. Любимчиков он окружал заботой, опекал, к каждому умел найти подход. Почувствовав симпатию со стороны ребенка (напомню, что Сливко - самоотверженного и умелого педагога - уважали все окружающие), маньяк, используя любопытство и тягу мальчишек к тайнам и заговорам, предлагал участие в эксперименте на выживание. На следствии он признался, что отказа со стороны детей никогда не было. С "испытуемого" Сливко брал подписку о неразглашении, что тоже импонировало мальчишкам - совсем как у взрослых, тем более, что эксперимент, по словам инструктора, должен был определить степень выносливости, проверить мужество. Для правдоподобия Сливко набрасывал сценарий и давал его прочитать будущей жертве. Сюжет был одинаков: герой-пионер подвергался различным испытаниям, в том числе, пыткам. Необходимость киносъемки маньяк объяснял туманно: он, дескать, собирает материал и пишет книгу о пределах человеческих возможностей. В некоторых случаях Сливко говорил, что обязан знать, как оказывать первую помощь в походах, если кто-то потеряет сознание. Помогала поиску подопытных и система штрафов за проступки: если ребенок задолжал и не расплатился, Сливко шел навстречу - предлагал отработать участием в эксперименте.

 

Опыты делились на смертельные и несмертельные, а знал об этом один Сливко. Мальчишки же не догадывались, что, отправляясь в лес с радостно возбужденным дядей Толей, могут уже назад не вернуться. Он заранее готовил чистую, хорошо выглаженную школьную форму, белую рубашку, красный галстук и, конечно, начищенные ботинки. Мальчик обещал ничего не есть за десять-двенадцать часов до встречи, чтобы в процессе эксперимента не появилось тошноты или рвоты. А непосредственно перед испытанием подросток должен был оправиться. Некоторых подопытных Сливко мыл в реке и одевал лично - "гурман" готовился к будущему кровавому "пиршеству". В бессознательное состояние маньяк приводил жертвы разными способами. Одним надевал на лицо противогаз и заставлял дышать эфиром, другим натягивал на голову полиэтиленовый мешок, перекрывая доступ воздуха, но чаще всего он использовал петлю, сделанную из резинового шланга. Если Сливко проводил смертельный эксперимент, то вынимал жертву из петли через десять-пятнадцать минут. Разумеется, чтобы не нарушить "чистоту" эксперимента, он надежно связывал мальчикам руки и ноги.

 

Из материалов уголовного дела: "Садизм и некрофилия Сливко проявлялись в том, то он расчленял трупы без цели их сокрытия. Он отрезал голову, руки, ноги, туловище на уровне пояса, удалял внутренние органы, вспарывал грудную клетку, брюшную полость, отрезал мошонку, половой член, ушные раковины и мягкие ткани лица. Иногда убийца специально повреждал предмет, являвшийся для него сексуальным символом. Например, ботинки, которые иногда разрезал и поджигал". Тела убитых мальчиков Сливко подвешивал за ноги, носил перед кинокамерой на руках, менял на них одежду, составлял на подстилке различные фигуры из отсеченных ног и рук... Сексуальную разрядку он получал, не вступая с жертвой в прямой контакт. Маньяк онанировал, используя различные фетиши (ботинки, материалы фото- и киносъемки, части тела, которые засаливал для длительного хранения), либо проводя "эксперименты". Но самое большое наслаждение он получал от убийства. Психическая разрядка и сексуальное удовлетворение Сливко напрямую связаны со сценами мучений и гибелью подростков. Он совершил семь убийств. Но их число выросло бы многократно (жертвами несмертельных экспериментов, по материалам уголовного дела, проходят тридцать три мальчика), если бы не страх садиста перед разоблачением. Как ему удавалось столько времени оставаться на свободе? Почему для поимки потребовался двадцать один год? Ответ прост и неутешителен: убийцу никто не искал, хотя вычислить его труда не составляло. Сливко задержали после того, как пропал Сережа П. После заявления родителей мальчика милиция опросила его сверстников, те вспомнили, что школьник накануне исчезновения рассказывал о предстоящих съемках фильма у Сливко. Дети характеризовали его как человека со странностями, который снимает фильмы об удушениях и других пытках. Милиционеры выяснили, что другой мальчик, пропавший пять лет назад, также должен был участвовать в "киносъемках" директора "Чергида". Вот тогда-то оперативники, наконец, заглянули к лучшему другу детей педагогу с педофильскими наклонностями Анатолию Сливко... Чтобы найти хоть какое-то объяснение промахам милиции, можно сказать, что убийца для смертельных опытов обычно выбирал мальчиков из неблагополучных семей, где о детях особенно не заботились, иногда даже не заявляли о пропаже сына. Да и сами ребята были не из лучших: часто убегали из дома, имели неприятности с законом. И все же главная причина, не позволившая схватить маньяка раньше, - отсутствие опыта работы по раскрытию серийных убийц. Правоохранительная система была не готова к появлению таких монстров, как Чикатило, Сливко, Михасевич. Собственно с задержания Геннадия Михасевича, которого арестовали на год раньше Сливко (обоих маньяков расстреляли по приговору суда), и началось не только серьезное изучение проблемы, личности убийцы, долгое время остававшегося серийником-рекордсменом, но и чудовищных ошибок, допущенных в ходе расследования. Анатолий Сливко к убийству шел достаточно долго. Как отмечают криминалисты, знающие историю его преступлений, он мог держать себя в руках. Имел высокую степень социальной зрелости, уровень нравственных запретов. Не самым низким был его интеллект. Но отсутствие сексуальной жизни “включало” воспоминания, которые каждый раз вызывали образ мальчика, принесший потрясение. Человек безусловно талантливый, Сливко от мечты перешел к реальному делу - созданию туристского клуба с реальными, а не из области фантазий, мальчиками, и уже не в мечтах, а наяву он становился главным исполнителем роли, которую разыгрывало его больное воображение. Он перешел от трупа, подброшенного ему волею судьбы, к производству трупов. Проверка Сливко ничего не давала, коллеги, и администрация школ давали положительные характеристики, он был "Заслуженным учителем РСФСР". Казалось, что придраться не к чему, и тут в больницу доставили очередную жертву маньяка, девочка по чистой случайности осталась жива, но ничего кроме слов "кино", "сниматься", "учитель", она не говорила, а когда, наконец, она смогла дать показания, все ужаснулись – не хотелось верить, что заслуженный учитель, передовик и наставник молодых, заманивал детей под предлогом подготовки в разведчики, а потом убивал, и, что даже когда он настраивал свою кинокамеру, он объяснял детям, что так, они смогут увидеть свои "слабые места". Во время обыска на квартире Сливко, были обнаружены и изъяты кинокамера и видеоматериалы.

 

Суд вынес суровый приговор - расстрел, но это было слишком гуманно по сравнению с теми мучениями, которые испытывали жертвы Сливко. Сливко был не единственным учителем среди маньяков, ему на смену пришли другие не менее кровавые, один стали известными, например Чикатило, другие остались в тени "славы" других "учителей".

браконьер

Алексей Сударушкин

 

Источник: Самые опасные маньяки

 

 

Алексей Сударушкин, врач и убийца детей. Это человек с прекрасным образованием и положением в обществе, доктор медицинских наук, блестящий детский врач, к которому на прием попасть было почти невозможно. Очередь растягивалась на год, родители больных детей на него просто молились, и не без причины: он ставил на ноги совсем безнадежных. Сударушкин мог помочь своим пациентам, но не помог самому себе справиться с патологическим желанием убивать: раз в полгода врач превращался в насильника-убийцу. Он возвращал детей к жизни, лечил их, и в то же время насиловал и убивал таких же детей. Смерть беззащитного созданья приносила ему, временное, правда, но облегчение. Муки и страдания ребенка доставляли наслаждение. Это безумие продолжалось достаточно долго, трудно было даже предположить, что в этом чудо-педиатре кроется садист и извращенец. Но когда все же сомнений не осталось, состоявшийся суд приговорил Сударушкина к высшей мере наказания. Решение суда убийца воспринял спокойно и смиренно. Незадолго до приведения в исполнение приговора В. Логинов, журналист, сотрудник газеты "Совершенно секретно", посетил Сударушкина в камере смертников. Ему даже удалось записать на магнитофон исповедь убийцы, поражающую воображение не только фактами, но и попытками осмыслить свои поступки философски, с точки зрения "высших сфер". А может, это диктовалось подсознательным желанием оправдать себя? Однако умение пофилософствовать о высших материях не помогло Сударушкину достойно встретить смерть. Сотрудник МВД, очевидец расстрела убийцы, рассказывал позднее, что в ожидании выстрела "хлынуло у него изо всех дыр - и моча, и экскременты... Не верил до последней минуты, все на что-то надеялся..." Перед вами выдержки из этого монолога-исповеди:

 

"После института поехал работать в Магадан... Там я сделал свою первую кандидатскую диссертацию. Вскрыл пятьсот детских трупиков и нашел закономерность. Теперь дети в Магадане не умирают от этой болезни. Но что я за это получил? Червонец прибавки к зарплате? Внутреннее удовлетворение? Нет его, как нет и благодарности людей. Им глубоко плевать на того, кто нашел метод. Когда я вскрывал мертвых детей, слышал голоса: жалобные и плачущие. Сначала думал - слуховые галлюцинации. Потом разговорился с рабочими крематория. Они признавались, что слышали крики душ, когда сжигали трупы. И у меня, стало быть, души младенцев плакали, им больно было. Я решил, что близок час, когда я загремлю в дурдом. Но скоро все прошло. К голосам привык и даже подстроился под них. Вводил трупу наркоз, и голосов не было. Тогда душам не было больно. Неподалеку от Сусумана есть Долина смерти. Несколько тысяч политзаключенных лежат подо льдом, как живые. Иногда их даже с самолета видно. Но, знаете, какая там аура... тончайшая... трепетная... Я ездил туда заряжаться. Души заключенных свили там себе гнездо и дежурят, как на посту. Меня они не любили, но все-таки подпитывали... Я имел много денег, потому что в сезон ездил с артелью старателей как врач. Когда мы возвращались в Магадан, то на три дня закупали кабак и гудели. Я брал червонцы, как колоду карт, и поджигал этот веер. Официантки давились от злобы. Потом я швырял под стол пачку денег, и толстые бабы лазили на карачках, как собаки, рыча и вырывая друг у друга купюры... Есть такая штука на стыке наук - филологии и физики - качество времени. Это мера траты жизненных сил в определенный промежуток: когда за день человек проживает год, а может, и три. Так вот - качество времени моего магаданского периода можно охарактеризовать небывало концентрированной растратой жизненных сил. Семь моих колымских лет - это около тридцати материковых. Там я стал личностью, но там впервые и надорвался, хотя по-началу и не заметил, что надрыв-то был смертельный. Он повел меня в пропасть, хотя внешне я рос и прогрессировал. И патологией этого страшного сдвига управляла душа, вырастившая из него то, что ей очень хотелось: педофилию... Я жаждал добраться до истоков живого. И чем ближе к этой тайне стремился, тем похотливее и сладостнее становилась ревность моя ко всему молодому, молоденькому, младенческому... Порою мне хотелось вообще влезть в утробу женщины и, уменьшаясь до яйцеклетки, превратиться в то эйронейтрино, что и есть само тело души. А потом проделать обратный путь: родиться со знанием тайны жизни и самому создавать живое, так необходимое для моей страсти. Я никогда не считал это патологией, не считаю и сейчас. У науки нет этики, потому что нет ее и в жизни. Ведь все мы рано или поздно сдохнем, и тогда смерть неэтична, неэтична и жизнь... Конечно, я мог бы убить себя. Вернее, свое тело. Но душу-то убить нельзя. Завтра же у нее будет новое тело, и с ним она будет вести себя так, как с моим. Это неразрешимая проблема. А потом, она очень и очень тонкая. Божественная, я бы сказал. У нее такие прозрения, что ум мой частенько содрогался от восторга. В эти минуты я ее страстно любил и благодаря ей делал чудеса. Как Христос: возьми постелию свою и ходи! Но все же достиг я такого искусства врачевания прямо-таки нечеловеческим трудом... Я же десять лет с крысами жил. Клетки дома завел, кормил, мыл, выхаживал. Потом перебивал хребет, пересаживал спинной и головной мозг, экспериментировал и экспериментировал... И никто мне не помогал, ни одна собака. А завидовали, сволочи, по-черному. Я открыл несколько тайн. Кандидатских три штуки написал, докторских две. На пятерых хватило бы:.. Ну, а потом? Нервы, нервы, нервы... Я себя страшно тратил, а восстанавливаться не мог. Первое время пьянка помогала, потом наркотики. Но и это скоро надоело и стало неэффективным. Душа требовала сильнейшего стресса, с кровопусканием. Короче, жертвоприношения. Это качели, понимаете? Да нет, этого никому не понять. Надо быть в такой шкуре... Я тщательнейшим образом продумывал каждый акт. И после этого такое освобождение, такая легкость!.. Да, мои преступления сверхужасны. Я все понимаю и жду самого ужасного наказания. Я приму его заслуженно и спокойно. Правда, может, психика не выдержит, но это уже ее проблемы. Душа моя выше моей психики и выше моего разума. Только высота эта опрокинута вниз... Какова была цель моей жизни? Стать чудо профессором и садистом-убийцей? А теперь я уйду, и будет другой профессор-убийца. И все сначала... Что за заколдованный круг? Уже ясно, что тот набор душ, что разведен на Земле, неизменен. Может, всю мерзость Вселенной рассадили здесь, и любая душа, готовая вырваться из этого Сада, уже и не знает, куда ей податься, - забыла дорогу назад, а может, и не знала ее вовсе... Стало быть, опять Екклезиаст, опять суета сует и томление духа..."

 

Читая этот монолог, содрогаешься от ужаса при мысли о том, что такие люди находятся рядом с тобой, твоими детьми, а ты не зная внутреннего содержания человека, доверяешь ему. Возможно, это бред больного человека, но ведь как трудно оказалось увидеть ту грань, за которой скрывалось безумие. Согласно учению Будды, душа преступника обречена на вечные странствия. И если верно это учение, то в таком случае в интересах общества не убивать таких людей, как Сударушкин, а содержать их под стражей в идеальных для их здоровья условиях, - отдаляя момент, когда душа убийцы после его смерти поселится в новой телесной оболочке и вновь проявит себя страшным образом. Источник: Самые опасные маньяки

браконьер

Анатолий Нагиев – один из самых «скоростных» убийц СССР. Но, если для следствия (да и для простого люда) мотивы преступлений серийных убийц в большинстве случаев остаются неразгаданными, то в этой истории мотив убийств, совершённых этим извергом очень даже понятен… А дело вот в чём. В 1979-м Алла Борисовна Пугачёва уже купалась в лучах заслуженной славы. Прима, любимица публики, звезда первой величины! После очередного большого концерта приехала домой, вошла в подъезд. Секундой позже в него вошел невысокий, крепко сбитый парень. Лифт, урча, распахнул утробу... "Молодой человек! Вы к кому?" - окликнула строгая консьержка из своего закутка. Пугачева уехала - парень остался. "Так вы к кому пришли?" - повторила вопрос старушка. Парень медленно повернулся к ней. Консьержка обмерла. Это лицо она запомнит навсегда: "Глазные яблоки крутились у него, точно чертово колесо - из-под верхнего века к нижнему. Он выглядел как буйнопомешанный во время приступа". Не говоря ни слова, незнакомец выскочил из подъезда. Он потратил несколько месяцев, выслеживая Пугачеву, выжидал момент - и так оплошал, отвлекся всего на пару секунд! "Придется сначала убрать старую дуру!" - прикидывал Нагиев, стремительно шагая прочь от дома Пугачевой. В кармане у него лежал обратный билет в Курск. Вторая попытка могла быть успешнее... Пугачеву спасло чудо Но побывать еще раз в Москве, чтобы воплотить задуманное, Нагиеву не удалось. Каждый раз, приезжая в столицу, он по крупицам собирал информацию об Алле Пугачевой. Выяснял круг знакомств, распорядок дня, список гастролей. "Без преувеличения можно сказать, Аллу Борисовну спасло чудо, - рассказывает Амир Сабитов, в то время замначальника Управления уголовного розыска Ростовской области. - Алла ведь тогда молоденькая была, красивая, подвохов, агрессии со стороны поклонников не ждала. Нагиев же готовил нападение продуманно, с маниакальным упорством". Но закончить свою главную охоту маньяк не успел. Органы взяли его по обвинению в убийстве четырех женщин в поезде Харьков - Москва. Всего за одну поездку Нагиев изнасиловал, ограбил и убил двух проводниц этого состава и двух пассажирок! Трупы выбрасывал на ходу. Прокололся на том, что приметное, из фамильных драгоценностей, колечко одной из жертв сдал в ломбард. ...В поездах московского направления маньяк подсаживался к одиноким женщинам и, не умея справиться со своим наваждением, нападал на них. "В каждой я видел Аллу", - рассказывал он потом операм. Сыщики вполне обоснованно подозревали Анатолия Нагиева в совершении более сорока (!) подобных преступлений. Это был, вероятно, самый "скоростной" серийный убийца в криминальной истории России. Экспресс-чикатило. Однако следствие сумело "железно" доказать лишь ночную резню в поезде Харьков - Москва. Впрочем, и этого было достаточно с лихвой, чтобы 2 июля 1981 года Нагиев Анатолий Гусейнович, 1958 года рождения, был приговорен Курским судом к высшей мере наказания. О Нагиеве известно немного, у него не было своих биографов, как у Чикатило. Родом из очень бедной семьи. При своем невысоком росте - дьявольски силен. Ему прочили большое будущее в тяжелой атлетике. Успел выучиться на киномеханика... Кассета с песнями Аллы Борисовны сводила его с ума В 17 лет Толя попался на изнасиловании, дали ему шесть лет. Ирония судьбы, но, может статься, если бы не было отсидки в лагере Коми АССР, в Нагиеве не зародилась бы эта патологическая тяга к певице. В скудной фонотеке лагерной радиорубки кассета с песнями Пугачевой была чуть ли не единственной. Ее прокручивали по нескольку раз на дню... "Скоро,- вспоминал маньяк, - я не мог думать ни о ком другом, ее голос звучал в голове даже по ночам". История с охотой на звезду советской эстрады не фигурировала в приговоре суда. Ее Нагиев, разоткровенничавшись, сам поведал сыщикам. В этом нет ничего странного: "смертники" изливают душу, не желая тащить в могилу тайные грехи. Что отличало Анатолия Нагиева от других "смертников", - даже после приговора он оставался спокоен и уверен в себе. Будучи помещенным в одиночную камеру, днями отжимался, приседал. Вдох-выдох, вдох-выдох. Пульс ровный. Еще свидимся, Алла... Расстреливать Нагиева повезли в Новочеркасск. Туда для "приведения в исполнение" нередко свозили "смертников" почти со всей европейской части страны. Побег с того света В ночь на 19 августа 81-го года состав прибыл на станцию Хотунок (окраина Новочеркасска) с большим опозданием. Зеков перегнали из вагона на перрон. Конвоиры передали этап с рук на руки сотрудникам Новочеркасской тюрьмы. Вагон-зак отогнали на запасной путь. По освободившейся "ветке" загромыхал, набирая скорость, товарняк. И тогда Нагиев, рванув с платформы, прыгнул под поезд! То ли извечное русское разгильдяйство усыпило бдительность стражников, то ли бес-хранитель помог Нагиеву - так или иначе, у него появился шанс спастись. Никто по прибытии в Новочеркасск не удосужился заглянуть в его "сопроводиловку": "Склонен к побегу. Склонен к нападению". Руки Нагиева были скованы наручниками спереди, а не за спиной. По дороге, раздобыв гвоздь, он сумел освободиться от наручников. Никто, даже из числа "смертников", не бросился бы под колеса поезда. Потому что это верная смерть. Но Нагиев считал, что и так уже на том свете. Он использовал свой шанс. Встретить свадьбу - к несчастью ...Наутро о побеге "смертника" доложили самому Щелокову, всесильному министру внутренних дел СССР. Дело было взято на особый контроль. На поимку беглеца дали три дня. В Ростовской области и прилегающих территориях началась операция "Сирена". Особенно тщательно прочесывали окрестности Новочеркасска. По городу развесили множество листовок, оцепили вокзалы. В электричках дежурили переодетые оперативники. Но маньяк как в воду канул. "Прошел уже почти месяц, многие предлагали свернуть поиски, - рассказывает Иван Зацепин, замначальника областного угрозыска. - Розыскная собака, с которой прочесывали поля близ места побега, умерла от жары. Силы людей тоже были на исходе". Штаб, руководивший поисками Нагиева, располагался в райотделе Промышленного района Новочеркасска. В полдевятого утра 29 сентября в штабе раздался звонок из хутора Яново близ города. Звонил дружинник. Проезжая мимо Янова на мотоцикле, он был остановлен местным жителем. Крестьянин заметил дымок, идущий от стога сена недалеко от его дома. Решил: мальчишки балуются. Но нет - в стогу был вырыт лаз. Кто-то оборудовал для себя жилище. Внутри - посуда, скудная провизия, одежда мужская и женская и самодельный календарь. Кусок толя, на котором кто-то отмечал дни. Начат он был 19 августа, в день побега. Но главное: дружинник сообщил милиционерам, что совсем недавно у этого стога видели мужчину с ружьем. Зацепин тут же связался с тюрьмой, с Ростовом: потребовал прислать немедленно 10 кинологов с собаками. Приказ был: проверять тщательно каждый дом, каждый сарай. Даже в выгребные ямы велено было заглядывать. Люди с оружием в руках развернулись фронтом в полтора километра и стали спускаться с горы в хутор. А в Янове гуляли свадьбу, по-казачьи гуляли - широко, шумно, пьяно. И эта свадьба, как ни странно, поискам-то и помогла. Подвыпившие мужики вышли на улицу покурить, видят - идет в их сторону цыганка. Да странная какая-то: плечи широкие, ноги крепкие, волосатые. А надобно сказать, что в последний месяц стали у хуторян вещи пропадать, чего раньше не было. То в погребах кто-то пороется, то с веревки белье утащит. Один из курильщиков взбеленился, увидев цыганку: "Ах, ты!.." Подхватив подол, она совсем не по-женски припустила удирать. Вещи в хуторе, как потом выяснится, пропадали с "легкой руки" Нагиева. И в цыганку переоделся именно он, стараясь в таком обличье выйти из окружения. Но, на беду свою, повстречался со свадьбой. Милиционеры настигли Нагиева у свинарника на окраине хутора. Увидев обрез в руках беглеца, открыли огонь... Зацепин рассказывает: "Я, скажу честно, испугался немного: того ли подстрелили? Но вспомнил особую примету Нагиева: "Оказавшись в экстремальной обстановке, теряется, глазные яблоки начинают вращаться". Он лежал без сознания, но глаза его были открыты. И вот тогда-то я понял, что подстрелили того. Я увидел эти вращающиеся глаза. Жуткое, скажу вам, зрелище. Никогда я этих глаз не забуду". Оживили, чтобы расстрелять В тюрьме над телом особо опасного рецидивиста трудился тюремный врач. Трудился с ленцой, ибо от всей души хорошего человека, повидавшего многое, желал этому телу скорейшей смерти. Достаточно сказать, что кровь из живота Нагиева врач вычерпывал обычным граненым стаканом. Пусть этот доктор останется безымянным: не в его силах было блюсти клятву Гиппократа, оперируя нечеловека. Но Нагиев выжил. Более того, уже на следующее утро после "нестерильного" медицинского вмешательства он открыл глаза. Увидел медсестру рядом с собой: "Где я?" - "В тюрьме". - "Ты поможешь мне бежать?" А еще через пару дней он был переведен из палаты в камеру, где снова приступил к своим тренировкам. И, по воспоминаниям очевидцев, он до последней своей минуты верил, что сможет добраться до Аллы. Расследование по факту побега провели в кратчайшие сроки. Приговор остался прежним - высшая мера. Его привели в исполнение. Похоронен Нагиев в могиле с инвентарным номером - ни надгробий, ни табличек с фамилиями на таких не бывает. "Такого сидельца в Новочеркасске не было ни до, ни после Нагиева", - говорит Зацепин. - "Даже опытные тюремщики считали его чуть ли не исчадием ада. Один из его охранников мне говорил: "Я не могу рядом с ним находиться. От него, живого, воняет мертвечиной". Алла Борисовна ни о чем не догадывалась - Амир Павлович, почему же вы не сообщили Алле Борисовне о чудесном избавлении от маньяка? – спросили напоследок у сыщика. - Вскоре после расстрела Нагиева она приезжала в Ростов с концертом. Мы поначалу хотели с коллегами пробраться за кулисы и рассказать ей эту историю, да потом передумали. Зачем пугать звезду теми страшными былями? Наше дело преступников ловить.

браконьер

"Я хотел убивать за один вечер по двадцать человек. Неважно кого, лишь бы находили труп, шла молва...". Эти слова, взятые из показаний Андрея Евсеева, бравадой не покажутся, если хорошо изучить материалы дела хотьковского маньяка. О появлении в 1974 году опасного преступника, нападавшего по вечерам на одиноких женщин в Москве и области, знали лишь профессионалы - сотрудники милиции, КГБ и прокуратуры. В том, что действовал один и тот же человек, сомнений не возникало. Почерк преступника оставался неизменным. Он выслеживал хорошо одетую женщину, шел за ней до подъезда и жестоко убивал, предварительно отобрав все ценное. Вскоре версия подтвердилась показаниями немногочисленных свидетелей и чудом уцелевших жертв. Преступления обрастали "кровавыми" деталями (их впрочем и на самом деле хватало), говорили о появлении маньяка, набрасывавшегося на женщин в красном. Некоторые из убитых по случайному совпадению, действительно имели ярко-красную одежду... После поимки преступника выяснилось, что цветовая гамма на его выбор не влияла. Первой жертвой стала шестнадцатилетняя школьница, отправившаяся навестить бабушку. В сумке несчастной девочки, скончавшейся сразу же на месте от глубоких ранений в сердце и легкие, находились всего лишь ученическая тетрадь, пудреница, автобусные талончики и 35 копеек... Из показаний Евсеева: "В Загорск я поехал специально для грабежа. И рассчитывал действовать с убийством. Со станции примерно в 19.00 прошелся по вокзальной площади, пересек переезд и углубился в поселок. Выслеживал около полутора часов. Моросил мелкий дождь, холодно было. Когда это произошло, уже наступили сумерки. Вокруг всех домов росла зелень, кусты. Я увидел девушку на перекрестке. Она поворачивала на ту дорогу. Симпатичная такая девушка, миловидная. Хорошо ее внешность запомнил... Шел следом шагов двести до частного дома с правой стороны. Остановил ее рывком за рукав и потянулся за сумкой. Она сразу отступила шага на три. Я сделал ножевой удар в грудь. Девушка сказала: "Ты дурак, что ли?". Она попятилась, повернулась к дому лицом и побежала через калитку. Я сделал два удара в правую сторону спины и увидел, что через несколько шагов у нее подкосились ноги. Она попыталась крикнуть: "Помогите!". Но это уже получилось шепотом. Крыльцо, к которому она приблизилась, было сбоку дома. Она попробовала постучать в угол дома, но подняла руку только наполовину. Дальше я уже не видел, убежал. Я был растерян в этот момент, бросился прочь сразу после ударов и не взял сумку...". На другой день после первого преступления Евсеев придумывает, как отвлечь милицию от убийства девушки в Загорске. На Белорусском вокзале садится в электричку и едет до Одинцово. Около часа бродит на пристанционной площади. Народу немного - близится полночь. Наконец он замечает мужчину с сумкой, который сворачивает на асфальтированную тропинку от станции. С одной стороны стоят сосны, с другой - дома. Вокруг ни души и темнота. Из показаний Евсеева: "Ему было пятьдесят шесть лет, среднего роста, в черном костюме. Я потребовал отдать все, попытался залезть к нему в карман. В ответ он заорал на меня: "Проходи своей дорогой!". Тогда я ударил его ножом в левую сторону груди. Он сразу стал кричать: "На, бери, все отдам!". В этот момент его как-то качнуло. Я ударил еще раз, и он упал. Кровь полилась изо рта и носа. Упал он в канаву. Обыскал его, взял двенадцать рублей и часы "Восток", забрал сетку с продуктами. В ней были персики, три-четыре килограмма, две курицы... Еще у него партийный билет лежал во внутреннем кармане пиджака. Его я потом его дома уже выбросил. Удары ножом наносил в грудь. Лезвие держал специально не перпендикулярно расположению ребер, а параллельно, чтобы оно вошло глубже и достало до сердца". Евсеев входит во вкус. На убийства он отправляется, как на смену заступает. Уже следующим вечером на Люблинской улице в Москве маньяк набрасывается на студента-вечерника В. Паршина. Четыре удара ножом в голову и спину... К счастью, парень оказывается физически крепким - спортсмен, культурист. Частично ему удается смягчить удары руками, он вырывается и убегает. Добыча преступника - портфель, конспекты, книги, дешевые авторучки и ни рубля денег! К тому же парень мог легко запомнить его приметы. Чтобы обезопасить себя (откуда взялась такая хитрость?), Евсеев делает ловкий ход. Накануне в электричке он знакомится с недавно освободившемся из заключения Деминым. Особо опасный рецидивист, имевший десять судимостей, двадцать лет проведший в тюрьмах и лагерях, не догадывается о приготовленной ему роли. Евсеев зовет Демина в гости, оставляет его ночевать, рассказывает о своих подвигах, приглашает войти в долю. Утром, выполняя задуманное, Евсеев отдает напарнику свою одежду, в которой он совершал последние преступления - рубашку, брюки, пиджак, ботинки. Из показаний Евсеева: "Подходило к вечеру. Я стал думать, как бы от него избавиться. Вопервых, он мне был уже не нужен, во-вторых, он обо мне все знал: чем занимаюсь, где живу, в третьих, на нем была моя одежда. Если на убитом Демине ее найдут, будет считаться, что он и есть преступник... Когда мы шли от станции "43-й километр", я немного отстал, вынул нож и нанес ему удар в спину. Он вскрикнул и начал валиться на землю. От тяжести тела клинок ножа сломался, застряв в теле. Я присел около него на корточки и обломком ножа, не обращая внимание на его крики, стал бить в голову и висок. Он кричал: "Караул, убивают!". Затем затих." От станции шло несколько человек. Евсеев выкинул обломок ножа и скрылся в лесу. Затем, возвращаясь к станции, нашел колонку, смыл кровь, быстро сел в электричку и уехал в Хотьково. Демина, обнаруженного случайными прохожими, доставили в реанимационное отделение Пушкинской ЦБР, где он скончался, не приходя в сознание. На теле обнаружили четырнадцать колото-резаных ран. Голова жертвы была буквально искромсана. Нашли свидетелей, но никто из них примет убийцы, кроме несущественных деталей - черных густых волос и бакенбардов - не запомнил. Демин стал последней жертвой-мужчиной. После этого Евсеев выбирал только женщин. Как он пояснил на следствии, "у них всегда есть деньги и ювелирные украшения". Это обстоятельство приобрело для маньяка решающее значение. За три года Евсеев совершил в Москве и области 32 вооруженных преступления. Им зверски убито девять человек, при этом двух умирающих женщин он изнасиловал. Восемнадцать жертв лишь чудом остались живы, некоторые из них получили инвалидность, и все - страшные отметины на лице и голове. Позже, приобретя опыт, Евсеев действовал более изощренно, глумливо. Преступления совершал, тщательно подготовив "инструмент", выбирая время, район и тактику, в зависимости от обстановки. Причем делал все сознательно и обдуманно, чтобы затруднить розыск и сбить след. Из показаний Евсеева: "Между девятью и десятью вечера у метро "Добрынинская" я подметил женщину. Там ряд каких-то палаток. Прошли стеклянный магазин, повернули к пятиэтажному дому, она зашла в подъезд. Я рванулся за ней и остановился на первой лестничной площадке. Она как раз собиралась позвонить в квартиру. Я потребовал все вещи. Она сначала как-то опешила, - молчала, а потом говорит: "А глазато у тебя добрые, ты брось дурака-то валять!". Сначала она мне так говорила... Потом вроде хотела потянуться к звонку. Я сказал: "Если позвонишь - зарежу и того, кто выйдет из квартиры". Сумку она держала за спиной. В правой руке у меня был нож. Тот самый, самодельный кинжал с текстолитовой ручкой из хорошей стали с "усами"... Я нанес ей удар в живот с большой силой. Колени у женщины подогнулись, она оказалась в полусидячем положении и пыталась прикрыться сумкой - выставила руки вперед. После первого удара она не кричала. Я схватил сумку, ударил, помоему, еще один раз в руку или плечо. Она крикнула: "Держите его!". Это были ее последние слова. Потом я выскочил на улицу... Забежал на стройку, начал выкидывать ненужные вещи. Там лежал конверт с фамилией женщины. В нем сто восемьдесят рублей десятками. Яна следующий день купил в Хотьково магнитофон "Снежеть" за 140 рублей". Глаза, конечно, добрыми у него не были. Свою жертву он воспринимал хладнокровно, и в то же время с каким-то любопытством, заинтересованно. Убийство превращалось в своего рода лотерею, где он вытягивал или "пустышку", или "выигрыш". Отсюда и хладнокровие, удивительное даже для такого кровавого убийцы, как Евсеев. Например, женщину, теряющую от кровопотери сознание, он трясет за плечо: "Куда чехол от зонтика дела?" (в сумке жертвы убийца нашел японский зонт). Или другой факт. Спустя аж три года после преступления Евсеев вспомнил с сожалением: "У той женщины была еще темная хозяйственная сумка, а на руке - часы и два кольца. Золотое, простое, а другое - перстень с красным камнем. Но их я взять не успел, потому что женщина закричала". В районе Таганской площади за один вечер он совершает подряд два убийства и одно вооруженное нападение. Третью жертву тоже попытался убить - но женщина выжила, осталась, правда, на всю жизнь инвалидом. Следующее преступление совершается с интервалом в двадцать минут! Из показаний Евсеева: "Удары ножом я наносил женщинам с целью убийства. Хотел, чтобы об ограблениях слух пошел по Москве, все боялись бы и по первому требованию отдавали ценности грабителям, в том числе и мне. Во-вторых, опасался оставлять свидетелей живыми, чтобы милиция меня не поймала". К счастью, ему не всегда удавалось довести свои намерения до конца. Жертвами маньяка становились те, кому приходилось возвращаться домой затемно. Несколько раз он нападал на студенток вечерних факультетов, дважды - на сотрудников милиции. Работница птицефабрики, служащая, юрист, домохозяйка, контролер автобусного парка, школьница... Если ему сразу не везло, он тут же вновь шел на преступление. Сегодня, когда рубль вообще не воспринимается как деньги, нападения убийцы кажутся бессмысленными. Но даже в то время поступки Евсеева потрясали беспощадной жестокостью. Так, у одной из зарезанных женщин (причем второй за день) он вытащил из сумки... один рубль и два яблока. У другой - несколько рублей и старые с переделанным корпусом часы. Или такой "улов" - ломоть колбасы и два куска торта. После ареста Евсеева и обыска на его квартире в коробке с мукой сыщики нашли часть похищенного - кольца, серьги, часики. Убийца создавал нечто вроде золотого запаса. Но некоторые вещи сразу продавал: обменивал на вино и продукты, другие сдавал официантке вагона-ресторана. Деньги тратил на себя. Купил второй магнитофон, "олимпийку", ботинки, пиджак. Делал подношения своей подруге. Идя на преступление, Евсеев действовал, как автомат, запрограммированный на убийство. Наметил жертву - шел за ней до конца. Одну из женщин вел до общежития, на глазах у вахтера вошел в подъезд, поднялся следом и убил, несмотря на крики несчастной, невзирая на опасность быть опознанным и пойманным. Последние преступления отличались невероятной дерзостью. Нападение на женщину в районе стадиона "Динамо" Евсеев совершил летним днем в три часа пополудни. Как обычно, догнал жертву в подъезде, угрожая ножом, отобрал часы, перстень, сумку, кофту (как не преминул добавить в протоколе - стопроцентной шерсти) и напоследок ударил несчастную ножом-резаком в висок. Одна из женщин, чудом выжившая после встречи с маньяком, вспоминала: "Действовал он уверенно, спокойно, без всяких признаков растерянности". Другая успела заметить: "Когда он брал нож, я обратила внимание на его руку. Она была не рабочая, а такая гладкая, без татуировок". Из материалов дела: "Евсеев Андрей Николаевич, 1955 года рождения, уроженец Хотьково Загорского района Московской области, русский, не женат, судимостей не имеет. Учебу прекратил в седьмом классе, был трудоустроен, но к работе относился крайне недобросовестно и часто менял места. Евсеев был натурщиком, лаборантом, матросом, комплектовщиком, проводником пассажирских поездов станции "Москва-3". После ареста Евсеев пытался "косить" под дурачка. В показаниях он писал: "Когда я вышел из психбольницы, где находился на лечении в 1972 году, в голове не было ни одной мысли от медпрепаратов. Очень мучительное состояние. Людей я считал первыми врагами. У меня было чувство мести, злости, которые проходили после совершения преступления". Однако эти объяснения полностью опровергались и материалами следствия, и заключением медицинской экспертизы. Главной целью убийств и разбоев являлась нажива. Такой вывод подтверждается показаниями самого убийцы: "К своим преступлениям я готовился: ежедневно бегал кроссы на стадионе, занимался с гантелями, осваивал борьбу самбо. Я был уверен, что меня никто не поймает". Два последних эпизода кровавой серии стоят особняком. Оба раза Евсеев наносил женщинам смертельные удары резаком, после чего насиловал умирающую жертву. "На улице моросил дождь, темнело. Я решил ехать в Москву для новых ограблений. Оделся по погоде: плащ почти черный с серым оттенком, свитер стального цвета, брюки в полоску. Перед уходом выпил стакан водки. Ехать в Москву решил со станции "Абрамцево", чтобы не светиться в Хотьково. Шел окольными путями. Не доходя до ворот психбольницы, увидел одинокую женщину. Я переменил свой план, начал ее преследовать. Перегнал, ушел вперед метров на сорок и чуть не потерял ее из виду. Она свернула раньше. Догнал ее быстрыми шагами и схватил сумку: "Отдавай все, что есть". Она вместо этого пронзительно закричала, произнося чье-то имя. Я сразу стал наносить ей удары ножом куда попало. Прикрываясь руками, она упала на колени. Я продолжал бить ножом. После прислушался. Было тихо. Я повернул ее на спину, снял золото - кольцо, сережки. Потом решил совершить с ней половой акт. Стянул брюки с трусами, повесил их на забор... Перед уходом запахнул на ней пальто и поставил на грудь туфли как насмешку: ты хорошо защищала вещи - я тебе кое-что возвращаю". Вышли на него сотрудники уголовного розыска Московской области после зверского убийства и изнасилования жительницы Софрино. Тело обнаружили под слоем шлака во дворе торгового центра поселка. На иждивении убитой медсестры находились двое несовершеннолетних детей и престарелая мать. Нападение Евсеев совершил в непривычное для себя время - семь утра. Женщина торопилась на пригородную электричку и шла на станцию, срезая путь, через двор магазина "Хозтовары". Убийца заметил на ней золотые сережки. Из показаний Евсеева: "Она сразу закричала, вцепилась в меня и оцарапала верхнюю губу. Я ударил ее ножом раз десять-двенадцать. Она упала на спину. Оттащил ее к ящикам. Мимо шли люди, кто-то останавливался, смотрел в мою сторону. Я нарочно грубо сказал: "Что надо? Идите своей дорогой"; А потом, как будто обращаясь к женщине: "Ну, вставай, опять нализалась!". Снял серьги, перстень, сапоги, содрал белье. Когда вроде бы никто не проходил, совершил с ней половой акт. Потом сходил в кочегарку, взял лопату, прикопал тело". Позже удалось установить несколько людей, видевших, как "мужчина склонился над лежавшей женщиной", потащил ее к стене магазина. Один из прохожих вспомнил и описал одежду этого мужчины, другой - его рост и внешность. Более того, в той же кочегарке через полчаса Евсеев уже пропивал деньги жертвы, закусывая любимым лакомством - селедкой... Заместитель начальника Главного управления по организованной преступности МВД России Владимир Топыричев, работавший в те годы рядовым сыщиком, вспомнил патологическую страсть Евсеева к селедке. Находясь в следственном изоляторе и являясь на очередной допрос, убийца первым делом спрашивал: "Селедку не забыли?" и немедленно сжирал рыбу вместе с костями - только голову отрывал. ...В кочегарке собутыльники Евсеева заметили на его лице свежую царапину. Один из пьянчужек даже повздорил с ним из-за чегото, и тот с угрозой вытащил самодельный нож. Через неделю Евсеев был задержан, а на одном из первых допросов признался не только в убийстве женщины в Софрино, но и десятках других преступлений. Приговор суда ни у кого удивления не вызвал - исключительная мера наказания.

браконьер

Головкин получил высшее образование - закончил сельскохозяйственную академию. Работал на одинцовском конезаводе № 1 зоотехником. Для сотрудников он долгое время оставался прекрасным специалистом и неконфликтным человеком. Однако не без странностей: женщинами не интересовался, не был женат, жил один. Многие замечали, что выполняя свои обязанности по работе, он иногда слишком увлекался: при обследовании и осеменении лошадей слишком долго задерживал руку в прямой кишке животного, при этом глаза у него становились мутными. Если в такой момент к нему обращались с вопросом, он будто ничего не слышал. Когда ощупывал половые органы кобылы, некоторым женщинам бывало просто стыдно за его возбужденный вид.

 

Внешность Сергея была даже приятной: высокий, стройный, симпатичный. Прошло время, когда в переходном возрасте его одолевали прыщи на теле и лице, непроизвольное мочеиспускание, а также опасение, что окружающие ощутят исходящий от него запах спермы. Именно в переходном возрасте все и началось. В 13 лет он поймал кошку, повесил, затем отрезал ей голову и впервые ощутил, что у него "наступила разрядка, ушло напряжение, возникло душевное облегчение". После этого появились "мечты об эксгумации трупа и его расчленении". Мастурбируя, он воображал, что совершает половой акт с одноклассниками, мучая их при этом, жаря голыми на сковороде, сжигая на костре.Кстати, Головкин учился в одном классе с Арменом Григоряном и Хабибулиным (героем одноимённой песни группы "Крематорий"). Позднее, проходя обследование, он признавался психиатрам, что в раннем возрасте представлял себя в роли фашистов, которые пытали пионеров-героев. Во время садистских грез у него постепенно сформировался идеальный образ желаемого мальчика - худенький, среднего роста, не старше 16 лет. Расстроенное сознание требовало перейти от грез к действиям. Поиски объектов для удовлетворения извращенных желаний стали почти ежедневными. Походы вокруг пионерских лагерей длились до ощущения усталости. Наблюдения подсказывали ему, что удобнее всего совершать нападения на тех подростков, которые выходят за пределы лагеря, чтобы покурить. И он стал караулить возле лазов в заборе. Неизвестного в зеленой штормовке видели не только у пионерских лагерей, но и возле лужаек, где мальчишки играли в футбол, возле речки, где купалась ребятня. Чаще всего он высматривал свою добычу в бинокль. Но нередко терял над собой контроль, подходил совсем близко. За шесть лет в Одинцовском районе Московской области были найдены останки 11 расчлененных и искромсанных мальчиков. Первый труп был обнаружен в апреле 1986 года, в июле этого же года - опять зверское убийство подростка, через несколько дней - новое. И везде тот же почерк. После этой череды леденящих кровь преступлений последовал трехлетний перерыв. Очередная серия завершилась тремя убийствами уже в 1992 году.

 

Прозвище "Фишер" Головкин получил по показаниям одного подростка, который позже сообщил оперативникам, что видел, как с его друзьями (останки трупов которых позже были найдены) на улице разговаривал мужчина, двухметрового роста с татуировкой "Фишер" на плече. Этот факт заставил оперативников терять доргоценное время, т.к. долгое время отрабатывалась версия беглого зека. Что в данной ситуации понятно - любые факты нельзя было упускать из вида. После первых убийств Головкин почувствовал "жажду новых ощущений", а в лесу, где в любой момент мог появиться грибник или просто прохожий, не было ощущения полной свободы. Кроме того, хотелось комфорта для истязаний. А самое главное - ему хотелось, чтобы его удовольствия тянулись не минуты - часы. Так у него появился "стационар". Головкин купил "Жигули", получил под гараж место на территории конезавода, вырыл в гараже подвал, забетонировал пол, обложил стены бетонными плитами, провел свет, в стенах закрепил кольца, купил детскую оцинкованную ванну. Готовя живодерню, "испытывал предвкушение радости", уверенный, что "теперь-то будет делать, что хочет" не боясь, что кто-то прервет, помешает. Изменилась и категория мальчиков - теперь он нацеливался на тех, кто сбежал из дома, кого не сразу хватятся родители, кого могут даже не искать. Машина очень помогала осуществлять замыслы Головкина. Чаще всего он подъезжал к железнодорожной платформе и ждал, когда с поезда сойдет какой-нибудь пацан и выйдет на дорогу с поднятой рукой. К таким он и подкатывал. Стали сбываться мечты маньяка. Сначала ему удалось заманить в машину двоих, а потом даже троих. Старший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре Российской Федерации, старший советник юстиции Евгений Бакин рассказывает о задержании этого страшного маньяка. Он его называет Удавом. "Я принял это дело к производству 2 апреля 1992 года. Это были десятки томов уголовного дела, которое включало три эпизода - убийства подростков в 1986 году и похожие убийства - в 1989-м, 1990-м 1991-м. Я соединил эти все дела в одно. По первым трем убийствам работали очень много. Дело не приостанавливалось, но активный розыск шел до 1988 года. Потом работа утихла. Но и Удав затих. Кроме того, по периоду одинцовский убийца совпадал с ростовским маньяком. Методы - убийства, расчленения, глумления над трупом - тоже во многом совпадали, правда, направленность была разной. Если ростовский Чикатило был "комбайном"- он нападал и на женщин, и на мальчиков, и на девочек, то здесь избирательность была очевидной. По имеющимся данным, Удав выбирал только мальчиков достаточно определенного возраста. В тот период расследование велось параллельно. Не исключалась версия, что в Ростовской области и в Одинцовском районе Московской области действовал один и тот же преступник". Изучая дело об убийствах мальчиков начиная с 1986 и заканчивая 1992 годом, Евгений Бакин сделал вывод, что они совершены одним и тем же лицом. Кроме того, он проследил, что в жизни преступника произошли серьезные изменения. В восемьдесят шестом у него не было "стационара" - постоянного места, где он мог разделывать трупы. В первых "охотах" на детей был элемент случайности: Удав "снимал" любого, практически первого встречного. Тогда, в восемьдесят шестом, Удав убивал там, где нападал. Первые мертвые тела практически не прятал. Его союзником был лес. Следствие вычислило, что "стационар", где убийца мог спокойно расчленять трупы, не опасаясь быть застигнутым врасплох, появился в 1989-м году. Останки вывозились в лес и закапывались в глухих местах. Таким образом, место захоронения не было местом убийства и расчленения. Удовольствия маньяка теперь длились с вечера до утра. По его позднейшим признаниям, именно тогда он понял, что такое любовь: когда чувство симпатии к какой-либо жертве буквально захлёстывало его. Но проявлялось это чувство самым кощунственным образом: "Чем больше жертва нравилась мне, тем больше хотелось манипулировать ею, больше резать, вырезать". Самых "любимых" он оставлял напоследок, истязал, убивал медленно, даже заставлял участвовать в пытках и процедуре убийства. Моральное удовлетворение доставляло сознание своей силы, превосходства, могущества. Удовольствие получал от клятвенных обещаний жертвы выполнить любое его поручение, даже привести кого-нибудь вместо себя. После каждого убийства "у меня было такое приятное чувство, будто я сделал что-то хорошее, как бы выполнил свой долг", - скажет он психиатрам.

 

И все же Удав, по его признаниям, никогда не испытывал полного удовлетворения. Например, ему не понравилось на вкус человеческое мясо. После того, как с очередной жертвой было покончено, он оставлял на память о ней какую-нибудь вещь, часами ее созерцал - это успокаивало, когда хотелось получить новые ощущения, но не было такой возможности. Воображение рисовало все новые и новые картинки, которые будут превращены в реальность в следующий раз. Самым любимым сувениром был череп мальчика, которым он "совершенно насытился". В то время, когда Удав был целиком поглощен своими ощущениями и переживаниями, крут подозреваемых сужался.

 

15 сентября 1992 года были убиты и растерзаны сразу три подростка, после чего милиция решила действовать. Об этом рассказывает Евгений Бакин: "Местожительство Удава было вычислено стопроцентно. Если говорить о профессии, мне ближе медицинский аспект. Я подозревал, что он фельдшер, медбрат, возможно, работает в морге. Уж больно хорошо он знал определенную специфику. Но не исключался и вариант, что Удав связан с сельским хозяйством, точнее - с животноводством. Мы уже знали, что в этом районе находится единственное предприятие - конный завод... Специфика работ допускала правильность версии. Стало ясно, что у него личный авто-транспорт, так как иным способом он бы не вывез останки - тяжело. Причем трупы он развез по старым местам, вернулся к 1986 году. Круг замкнулся окончательно. Кроме того мы понимали, что не будь у него автотранспорта - мотоцикла или машины, он бы не смог увезти мальчиков. Все трое жили в Горках-Х, в тот день они возвращались домой, до станции Жаворонки, оттуда до Горок можно добраться автобусом. Но электрички ходят чаще автобусов. Интервалы не совпадают. Если бы ребята дождались автобуса, с ними бы ничего не случилось. Ясно было - они добрались на попутном транспорте. Мальчики не вернулись, и родители сразу стали их искать. Когда обнаружили трупы, стало очевидно, что они стали жертвами того же преступника - почерк совпадал. Было установлено, что за день до исчезновения мальчики общались с молодым мужчиной". О своих последних жертвах Сергей Головкин рассказывал: "Я сказал подвешенному на крюке Е., что сейчас буду выжигать паяльной лампой у него на груди нецензурное слово. Во время выжигания Е. не кричал, только шипел от боли. Я сказал этим троим, что вместе с ними на моем счету будет одиннадцать мальчиков, я установил очередность, сообщив детям, кто за кем будет умирать. Ш. я расчленял на глазах у Е., при этом показывал внутренние органы и давал анатомические пояснения. Мальчик все это пережил спокойно, без истерики, иногда только отворачивался". Ареста Удав не ждал. Был уверен в своей безнаказанности. Когда же на его запястьях защелкнулись наручники, реакция была шоковой. Когда его начали допрашивать, давал однозначные ответы: "Да - нет - да - нет". На утро следующего дня после ареста он начал давать показания. Однако раскаяния, по его собственным признаниям, он не испытывает. На вопрос, почему не заводил семью, Головкин ответил: "Боялся, что сделаю с собственным сыном то же самое, что и с теми мальчиками". Возможно, кроме официально доказанных 11 убийств, Фишером были совершенны также неудачные попытки домогательств к подросткам

браконьер

Первый вкус крови Азимов почувствовал в армии. Была рядовая драка, однако молодой паренек повел себя весьма странно со стороны окружающих. Прокусив руку своему оппоненту, он облизал окровавленные губы, и буквально впившись в место укуса, стал сосать кровь. Сослуживцы были в шоке. Больше Азимова никто не обижал. Вскоре он убегает из армии. Его задерживают и приговаривают к заключению за побег из воинской части. Азимов убегает из тюрьмы. Его ловят и направляют в часть, он опять сбегает. 1992 год. Азимов в очередной раз сбегает из тюрьмы в Бухаре, где отбывал наказание за дезертирство. Впоследствии он объяснит свои побеги потребностью напиться кровью во чтобы то ни стало. Первая жертва - четырехлетний мальчик. После побега из тюрьмы Азимов устроился чернорабочим в одну семью. После того как он отработал свое, Азимов удалился, прихватив с собой ребенка хозяев. Азимов не убивал своих жертв сразу - как правило, он долго возил их по Узбекистану, каждый день, мучая свою жертву очередным изъятием порции крови. Помимо вампиризма Азимов мучил ребенка ежедневными побоями и насилием. После того как ребенок почти был обескровлен, Азимов сбросил его живым в водопад. При совершении убийства Азимов выбрал каменную площадку водопада, расположенную так, чтобы при падении ребенок не очень сильно разбился о воду. Азимов постоянно вел кочующий образ жизни. Вскоре его жертвой становится шестилетний мальчик, однако, вкус его крови чем-то не понравился Азимову, и он оставил мальчика в семье, которая приютила его на ночь. Вместо него маньяк уговорил покататься на велосипеде семилетнего сына приютивших его хозяев. Следующей жертвой был трехлетний мальчик, которого Азимов утопил в арыке (канаве) после того, как тот обкакался от страха в автобусе. Следующим в списке жертв был племянник Азимова, сын его родственника, который снабжал неблагодарного маньяка шприцами и психотропными аппаратами. Мальчику удалось сбежать. Однако в милиции рассказам перепуганного ребенка не поверили. Азимов получил свой шанс продолжать свою странную жизнь. Поймать Азимова удалось благодаря стечению обстоятельств. И неудивительно ведь маньяка правоохранительные органы не искали. Разговоры свидетелей воспринимались как пьяный бред. По другому произошло в черный для Азимова день. Он приехал со своей очередной жертвой к знакомому по местам отбывания наказания. Как водится посидели, выпили, потом напились. Азимов пошел спать. Знакомый Ахмета решил поговорить с мальчиком, и после того как услышал о том, что его дружок заставил мальчика убить другого мальчишку, а также про любимый напиток Азимова сразу протрезвел. Знакомый пошел в милицию. Можно понять злобу милиционеров, когда посреди ночи к ним пришел пьяный представитель местного уголовного общества и стал рассказывать о живом вампире, который в данный момент спит у него дома. Дружка Азимова почти мягко выпроводили из отделения. Через час попытка была повторена. Результат был тот же, отзывы милиционеров несколько более богаты нелитературными оборотами речи. В третий раз участковый понял, что просто так от настырного заявителя не отделаться и пошел вместе с ним в дом, где спал Азимов. Спросонья Кровосос не оказал сопротивления. Хотя впоследствии оперативники, присутствующие на следственных экспериментах с опаской смотрели на здоровяка-маньяка. Азимов не боялся ни холода, ни жары, ни сырости. Он мог спать на земле холодной ночью и лежать в засаде летним среднеазиатским днем (для тех, кто не был в Средней Азии просто сообщим, что в августе днём земля нагревается до +55, а ночь остывает до 0). Трансцендентное спокойствие Азимова и спокойную готовность встретить свою смерть нарушило одно печальное происшествие в его жизни. Во время расследования Азимова поместили в камеру, в которой заключенные откуда-то узнали о его геройствах. До той памятной Азимову ночи он очень уважал себя как мужчина, после нее вряд ли. Не будем описывать, что делали с Азимовым в ту ночь его сокамерники. Все таки некоторые обычаи представителей криминального мира больше соответствуют принципу справедливости, декларируемому в уголовном кодексе, нежели гуманизм нашего правосудия. В 1994 году Ахмат Азимов за убийства, сопряженные с особой жестокостью и циничностью (вампиризмом) приговорен к высшей мере наказания - расстрелу.

браконьер

Его искали два года. Приметы и ориентировки были у каждого патрульного милиционера. Фоторобот показывали по телевидению и печатали в газетах. Однажды даже задержали, но ему удалось бежать. Широкому кругу общественности, а также работникам правоохранительных органов он был известен как «Электрик». А все это необычное дело началось для меня в марте 1995 г. с обычного рапорта начальника отдела по надзору за расследованием особо важных преступлений прокуратуры Ростовской области старшего советника юстиции Важинской Е.Д., которая докладывала прокурору области о выявлении серии тяжких аналогичных преступлений, совершенных на территории Ростовской области. Решение руководства было незамедлительным — уголовные дела объединить в одно производство, расследование поручить следователю областной прокуратуры. Так первые девять уголовных дел были приняты мною к производству. Если бы я знал тогда, сколько сотен уголовных дел придется изучить, чтобы отобрать те самые «электрические», сколько бессонных ночей предстоит провести за составлением планов и многочисленных постановлений в кабинете, в гостиницах и поездах... Преступник-одиночка — всегда загадка и большая проблема для розыскников и следователей. Он, как правило, непредсказуем, его поведение трудно прогнозировать. Установить в массе аналогичных уголовных дел почерк одного человека — задача сложная. Можно пойти не по тому пути и упереться в тупик либо искать не того преступника. После объединения уголовных дел стало ясно, что на территории Ростовской области появился еще один «серийный» преступник — грабитель и насильник. Начиная с конца 1994 г. на территории области, в городах Ростов-на-Дону, Шахты, Новочеркасск, р.п. Усть-Донецкий, неустановленным преступником был совершен ряд грабежей личного имущества граждан с проникновением в жилища, которые во многих случаях сопряжены с изнасилованием малолетних и несовершеннолетних детей, находившихся в квартирах. Практически всегда преступник представлялся работником электрослужбы — электриком и под предлогом проверки показаний электросчетчика или написания записки родителям обманывал доверчивых детей и проникал в квартиры, где в это время отсутствовали взрослые члены семьи. Забегая вперед, хочу рассказать о логике действий преступника. Этот очень интересовавший меня вопрос я задал на первом же допросе Селезневу (именно такой была настоящая фамилия «Электрика»). Оказалось, чего же проще: прогуливаясь между домами, надо всего лишь обратить внимание на ребенка, крутящего в руках ключ от квартиры, и, проследив за ним, убедиться, что ребенок открыл ключом дверь — значит, родителей дома нет и можно смело заходить, представившись электриком, или просто втолкнуть жертву в квартиру. Однако возвратимся к марту 1995 г. «С чего начать?» или «Что делать?» — извечные вопросы нашей жизни и любого следователя. Но жизнь не оставляет много времени на размышления, и уже через несколько дней была создана следственно-оперативная группа, руководство которой возложили на меня. Оперативную работу по делу возглавила старший оперуполномоченный по особо важным делам УУР ГУВД Ростовской области подполковник милиции Мацнева Т.В. Не погрешу против истины, если скажу, что благодаря этой неутомимой, неугомонной женщине, трудолюбию и смекалке которой могли бы позавидовать опытные оперативники, был раскрыт ряд преступлений против личности, установлены и пойманы многочисленные преступники — убийцы и насильники, в том числе и «серийные». Началась трудная, кропотливая работа: составление планов, версий, ориентировок, фотороботов, изучение сотен уголовных дел и оценка содержащейся в них информации. И, как сейчас ясно, вся эта трудная, огромная, растянувшаяся на годы, отнявшая столько драгоценного времени, здоровья и государственных денег работа могла бы быть успешно завершена, еще не начавшись. Случилось так, что 14 марта 1995 г., после очередного налета на квартиру в поселке Майский, «Электрик», не слишком отягощенный добычей (3 золотых кольца, серьги и немного бижутерии, которой он также не брезговал), возвращался на автобусе в г. Шахты. К этому моменту по звонку до смерти напуганной маленькой девочки на ноги были подняты все близлежащие райотделы милиции. И вот удача: в одном из рейсовых автобусов при въезде в г. Шахты были задержаны двое молодых людей, среди которых оказался и «Электрик». Двое работников милиции с чувством исполненного долга усаживают задержанных на заднее сиденье служебных «Жигулей» и везут в отдел милиции для установления личности и проверки. Воспользовавшись «бдительностью» работников милиции, которые даже не потрудились досмотреть задержанных, «Электрик» тут же в машине избавился от награбленного и после этого, совсем уже ничем не отягощенный, при «конвоировании» от машины до двери райотдела милиции, благодаря все той же «бдительности», бежал — разумеется, не в сторону милиции. Если бы только знали эти работники милиции (фамилии их я не хочу называть), сколько хлопот и дополнительных трудностей коллегам, слез и горя будущим жертвам этого преступника принесет их беспечность, а говоря юридическим языком — халатное отношение к своим служебным обязанностям! И хотя все они получили строгие дисциплинарные взыскания, «Электрик» остался на свободе, более того, личность его продолжала оставаться неустановленной, так как фамилия «Иванов», которую он назвал при задержании, естественно, оказалась вымышленной. Порой казалось, что работники милиции, призванные ловить преступников, наоборот, помогают им избежать наказания. Так, примерно в это же время один из милицейских руководителей, к слову сказать, не имеющий никакого отношения к расследованию уголовного дела «Электрик», буквально вываливает на страницы местных газет сведения о вещественных доказательствах, которыми располагает следствие. Не могу делать какие-либо выводы, но то, что после выхода в свет этого интервью «Электрик» в течение последующих полутора лет при совершении нескольких десятков преступлений не оставил больше ни одной записки, это факт. Наверное, это были те редкие случаи, когда грабитель и насильник Селезнев А.В. помянул работников милиции и газетчиков добрым словом. Не хочу и не могу сказать, что подобные случаи — обычное дело в работе правоохранительных органов; большинство сотрудников милиции, прокуратуры, других структур, призванных стоять на страже закона, честно и добросовестно выполняют свой долг, но как обидно, когда такие промахи допускаются по столь серьезным делам. Казалось, что после побега в г. Шахты «Электрик» «лег на дно», и следствие по уголовному делу даже временно было приостановлено. Однако следственно-оперативная группа продолжала свою повседневную, рутинную работу. По всей стране рассылались ориентировки, проверялись не сотни, не тысячи, а десятки тысяч людей, и вот удача — ответ из г. Астрахани о том, что есть несколько схожих по почерку совершения преступлений. Летом 1995 г. я вылетел в Астрахань вместе с подполковником Мацневой Т.В. Проведя там всего несколько плодотворных дней, мы вернулись, уверенные в одном — «Электрик» «лег на дно» в Ростове, но «всплыл» в Астрахани. Совсем ненадолго хватило ему испуга от задержания в г. Шахты 14 марта 1995 г., и уже 23 марта, окрыленный своей безнаказанностью, он совершает разбойное нападение на квартиру гражданина С. в Астрахани, где, уже будучи умудренным опытом, не ищет сам, а заставляет малолетнюю дочку хозяина искать для него золото, деньги и другие ценности и, видимо, не удовлетворенный количеством найденного (одни золотые серьги и цепочка), зверски насилует двенадцатилетнюю девочку. 27 марта 1995 г. вновь разбойное нападение по ул. Аксаковой в г. Астрахани. И опять события развиваются по отработанному сценарию: убедившись, что родителей нет дома, Селезнев вталкивает малолетнюю Б. в квартиру, где заставляет искать золото и деньги, а затем, запугав двенадцатилетнюю девочку, насилует ее. 9 апреля 1995 г. — аналогичное преступление на ул. Мелиоративной. Все происходит так же, как и первые два нападения, и напоминает какой-то страшный ритуал: сбор денег и ценностей, а затем физическое насилие над беспомощной жертвой. Последовала краткая передышка в родном городе (именно там, в Астрахани, на берегах великой русской реки Волги, в 1974 г. родился этот будущий маньяк-насильник, оставивший в памяти многих людей свой черный след). Именно здесь он первый раз пошел «на дело» и именно здесь впервые почувствовал неотвратимую руку закона, когда в 1990 г. был осужден по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР за кражи имущества граждан к трем годам лишения свободы. Видимо, мало дали, так как, отсидев часть срока и даже успев отслужить в армии, Селезнев, очевидно, так ничего и не понял и в 1994 г. решил вернуться к старой понравившейся ему легкой жизни, но уже на берегах другой великой русской реки — Дона. Его задержали по приметам на остановке автобуса «Центральный рынок» в г. Шахты, где, кстати, он постоянно проживал после возвращения из армии, где успел обзавестись семьей, где сбывал награбленное и кутил в кабаках с любовницей и друзьями. Итак, 12 ноября 1996 г. рабочий день подходил к концу, и я уже предавался размышлениям о предстоящем вечере. Неожиданно в мой кабинет ворвалась как всегда веселая Татьяна Мацнева, заявив с порога: «У меня подарок». Не удивившись особенно (накануне у меня действительно был день рождения), я с удовольствием приготовился принимать поздравления. «Подарок — в г. Шахты задержали «Электрика», машина у подъезда», — после небольшой паузы продолжила Мацнева. Скажу честно, особой радости от этого сообщения в тот момент я не испытал, так как понял, что празднование моего дня рождения откладывается как минимум до следующего года. Даже своим задержанием «Электрик» сделал гадость! Но работа есть работа, и через 10 минут милицейская «Нива» с включенной «мигалкой» уже мчалась по дороге в г. Шахты. И вот, в конце концов, преступник был у нас в руках. Оперативные службы свою основную работу сделали, начался второй — не менее, а может быть, и более важный этап. Мало поймать преступника, важно доказать его вину. И здесь уже все зависит от следователя. Да, это действительно оказался он, «Электрик», которого мы искали два года. Установить это было нетрудно, ведь у нас был образец его почерка, его отпечатки пальцев, т. е. для начала 4 — 5 доказанных преступления. Однако все мы прекрасно понимали, что Селезнев А.В. совершил за два года преступлений в десять раз больше. Проработав в следствии много лет, я знал, что голословные показания преступника, свидетеля, потерпевшего, если они не подкреплены более вещественными материалами, документами, не имеют особой ценности, поскольку, как показывает практика, многократно могут меняться в зависимости от того, что выгодно в данный момент лицу, их дающему. Поэтому мне просто необходимы были вещественные доказательства. Я прекрасно понимал, что промедление в данной ситуации подобно смерти — «смерти» многих уголовных дел, известных и еще не известных нам. Ждать до утра было нельзя, потому что уже к утру мы рисковали не найти много ценных (в доказательственном смысле) вещей. Поэтому уже около 20 часов того же вечера по известным нам адресам родственников и друзей Селезнева А.В. выехали следственно-оперативные группы. В кабинете начальника отдела остались только мы с Мацневой, ожидание было невыносимым. Наконец, после 22 часов стали возвращаться с обысков первые группы. Результаты превзошли все мои ожидания. За годы работы следователем я определил для себя один из основных принципов производства обыска, который можно сформулировать так: «Лучше взять больше и отдать потом лишнее, чем взять меньше и потерять то, что нужно!» Руководители групп, получив от меня указание брать все, что им покажется нужным, — золото, драгоценности, видео- и аудиоаппаратуру, т. е. все то, что предпочитал брать Селезнев, — тащили вещи мешками. И вот я уже начинал узнавать предметы, похищенные с мест краж, грабежей, изнасилований, которые неоднократно упоминались мной в ориентировках, заданиях, постановлениях. Эти предметы и даже номера я знал наизусть. Вот у меня в руках видеоплеер «Акай-120» заводской номер 29495 —55N8, похищенный почти 2 года назад в январе 1995 г. в поселке Молодежный г. Новочеркасска. Вот большая сувенирная бутылка из-под коньяка «Арарат», которую невозможно спутать с другой, она похищена в поселке Артем г. Шахты в феврале 1995 г. К сожалению, бутылка уже пуста. Как это ни покажется странным, но именно в тот момент, перебирая и трогая руками вещи, я почувствовал неописуемое чувство глубочайшего удовлетворения от своей работы и осознания нужности избранной мною профессии. Милицейская «Нива», на которой мы под утро возвращались в Ростов, была забита до потолка, еще больше вещей нами было обнаружено в ходе других обысков, проведенных позже. Мой кабинет в течение следующего года напоминал доверху забитый склад комиссионного магазина. В процессе дальнейшей работы упомянутый принцип проведения обысков подтвердил свою актуальность. Мы подготовили и разослали списки изъятых в ходе обысков вещей, благодаря чему были выявлены числящиеся нераскрытыми уголовные дела, в которых фигурировали как похищенные вещи, предметы и ценности из этого списка. Более того, обнаружились и ранее не зарегистрированные преступления. Так, например, при обыске был изъят очень редкий трехкассетный аудиомагнитофон «Генерал» производства Японии. В процессе расследования и проведения оперативно-розыскной работы было установлено, что этот магнитофон был похищен Селезневым за несколько дней до задержания в одной из квартир г. Новочеркасска. Хозяин этого уникального аппарата с заявлением о краже в милицию не обращался, так как не верил, что преступник будет найден. Магнитофон был возвращен владельцу. Не буду подробно останавливаться на том, как расследовалось это уголовное дело после задержания Селезнева — шла обычная повседневная следственная работа: допросы, осмотры, экспертизы и т. д. Хочу лишь отметить, что сроки следствия и содержания под стражей по делу неоднократно продлевались, в том числе и Генеральной прокуратурой РФ, в связи с огромным объемом проводимой работы. Лишь в сентябре 1998 г. уголовное дело по обвинению Селезнева А.В. в совершении более тридцати эпизодов тяжких преступлений — грабежей, разбойных нападений, изнасилований малолетних детей — было направлено в суд. Приговором судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 16 февраля 1999 г. Селезнев Андрей Владимирович, известный как «Электрик», был приговорен к лишению свободы сроком на 11 лет с конфискацией имущества.

браконьер

Глава из книги Н.Модестова "Маньяки - слепая смерть"

 

 

 

 

Эта жуткая история начала разворачивалось на моих глазах. 12 марта 1993 года я сидел у пульта оперативной связи рядом с дежурным управления уголовного розыска Московской области Петром Алексеевым. Бросив взгляд на оживший факс, мой собеседник неожиданно хмыкнул и, дождавшись приема сообщения, протянул мне бумагу: "Придумают же такое - взорванные половые органы! Всего-то, наверное, ножевое ранение...". Однако выехавшие на место происшествия сыщики увидели такое, чего раньше видеть не доводилось.

 

Тело убитой было найдено в сарае примерно в километре от южных ворот Рублевского водозаборника. Судмедэксперт установил, что смерть неизвестной женщины наступила от разрыва половых органов, куда был вставлен взрывпакет. Но и это еще не все. На теле жертвы имелись следы безжалостного избиения, волосы на голове сожжены, а у рта зияла колотая рана. Криминалисты предположили (позднее этот факт подтвердил и убийца), что в лицо женщины вкручивали остро заточенный штопор. Дело было взято на контроль. Розыск преступника курировал Николай Чекмазов (сейчас он возглавляет блок криминальной милиции Подмосковья). К работе мобильной следственно-оперативной группы подключились не только лучшие сыщики, но и сотрудники других подразделений: патрульно-постовой службы, бюро криминального поиска, участковые инспектора. Оперативники провели тщательное изучение нераскрытых убийств и покушений за последнее время, проанализировали их детальные особенности, ознакомились с личностями потерпевших. В поле зрения розыскников попало преступление, совершенное ранее практически в этом же месте, в том же Одинцовском районе. Примерно в ста метрах от страшной находки, в конце 1992 года молодой мужчина напал на пятидесятилетнюю Ф. Женщина сумела оказать преступнику отчаянное сопротивление и тем самым спасла себе жизнь. Она попыталась вырваться и убежать, а затем сообщила о случившемся в местное отделение милиции. Сыщики подняли архивы и обнаружили еще один факт аналогичного преступления. Еще в 1987 году в Барвихе, в четырехстах метрах от того же места, было найдено тело мертвой женщины с восемью ножевыми ранениями живота и лица. По показаниям немногих свидетелей, видевших потерпевшую с молодым мужчиной, сделали фоторобот. Его сопоставили с описаниям Ф., которая хорошо запомнила внешность злодея, и получили примерный портрет разыскиваемого лица. Чекмазов предположил, что маньяк может снова вернуться в тот же район

 

- убийц-садистов часто тянет к месту совершения последнего преступления. Сотрудники Одинцовского УВД, получившие на руки фотокомпозиционные портреты, прочесывали местность в районе Барвихи и Рублевского шоссе и в одном из сараев обнаружили подозрительную вещь - петлю под потолком, словно заранее приготовленную для будущей жертвы. Устроили засаду, и вскоре предположение оперативников подтвердилось - человек, очень похожий на фоторобот, появился недалеко от сарая. Неизвестный как будто бродил без определенной цели. Сотрудники милиции И. Головачев и И. Пенкин решили его "прощупать". Один из оперативников окликнул мужчину:

 

- Извините, у вас не найдется прикурить?

 

Реакция была неожиданной - ничего не ответив, тот встал на колени и сложил руки за голову. Задержанный, оказавшийся уроженцем Балашихи Сергеем Ряховским, был доставлен в отделение милиции. После проверки на причастность к убийству в Рублево и уверенного опознания его жертвой нападения Ф., стало очевидно - в руки сыщиков попал преступник. А позже он сам указал место захоронения шестидесятидвухлетней Б. Ее тело, с признаками удушения и несколькими ножевыми ранениями, нашли в четырех километрах от Рублево-Успенского шоссе. А во время обыска на квартире арестованного добыли и вещественные доказательства, в том числе часы одной из жертв... Будущий потрошитель родился крупным мальчуганом, и уже в шесть месяцев весил одиннадцать килограммов. Балашихинский Илья Муромец преуспевал только в физическом развитии - разговаривать начал в три года, рос очень болезненным, часто страдал от простудных заболеваний, воспалений легких, однако был тихим и спокойным и хлопот близким не доставлял. Исследуя причины жестокости убийц-серийников, нередко объясняют их тяжелым, безрадостным детством, равнодушием и отсутствием ласки со стороны родных. Это, дескать, и формирует характер будущих преступников. К Ряховскому подобное объяснение не подходит. Заботу о нем близкие проявляли постоянно. Он воспитывался дома: матерью, отцом, бабушкой-соседкой, ни в ясли, ни в детский сад Сережу не водили. До пятого класса его провожали к дверям школы, следили за одеждой, боясь простуд и болезней. По свидетельству близких, мальчик редко общался со сверстниками, был замкнутым. Сережа с детства отличался впечатлительностью и ранимостью. Как-то он принес с улицы котенка, и родители, не желая огорчать сына, позволили оставить его дома. Но вскоре котенок заболел и умер. Сережа не находил себе места, целый месяц не мог забыть об этом и часто плакал.

 

Трогательная сама по себе история лично у меня вызвала не совсем обычную ассоциацию. В томе N 21 уголовного дела Ряховского изложены обстоятельства убийства тридцатилетнего М. в районе Измайловского парка. "Кошачья" тема получила там неожиданное продолжение: "... Ряховский взял потерпевшего за горло руками так, что "он даже не мяукнул" (цитата взята из показаний подследственного - Н.М.). После чего вытащил нож из кармана куртки и нанес жертве удар в левую половину шеи". Но вернемся к детским годам любителя кошек. Учился Сережа неважно - мешали частые пропуски занятий из-за болезней. В четвертом классе у него появилось увлечение. Родители купили аквариум, и он мог часами следить за поведением рыбок, неохотно переключаясь на другие занятия. Позже он всерьез занялся радиоделом, пытался собирать приемники, чинить сломанные. Но в кружки не ходил, предпочитая заниматься любимым делом в одиночестве. После окончания восьми классов Ряховский поступил в балашихинское ПТУ. Получив специальность электромонтера, он устроился работать в НПО "Криогенмаш". А через год впервые попал в поле зрения правоохранительных органов. Сам Ряховский в период следствия и обследования в Центре социальной и судебной психиатрии имени Сербского, подробно описывал свои интимные встречи с дамами. Их, по утверждению подследственного, у него хватало. Судя по случившемуся в 1982 году, страстью Ряховского были не амурные дела со сверстницами или молодыми женщинами, его тянуло на дам весьма преклонного возраста. Тогда, после нескольких нападений на пожилых женщин, ему вменили довольно "легкую" статью - 206 (хулиганство) и осудили на четыре года. Наказание Ряховский отбыл полностью, на свободу вернулся, как говорится, с чистой совестью. Но выводы соответствующие сделал. Теперь он усвоил - свидетелей быть не должно, и потому не оставлял своим жертвам никаких шансов выжить. Еще бы - детина двухметрового роста, весом более ста килограммов. Девятнадцать умышленных убийств, большая часть которых совершена с особой жестокостью, и пять чудом уцелевших жертв, получивших увечья, раны и запомнивших до конца дней ужасную встречу. Многие из них - пожилые женщины, отдавшие не один десяток лет работе, семье, воспитавшие детей, внуков.

 

Сидя в Лефортове, Ряховский знакомился со своим делом не торопясь - так читают любимый роман. Смаковал отдельные эпизоды. Глядя на фотографию обнаженного трупа сорокавосьмилетней Н., с почерневшей изуродованной головой, маньяк демонстративно потирал руки: "Красота-то какая". По свидетельству сотрудника следственной бригады Григория Королева, изувер ни сострадания, ни раскаяния не испытывал. Даже свое задержание 13 апреля, несчастливого числа, Ряховский считал досадным невезением. "Если бы не, "черный вторник", - похвалялся убийца, - никогда бы им меня не поймать...". Возможно ли было уберечься, выскользнуть из лап маньяка?

 

Шестидесятидвухлетняя В. попыталась остановить Ряховского, пустив ему лицо слезоточивый газ из баллончика. Куда там... Его это только больше разъярило, совершенно озверев, он избивал ногами и руками. Семидесятивосьмилетний О., гулявший на свою беду в лесу в районе Раменского межлесхоза, встретился с убийцей, вышедшим на "охоту". "Ну-ка, попробуй подойди!", - ответил он на угрозы, полагая, что сможет защитить себя топориком. Маньяк легко отнял у старика топорик, пробил ему лоб, а затем и вовсе отрубил голову. Назавтра этого показалось мало - Ряховский вновь отправляется в Раменский район, находит тело жертвы и отпиливает ей ножовкой ногу. Пятидесятивосьмилетняя Ф. сумела-таки сама отбиться от убийцы. С группой ветеранов московского лыжного клуба она приехала в Одинцовский район. Прошла несколько кругов, затем осталась на лыжне одна. По дороге ей встретился мужчина высокого роста и плотного телосложения. Когда они поравнялись, тот злобно посмотрел в ее сторону, но лыжница не обратила внимания. Проходя последний круг, в зарослях у самой лыжни Ф. вновь увидела того мужчину. "Я почувствовала, что он просто-напросто выследил меня", - вспоминала она позже. Когда Ф. приблизилась, Ряховский выругался и зажал ей рот рукой. Страх и возмущение как будто придали женщине силы. Она изо всех сил укусила нападавшего за палец и громко закричала. Ряховский, не ожидавший сопротивления со стороны пожилой женщины и испугавшийся шума, побежал в лес. Насмерть перепуганная Ф. бросилась в другую сторону. Кстати, укус оказался весьма ощутимым. Даже полтора года спустя "на тыльной поверхности ногтевой фаланги третьего пальца правой кисти Ряховского имеется косо расположенный рубец с закругленными концами...".

 

Но, к сожалению, эпизод с Ф. исключение. Остальные четыре женщины, оставшиеся в живых, спаслись благодаря счастливой случайности - в момент нападения поблизости проходили люди, которые могли оказаться свидетелями, они-то и спугнули преступника. Убийство и изнасилование уже после гибели людей, - вот ради чего совершал нападения Ряховский. И, пожалуй, самую точную характеристику ощущений оказавшихся с ним один на один жертв дал заместитель начальника отдела прокуратуры Московской области Михаил Белотуров: "Представьте себе ваш обычный день, вы идете по знакомой улице, вокруг привычный пейзаж и вдруг на вас... падает плита. Вы ничего не успеете сделать, даже подумать не успеете. Все, конец...". Большинство жертв нашли свою смерть в местах, где они бывали десятки, а может, и сотни раз. Убитая Н. имела дачу в Малаховке, жила там долгие годы, любила ходить на лыжах... Две женщины, погибшие от рук маньяка, выросли по соседству. Почти ежедневно ходили той самой, ставшей для них последней, дорогой. Здесь мы подошли к любопытной детали психологического портрета Ряховского. Как показал анализ дела, да и по сообщениям самого подследственного, у него тоже были свои излюбленные места "охоты" на людей. Подходя к настенной карте Москвы, он говорил Григорию Королеву: "Вот мои угодья" - Измайлово, Кунцево, Лосиный остров. Жалко, здесь Одинцово нет и Раменского". Ряховский часто возвращался на место преступления. Даже то, что известно, свидетельствует о тяге убийцы к созерцанию своих "подвигов". Так, он сам вывел следственную группу к трупу четырнадцатилетнего X. (преступление, о котором стало известно от Ряховского), долго смотрел на обнаженное и обезглавленное тело подростка, затем привел следователя к кострищу, где нашли обгоревшие останки детского черепа... Как-то домашние заметили, что Сережа вдруг начал очень много писать. Просмотрев тетради, они поняли, что их сын сочиняет книгу про Командора... Прозаические "шедевры" Ряховского, изъятые при обыске, дали возможность глубже понять личность их создателя. В общих тетрадях содержатся три варианта повести "Старфал", в которых приводится жизнеописание Великого Командора, посвятившего свою жизнь Межпланетной Федерации, наведению в ней порядка, соблюдению дисциплины и воспитанию нового поколения людей. Не стоит подробнее вдаваться в изложение сюжета повести, тем более, что и сам создатель, судя по оценке психиатров, не совсем четко представлял, зачем он ее пишет и чем собирается закончить. Однако во время следствия Ряховский, как бы между прочим, заявил, что придет время и он отнесет повесть в издательство. Фантастика - любимый литературный жанр маньяка. Он перечитал Азимова, Бредбери, других писателей. Вообще проявил начитанность. Упомянул как-то о романе "Молчание ягнят", где рассказывается о его американском "коллеге" - людоеде докторе Лектере. Ряховский скептически отозвался о фильме, снятым по роману, подчеркнув, что в книге, в отличие от фильма, "есть идея, философия".

 

Похоже, и он претендовал на философское объяснение своих поступков. Убитых мужчин Ряховский считал гомосексуалистами. Утверждал, что преступления совершал совершенно осознанно: "Пусть они пройдут реинкарнацию, после чего возродятся для следующей жизни нормальными людьми". И по поводу убийства женщин у маньяка было готовое объяснение: он, дескать, очищал от проституток общество... Что же, в какую бы личину он ни прятался, как бы ни старался симулировать психическую неполноценность, сделать этого не удалось. Комиссия института имени Сербского сделала категорический вывод: "... как сохранившего способность отдавать себе отчет в действиях и руководить ими, в отношении инкриминируемых ему деяний, Ряховского следует считать вменяемым". Делом Ряховского занимались многие - сотрудники милиции, врачи, эксперты-криминалисты, психиатры, юристы. Каждый из них внес свой вклад в разоблачение маньяка. Но самая тяжелая задача, несомненно, выпала на долю руководителя следственно-оперативной группы Михаила Белотурова.

 

Увидеть Ряховского мне удалось во время выезда в Подольский район. Там, на месте убийства семидесятилетней женщины, он давал показания, которые записывались на видеокамеру. Ехали долго, трясясь на стареньком микроавтобусе областной прокуратуры. Ряховский в присущей ему манере, набычившись, мрачно глядел в окно. Наконец добрались до платформы "Силикатная".

 

- Дальше как, Сергей? - спросил следователь Михаил Белотуров. Ряховский огляделся, будто проспал всю дорогу, и равнодушно махнул рукой:

 

- Туда.

 

- Точно? Сергей, чтобы потом не было... - засомневался Белотуров.

 

- От станции я добирался на автобусе остановки три, - твердо ответил "поводырь". Поехали дальше двигаясь по шоссе в сторону от железной дороги. Через минут десять Ряховский встрепенулся:

 

- Здесь. Дальше - пешком.

 

Вылезли. Соблюдая все формальности следственного эксперимента, пояснили оператору, что теперь будем идти пешком. Прошли через какой-то поселок. Ряховский останавливался, оглядывался по сторонам, выискивая только ему известные приметы, и вел группу дальше. Миновали поселок, оказались на краю поля, за которым темнел лес. Ряховский вновь уверенно зашагал по тропинке, вытоптанной между огородами. Здесь требуется небольшой экскурс в историю. После поимки Чикатило и начала следственных действий, группа, обеспечивающая охрану, столкнулась с весьма специфической проблемой. Во время выездов на место преступления, называемых выводками, подследственный одной рукой пристегивается наручниками к конвоиру. Обычно такая "сцепка" не особенно утомляет ни арестованного, ни охранника из конвойного полка. Расстояния, как правило, небольшие, выводку делают один-два раза. Но в деле Чикатило, как уже известно читателю, подобных прогулок было около сотни. Причем иногда приходилось перемещаться по бездорожью на расстояния до пяти километров. А тут еще жара, нервное напряжение, усталость... Хотя конвоиры и менялись часто, поочередно пристегиваясь к Чикатило, все равно жаловались: руки-то не железные, потом синяки неделю не отходят. В еще худшем положении оказывался подследственный. Единственное, что он мог делать, это менять руки. И тогда кто-то придумал оригинальный выход из положения - к стандартным наручникам добавили единственную деталь - длинный стальной тросик, который позволил увеличить расстояние между "связанными одной цепью" и тем самым предоставить большую свободу при движении. Люди перестали постоянно дергать друг друга при ходьбе, особенно длительной, да и руки стали болеть меньше. Именно в таких наручниках ходил по Ростовской области Чикатило. Эти же, "именные", как прозвал их заместитель начальника МУРа Владимир Цхай, браслеты надевали на Головкина. Для Ряховского "именные" получали в музее МВД, где уникальный экспонат являлся "украшением" экспозиции о ростовском убийце. Но вернемся в Подольский район. Когда подошли к лесу Ряховский снова подал голос:

 

- Там небольшая полянка есть. А напротив, через тропинку, поваленные бревна.

 

Уточню - "там" означает место, где потрошитель напал на старушку, задушив ее руками и для верности ударив в грудь ножом. Его добычей стала хозяйственная сумка и какая-то снедь, купленная бабушкой в сельпо. Изнасиловать в тот раз жертву Ряховский не успел. Как он объяснил следователю, испугался постороннего шума и бросился в лес. Пошли дальше. Ряховский шагал уверенно, словно "там" должен быть особый указатель или надгробие, проскочить которые невозможно. Время шло, а поляны с поваленными бревнами все не было видно. Остановились. Михаил Белотуров, для которого чистота следственного эксперимента была важнее, чем кому-либо из присутствовавших, Ряховского не торопил. Только осторожно поинтересовался:

 

- Сергей, мы той дорогой идем? Не ошибаешься?

 

Мужчины перекурили. Маньяк все так же исподлобья глядел в сторону, не курил. Он вообще не имел вредных привычек. Снова пошли. Наконец тропинка вильнула, и мы оказались на солнечной поляне. По правую руку были навалены стволы спиленных сосен. Остановились, оператор с камерой приблизился к Ряховскому, следователь приготовился задавать вопросы. Но маньяк, невозмутимо оглядевшись, произнес:

 

- Это не то место. Дальше...

 

Белотуров немного заволновался:

 

- Посмотри внимательно. Бревна, поляна, не обознался?

 

Нет, Ряховский ошибок не допускал. В этом мы убедились через несколько минут, когда, пройдя еще метров четыреста, вышли на следующую полянку. Она точь-в-точь походила на предыдущую. Разница была лишь в одном. Именно здесь Ряховский совершил убийство. Он обладал феноменальной памятью, знал многие районы Подмосковья. Особенно те, где охотился на людей.

 

Среди личных вещей Ряховского нашли несколько карт, по которым он намечал предстоящие походы за смертью. Он даже вел своеобразный дневник злодеяний. Сыщики обнаружили у него толстую тетрадь с оригинальным рисунком: на нем изображен человеческий скелет, держащий рукой рыцарский щит, а на нем нарисованы квадратики. Оперативники долго ломали голову, что они означают, и неожиданно догадавшись: каждый квадратик - стилизованное изображение гроба. Так он отмечал гибель очередной жертвы. Дорисовывать новые квадратики Ряховскому теперь не придется. Суд приговорил его к исключительной мере наказания.

браконьер

Источники: Н. Модестов, глава из книги "Маньяки - слепая смерть."; теле-репортажи

 

 

 

Кажется, удивить кого-либо описанием похождений очередного потрошителя или насильника уже невозможно. Еще вчера я согласился бы с этим, но, просмотрев оперативные материалы уголовного дела уроженца Житомирской области Анатолия Оноприенко, понял: такого еще не было. По количеству жертв он превзошел даже самого Чикатило, орудовавшего почти двенадцать лет. Оноприенко, чтобы обогнать ростовского маньяка, понадобился всего лишь год с небольшим!

 

Временами хроника совершенных Оноприенко преступлений напоминает низкопробный фильм ужасов, где маньяк с азартом и дьявольской ловкостью, убивает все, что движется, дышит или пытается ползти. Независимо от того, сопротивляется жертва или молит о пощаде, грозит заявить в милицию или безмятежно спит в колыбельке. Он убивал всех, свидетелей не оставлял, даже если они - грудные дети. Позднее, анализируя действия его, украинские оперативники воссоздали типичный для Оноприенко способ совершения преступлений. За несколько часов до "акции" он приезжал в населенный пункт (чаще всего - небольшое село или поселок, где даже не было телефонов), изучал обстановку, ходил по окраинам и околицам. Дождавшись, когда люди заснут, он выбирал строение, где допоздна в окнах горел свет. Затем врывался в дом, если дверь была не заперта, стрелял в двух ближних хозяев (Оноприенко ездил на убийства с украденным обрезом ружья T03-34 с двумя вертикальными стволами) и выбегал на улицу. Члены семьи бросались за ним в погоню. А он хладнокровно перезаряжал оружие и расстреливал остальных. Потом убивал детей и добивал раненых первыми попавшимися под руку предметами - ножом, топором, молотком, лопатой. Иную тактику он применял, если дом был заперт. Тогда Оноприенко кидал в окно камень. Возмущенный хозяин выскакивал на крыльцо, чтобы выяснить: какой хулиган разбил стекло? И получал выстрел в упор. Отключив хозяина, убийца обретал свободу действий и добивал всех живых, кто находился в доме. Большая часть жертв, вероятно, даже не успевала понять, что происходит.

 

Вот типичный эпизод этого страшного дела. В середине 1996 года Оноприенко отправился в село Братковичи. Приехал в Городок на электричке уже в сумерки, а оттуда пешком дошел до Братковичей. Заметил дом недалеко от церкви, стамеской отжал входную дверь и вошел. Пожилого мужчину, выглянувшего в сени на шум, застрелил сразу, Двинувшись дальше - смертельно ранил мужчину и женщину, прострелил грудь их малышу, лежавшему рядом в колыбельке. Начал рыскать по комнатам и обнаружил спрятавшуюся под кроватью пожилую жену хозяина.

 

- Шо, самая умная? - хладнокровно спросил её маньяк. Ее постигла та же участь. Убедившись, что живых в доме больше не осталось, Оноприенко собрал найденные ценности - кольца, серьги, носильные вещи, облил пол керосином и, уходя, чиркнул спичкой. Шел по дороге к станции, а сзади уже занималось зарево пожара. Навстречу попались мужчина и женщина. Маньяк долго не раздумывал - два выстрела в упор. Неожиданно он услышал приближавшуюся пожарную машину. Едва успел оттащить тела в придорожную канаву, и тут женщина застонала. Он перезарядил обрез. Когда пожарные промчались мимо, убийца поднес ствол к голове жертвы и нажал на курок...

 

Оноприенко сознался в убийствах 52 человек. Это только на территории Украины. Но в его биографии, которую сейчас детально изучает следственная группа, немало темных пятен. К тому же он много путешествовал, скитался по другим государствам, бывал в России, в частности, ездил в Талдомский район Московской области и, учитывая незаурядную память серийника, можно ожидать значительного увеличения списка его жертв.

 

Оноприенко родился в небольшом селе Житомирской области. Отец оставил семью, когда ребенку был только год от роду, а через три года умерла мать. До семи лет он жил с дедом и бабушкой, а позже воспитывался в Малинском детском доме. После окончания восьми классов поступил в местный лесотехнический техникум, но учебу бросил и пошел в армию. Служил в артиллерийском полку под Ленинградом, затем окончит Одесское мореходное училище и пять лет, до конца 1986 года, плавал матросом-мотористом на пароходах "Грузия", "Лев Толстой", "Максим Горький", "Украина". В этот период активно занимался контрабандой и скопил приличный по тем временам капитал - около 15 тысяч рублей. Уволился из-за конфликта с капитаном теплохода "Украина" и три года работал начальником ВОХРа пожарной части города Днепрорудный Запорожской области. "Внутренний голос", позвавший его убивать, Оноприенко впервые услышал в 1989 году. Он купил "Жигули"-девятку, приобрел охотничье ружье МЦ 21-12 и стал колесить по дорогам Украины в поисках жертв.

 

Первая кровь пролилась в июне, когда ночью, на подъезде к городу Синельникове, он напал на спавших в машине супругов, застрелил их, трупы закопал в перелеске, а машину сжег. Через месяц убийца расправился со спавшими в автомобиле "Полонез" туристами из Польши.

 

А в августе по той же схеме напал на людей, отдыхавших в машине, на трассе Каменка-Бердянск. Расстрелял мужчину, двух женщин и двоих маленьких детей, возвращавшихся после отдыха в Крыму. Машину с трупами отогнал в лесопосадку и сжег. После этого "внутренний голос" позвал его в путь. Оноприенко начал многолетние скитания по Европе. Он путешествовал по Греции, Югославии, Венгрии, Голландии, ФРГ, Австрии, не раз депортировался оттуда, даже был осужден за погромы магазинов в Вене. После принудительного возвращения на Родину в конце 1995 года Оноприенко вновь услышал "внутренний голос" и, украв охотничье ружье, отправился убивать все, что двигается и дышит.

 

Теперь он не довольствовался убийством и похищением ценностей. Одну из умирающих женщин он насилует. В другой раз, убив мужчину, никак не может снять с пальца мертвеца золотое кольцо. Разозлившись, отрезает палец ножом, завладевает кольцом, а палец засовывает убитому в задний проход. Перебив целую семью в Народичах, Оноприенко изнасиловал хозяйку и втолкнул ей во влагалище охотничий патрон...

 

"Нежный, внимательный, заботливый". Такую характеристику дала ему сожительница, у которой нашли 122 предмета, похищенных с мест преступлений. Причем подруга Оноприенко - абсолютно нормальная женщина: двадцать семь лет, воннослужащая в/ч Яворова, мать двоих детей. Ребятишки, кстати, души не чаяли в добром дяде Толе. Он привозил им игрушки, баловал сладостями и фруктами, гулял и играл с ними, читал книжки и показывал мультики на видеомагнитофоне. А когда сын его сожительницы назвал его папой, то Оноприенко чуть ли не плакал от радости. Как в нем уживалось звериное и человеческое? Пусть в этом разбирается судебно-медицинская психиатрия. Пока же следственную бригаду Генеральной прокуратуры Украины больше всего заботит защита Оноприенко от родственников убитых им семей. Каждый выезд на место преступления для закрепления показаний подследственного охраняется отрядом спецназа "Беркут". Иначе до суда Оноприенко не доживет. Крови и мучений безвинных жертв люди ему не простят - разорвут без приговора.

браконьер

Все опубликованные ниже материалы взяты с различных сайтов.

Начнём, пожалуй, с самого известного "народного" маньяка Андрея Романовича Чикатило(1937-1994). Он же Ростовский сатана.

 

Можно с уверенностью сказать, что такой славы, да еще при жизни, не имел ни один уголовный преступник за всю историю криминалистики. Еще до приведения в исполнение приговора (суд вынес решение расстрелять Чикатило) о нем было написано шесть книг, сняты кино- и телефильмы, милицейские музеи отвели маньяку заметное место в своих экспозициях, а уж газетчики... О нем написаны горы статей и заметок, а на судебном заседании в Ростове-на-Дону репортеров в зале было едва ли не больше, чем свидетелей и родственников потерпевших.

 

Он до конца боролся за свою жизнь, следил за здоровьем. В камере-одиночке следственного изолятора ростовского УКГБ, где он содержался для пущей безопасности, Чикатило начинал утро с гимнастических упражнений: отжимался, растягивал мышцы, прыгал на месте, делал мостик. И еще без конца писал жалобы на следователей и судью, требовал справедливости и просил снисхождения, учитывая тяжелые потрясения, перенесенные в период военного детства и отразившиеся впоследствии на его психике. Вот фрагмент подлинного документа - одного из многочисленных посланий в вышестоящие организации, где Чикатило приводит объяснения своим поступкам: "Я выполнял команды командира партизанского отряда. Когда я видел одиноко стоящего человека, я представлял в нем "языка", которого необходимо доставить в лес, связывал его и наносил удары по-партизански. Если я видел голое тело (мужское или женское - для меня было безразлично), я рвал и метал, как зверь. Это была не половая страсть, а звериная психическая разрядка, отчаяние и злоба за то, что меня природа обделила счастьем возвышенной нормальной половой жизни, от возбуждения до полного удовлетворения. Конечно, я мог бы стать алкашом, заглушать свои жизненные потребности. Но не для этого я изучал философские воззрения всех времен и народов, проходил университеты - жизненные и учебные, чтобы затравить свое сознание. Ни с одной жертвой я не имел нормальной половой связи. Это была жалкая имитация. Я специально не ловил и не искал жертв. Просто случайно попадались такие же, как я. Многие из них голодные, выбитые из жизненной колеи, неблагополучные в жизненных ситуациях. И они ко мне прилипали...". Что же было потом? Как "партизан" Чикатило удовлетворял свою половую страсть, о которой он упоминает, как о "жалкой имитации"?

 

Десятилетнюю Олю С. он заметил, когда девочка возвращалась с вечерних занятий в музыкальной школе. Позже выяснилось, что автобус сломался и получился большой перерыв в движении. Был декабрь, пешком от школы до Новошахтинска, где жил ребенок, не дойдешь. Девочка осталась на остановке ждать транспорт, замерзла. Тут и подошел добрый дяденька: - Пойдем, у меня отогреешься, тут рядом. А то совсем замерзла. Случайные свидетели видели издали, как в сторону совхоза N 6 через поле двигались мужчина и девочка. Ребенок плакал, пытаясь вырвать руку, а мужчина не отпускал и что-то возбужденно говорил. Из материалов уголовного дела: "Обманным путем Чикатило увел девочку на пахотное поле совхоза в полутора километрах от Новошахтинска. Здесь он напал на нее, повалил на землю, сорвал одежду, обнажил половой член и, угрожая ножом, попытался изнасиловать. Когда из-за физиологической неполноценности ему это не удалось, Чикатило нанес ребенку многочисленные удары ножом в голову, грудь, вырезал живот, сердце, матку, кишечник. От полученных более пятидесяти колото-резаных ранений девочка скончалась на месте". Пример я не подбирал. В любом из 200 томов уголовного дела 18/59639-85 можно найти и более кровавые, страшные эпизоды. Практически каждой из жертв маньяк наносил несколько десятков ранений, выкалывал глаза, почти всем откусывал и проглатывал соски грудей и кончики языков, вырезал половые органы и, как он сам признавался, с удовлетворением грыз женскую матку - "она красная упругая". Каждое преступление Чикатило характеризуется крайней жестокостью не столько в уголовно-правовом смысле, предполагающем причинение страданий жертве, сколько, если можно так выразиться, в общечеловеческом. Евгений Самовичев, ученый, изучая поведение убийцы в момент гибели своих жертв, высказывает необычное предположение. Оно настолько интересно, что стоит привести его дословно: "Дело Чикатило относится к категории очень редких явлений. Попытка охватить в целом всю совокупность его обстоятельств невольно приводит к легендам о людях, обладающих способностью превращаться в диких хищных животных (оборотнях), проявляющих в таком состоянии исключительную свирепость и кровожадность. Многовековой опыт столкновений людей с этим феноменом даже оформился в представления об очень редкой наследственной болезни - ликантропии (или порфирии), при поражении которой человек меняет свой облик и начинает походить на зверя. Одновременно меняются его разум и поведение. Трудно сказать, насколько достоверны сведения об изменении внешнего облика человека. Но то, что его внутреннее состояние может становиться сходным с состоянием разъяренного зверя, очень похоже на правду". Менял ли Чикатило в момент нападений внешней облик, сказать трудно. Он никогда не допускал срывов - ни одной жертве спастись не удалось. Зато действия маньяка вполне согласуются с логикой - звериной, бесчеловечной логикой хищника. Это подтверждается типичной для него схемой поведения. Из аналитических оперативных документов УВД Ростовской области литерного дела "Лесополоса": "Для контакта с жертвой Чикатило выбирал самые многолюдные места: вокзалы, улицы, электропоезда, чтобы его поисковая активность не бросалась в глаза. Он никогда не создавал конфликтных ситуаций и старался не привлекать внимания окружающих. Если контакт состоялся, Чикатило всегда уходил первым, а жертва шла за ним. Для совершения убийства он избирал места, расположенные поблизости от остановок общественного транспорта, чтобы быстро покинуть место преступления. Прежде чем напасть на жертву, Чикатило проходил с ней расстояние от полутора до пяти километров. Это позволяло оценить обстановку, провериться на предмет слежки или другой опасности. Он никогда не оставлял свидетелей. После того, как преступник "включался" в режим убийства, шансов у жертвы не оставалось - никому не удавалось спастись. Более половины нападений Чикатило совершал на территории, прилегающей к железнодорожной магистралей, и крики о помощи потерпевших заглушались шумом проходящих грузовых железнодорожных составов и электричек. Другие места значительно удалены от населенных пунктов и скопления людей. В 1988-1990 годы, почувствовав особое внимание правоохранительных органов, он старается избегать традиционных мест поиска жертвы и нередко изменяет схему нападения. При совершении последнего убийства серии двадцатидвухлетней С. Коростик маньяк выходит на платформе "Лесостепь", а возвращается домой на электричке уже с другой платформы "Лесхоз". Все это позволяет специалистам-психиатрам сделать обоснованный вывод о полностью сохраненном интеллекте преступника".

 

С начала восьмидесятых, когда убийства повторялись из года в год с ужасающим постоянством, у людей, занимавшихся "Лесополосой", нередко возникало ощущение полной безнадежности в успешном завершении поисков. Его искала все огромная страна: милиция, агенты, нештатные сотрудники органов, дружинники, к работе не раз подключался еще мощный в те годы аппарат КГБ СССР, а результата не было. О значении, которое придавалось раскрытию кровавой серии, говорит такой факт. В совещании, проводимом областной прокуратурой по этому делу в Ростове-на-Дону в апреле 1987 года, принимали участие заместитель начальника следственного управления Прокуратуры СССР В. Ненашев и заместитель Прокурора РСФР И. Землянушин. И открывалось оно словами (цитирую по протоколу): "Дело "Лесополоса" находится на контроле во всех вышестоящих инстанциях, а так же в ЦК КПСС. В стране нет дела более важного, чем "Лесополоса"." Руководителем следственно-оперативной группы был Исса Костоев, занимавший должность заместителя начальника следственной части Прокуратуры РСФСР. Назначение оказалось удачным. Именно Костоеву довелось подписывать обвинение человеку, которого многие считают суперубийцей двадцатого столетия. Но звездный час следователя был впереди.

 

В 1987 году, взяв на себя руководство следствием, Костоев пребывал в таком же затруднительном положении, как и другие. Исчерпав привычные методы поиска и анализа материалов, руководитель следственной бригады обратился за консультацией к маньяку Сливко, приговоренному судом к расстрелу. Целый день Исса Костоев провел с убийцей в камере смертников. Тот, выслушав прокурорского работника и ознакомившись с обстоятельствами дела, лишь развел руками: "Бесполезно. Такого вычислить невозможно. По себе знаю". Напомню, что садиста Сливко не могли поймать более двадцати лет... В случае с Чикатило кошмар длился двенадцать лет. Когда его задержали и предъявили обвинение в 36 умышленных убийствах с особой жестокостью, он признался в... 53! Женщин, девочек и мальчиков. Подробно в деталях вспоминал где, при каких обстоятельствах знакомился, куда отводил, что делал. По его показаниям сотрудники милиции вскрыли не один "могильник", обнаружили места гибели десятков находящихся в розыске детей: в лесу, на окраине кладбища, у железной дороги, рядом с поймой реки. Внешне человек, совершивший 53 убийства, выглядел малозаметным плешивым, косолапым мужичонкой. Ему было пятьдесят четыре года. Андрей Чикатило имел высшее образование - окончил филологический факультет Ростовского университета, был начитан, эрудирован. Он прекрасно разбирался в литературе, знал историю, знал биографии многих американских президентов. Не отличалось от других и семейное положение Чикатило. Женат, заботливый отец двоих детей - дочери и сына. Он успел стать и дедушкой, по свидетельству родных, заботливым и нежным. В быту Чикатило был таким же, как все. Ходил в костюме с галстуком, носил шляпу, в руках держал обычный бухгалтерский портфель. Такого встретишь в толпе - ни за что не выделишь. Кому придет в голову, что в портфеле этого неприметного, серого человека остро заточенный нож, веревка и вазелин, приготовленные для очередной жертвы? Изучая материалы дела, я невольно удивлялся: 53 убийства, и ни одного свидетеля! Что это - везение, рок, просчет оперативных служб? Ведь на причастность к преступлениям проверялись более 200 тысяч человек. А уж сколько людей было опрошено в электричках, на вокзалах, в поселках, автоколоннах, аэропортах, школах, жилых домах... По мнению сотрудников уголовного розыска, Чикатило обладал исключительным, прямо-таки звериным чутьем. В разнородной толпе, ожидающей автобус или электричку, он тщательно подбирал подходящей объект (как правило, это были женщины или дети), предпочитая иметь дело с психически неполноценными или опустившимися людьми. С ними легче войти в контакт, а Чикатило уже имел подобный опыт, проработав несколько лет в училище для умственно отсталых подростков. Последние годы он трудился инженером отдела снабжения Ростовского электровозоремонтного завода. Специальность, которая предполагает умение легко находить общий язык с любым человеком и предоставляет большую свободу действий и массу бесконтрольного времени. Все это Чикатило использовал для своих целей. Он постоянно находился в поиске, отборе жертвы. По свидетельству врача-психиатра Ростовского медицинского института Александра Бухановского (его талант и знания оказали неоценимую помощь в раскрытии преступления), тех, с кем маньяк вступал в контакт, было в десятки, сотни раз больше. Впоследствии Бухановскому удалось найти подход к задержанному и даже воссоздать примерно его манеру общения с интересующим объектом. Завязав разговор с будущей жертвой, Чикатило преображался, становился интересным собеседником, отзывчивым и галантным мужчиной. Доброй, красивой Девушке из хорошей семьи убийца предложил помочь поднести сумки. Ее обнаженный труп с многочисленными колото-резаными ранами был обнаружен на следующий день в роще парка Авиаторов Ростова. Он "работал" с потенциальной жертвой. К каждой находил персональный подход. Одним сулил выпивку, другим - деньги, третьих увлекал рассказами. Если мальчик собирал марки - обещал подарить ценные экземпляры из своей коллекции. Кого-то заманивал перспективой посмотреть видеофильм. У него были готовы уловки на все случаи. Однажды предложил парню показать место, где растут лесные орехи. Но никого насильно он не уводил, чувствовал, что не получается - поворачивался и начинал поиски нового объекта. Этим, вероятно, объясняется отсутствие свидетелей. Было два случая, когда люди видели его, идущим с будущей жертвой. Но все казалось таким естественным, никому и в голову не приходило запомнить приметы "серого чудовища". И создаваемые по отрывочным и расплывчатым воспоминаниям случайных прохожих фотороботы мало походили на оригинал. Чикатило действовал спокойно и осмотрительно. Добродушной внешностью и рассудительностью он завораживал жертву. В это трудно поверить, но были случаи, когда дети добровольно шли с ним несколько километров до подходящего места.

 

... В 1978 году в Шахтах было совершено жестокое убийство девочки. По подозрению задерживается некий Кравченко. Почему? За несколько лет до этого он совершил аналогичное преступление - изнасиловал и убил ребенка. Тогда, учитывая возраст Кравченко, суд счел возможным смягчить приговор. Отсидев несколько лет, он освободился условно, работал на химии. Преступление в Шахтах было совершено недалеко от места его жительства. Задним числом можно говорить и о вопиющих промахах следствия, и предвзятости суда. Теперь мы знаем, кто был настоящим убийцей. А тогда, в 1978 году, сам Кравченко признавался в убийстве, давал "полный расклад". Были основания сомневаться в его признаниях? Были. Тем более, что сам подозреваемый не раз менял показания. Трижды дело возвращалось на доследование, трижды работники прокуратуры и суда изучали материалы. И все-таки приговорили Кравченко к исключительной мере наказания. Когда стало ясно, что произошла страшная ошибка? Двенадцать лет спустя, когда Чикатило подробно изложил детали эпизода, ставшего первым в веренице изнасилований и кровавых убийств. Серия стала просматриваться в 1982 году.

 

12 июня днем родители послали тринадцатилетнюю Любу Б. в магазин в соседний поселок Донской. Труп ребенка нашли через 16 дней в лесополосе. Через месяц сразу два убийства - шестнадцатилетней К. и двадцатилетней Н. Обе девушки найдены в районе лесополосы. 11 декабря уже упоминавшаяся десятилетняя Оля С. закончила занятия в музыкальной школе Новошахтинска и отправилась домой. С тех пор живой ее никто не видел. Труп девочки нашли в поле только через четыре месяца. Рядом - все та же лесополоса. По Ростовской области поползли страшные слухи. Но и они не могли отразить весь ужас происходящего. На теле жертв, как правило, до семидесяти ножевых ран, почти у всех повреждения глаз. Первая версия - действует работник морга. Иначе чем объяснить, что преступник потрошил убитых, как опытный патологоанатом? Причем на месте преступления вырезанные органы найти не удавалось. Зачем Чикатило производил чудовищные операции? В показаниях его жены как-то мелькнуло: "Он всегда брал с собой кастрюльку. Говорил, что кипятит в ней на работе чай...". Дело было поставлено на контроль в МВД Союза и получило условное обозначение "Лесополоса". Отрабатывались люди, осужденные за похожие преступления, ранее судимые, склонные к насилию, состоящие на учете у психиатра. Проверялись водители автотранспорта, так как появилось сомнение, что жертвы могли самостоятельно проходить с убийцей такие расстояния. Проверялся любой сигнал или свидетельство, которые бы касались совершенных убийств.

 

И вдруг на Главпочтамт Новошахтинска поступила зловещая открытка. В тот же день она легла на стол сотрудникам уголовного розыска, занимающихся "Лесополосой". Вот ее текст: "Родителям пропавшей девочки. Здравствуйте, родители. Не огорчайтесь. Не ваша первая - не ваша последняя. Нам нужно к Новому году 10 таких. Желаете похоронить - ищите в листьях Даровской посадки. Садист Черный Кот". Оперативники попытались извлечь из текста максимум информации. Было ясно, что открытку писал человек, знающий местность - название "Даровская посадка" употребляют только жители близлежащих поселков. Сыщики выехали на место, опросили людей, по несколько раз беседовали с работниками почты: кто писал, как выглядел человек, не брал ли карандаш? К сожалению, опросы ничего существенного не дали, а время шло. Поиску "Черного кота" было уделено особое внимание еще и потому, что убийца, который и без того всегда действовал с особой жестокостью, на этот раз превзошел самого себя. Он вырезают у ребенка сердце... Большие надежды возлагались на анализ почерка писавшего открытку. Специалисты оперативно-технического отдела КГБ СССР по Ростовской области тщательно изучили манеру письма, выделили основные характерные детали почерка. Была составлена специальная таблица, в которой помечены "ключи" для идентификации почерка на открытке с другими рукописными текстами. В отделах кадров ростовских предприятий, учреждений, колхозов, совхозов проверялись десятки тысяч заявлений. Сличались почерки нанимавшихся на работу в Новочеркасске, Шахтах, Новошахтинске, Ростове. Изучались анонимки, письма "доброжелателей", неустановленных корреспондентов. Ни по одному из них выйти на след "кота" так и не удалось. Тело девочки искали в районе посадки - перекопали всю землю в округе, пока убедились, что ее там нет. Труп ребенка нашли в противоположной стороне. Случайность? Забегая вперед, скажу: и позже, через четыре года, не установив авторства открытки, с ее текстом вновь работали, пытались определить личность писавшего. Сделать это так и не сумели. Отрицал свою причастность к "Черному коту" и сам Чикатило. До сих пор неизвестно, кто автор циничной и безжалостной "шутки". Признаться, я скептически воспринял эту историю. Зачем было уголовному розыску заниматься малоперспективной работой, отвлекать мощные силы? Тогда мне рассказали, что именно сличение почерка помогло найти витебского убийцу Михасевича, жертвами которого стали 36 женщин. Значит, "кот" отрабатывался не зря. Тем более, что его предсказание о десяти жертвах трагически сбылось. В 1983 году в Ростовской области было найдено именно десять трупов. По всем признакам преступления относились к серии "Лесополоса". То, что происходило в 1984 году, и сегодня, много лет спустя, заставляет мрачнеть сотрудников, занимавшихся ростовской серией. Двенадцать человек. Резал, насиловал, убивал без разбора: мать с дочкой, школьника, поехавшего на шахматную олимпиаду, бродяжку, решившую выпить за чужой счет. Один и тот же способ. Ежемесячно. А в июле и августе - по три человека сразу. Возглавлявший специальную оперативную группу Виктор Бураков (сейчас в звании генерала он руководит криминальной милицией Ростовского ГУВД) обращается к психиатрам и сексопатологам: нужно понять мотивацию поведения преступника - откуда такой садизм? Есть ли способ предугадать его действия? Нельзя ли по имеющимся скудным данным создать его психологический портрет? По материалам дела был составлен психологический портрет преступника. Сейчас уже видно, насколько он близок к оригиналу. Вот эта ориентировка: физически хорошо развит, возможно, обладает достоинствами и манерами, привлекательными для женщин. По характеру замкнут, держится обособленно, нелюдим, живет одиноко или с близкими родственниками, возможно, имеет личный автотранспорт. Когда жертва определена, то из замкнутого и малообщительного, преступник превращается в разговорчивого, обаятельного, располагающего к себе человека. Эксперты тщательно изучили все, что связано с преступлениями - время суток совершения преступления, место знакомства с жертвами, их рост, внешность, цвет глаз, волос, манеру одеваться и разговаривать. Было установлено, что убийца предпочитает людей с русыми волосами, избегает тех, кто имеет вьющиеся волосы. Медики учитывали даже такой параметр, как электрические разряды в атмосфере. Казалось, сделано все, что только возможно было сделать... По словам начальника ГУВД Ростовской области Михаила Фетисова, оперативники пытались сыграть на опережение, просчитать следующий ход преступника и заманить его в ловушку. Вся многокилометровая трасса Таганрог-Донецк-Ростов-Сальск контролировалась работниками милиции, осуществлялось оперативное прикрытие пригородных электричек, автобусов, вокзалов. В сопровождении оперативников сотрудницы розыска, переодетые "во вкусе" маньяка, в качестве приманки разъезжали в ночных электричках, гуляли в районах лесополос. Устраивались скрытые посты милиции, регулярно совершались облеты контролируемой территории на вертолетах, а в парке Авиаторов в Ростове, где было найдено пять трупов, под видом велосипедистов постоянно дежурили сыщики. Пробовали создать "карманы": открыто показывали, где расположены посты, заманивали в ловушки. И что же? Днем, в центре города, на маленьком островке зелени рядом с автомобильной эстакадой он убил следующего ребенка. Побывав в Ростове-на-Дону, я специально взглянул на это место. Рядом с газоном, где торчат чахлые кустики и березки, проносятся машины, едут городские автобусы, снуют пешеходы. Поодаль жилые многоэтажные дома, магазины. Как могла произойти трагедия? Почему же снова ни одного свидетеля, очевидца? Михаил Фетисов, вспоминая то страшное лето, признался, что каждый раз, возвращаясь домой, первым делом заходил в комнату к спящему сынишке - хотел лично убедиться, что с ним все в порядке. Первый раз Чикатило был арестован еще осенью 1984 года. Именно в тот год сотрудник уголовного розыска Александр Заносовский, дежуривший на автовокзале, задержал подозрительного мужчину. Безотказно сработало чутье опытного оперативника. Он взял Чикатило "под колпак", заметив, что тот интересуется одинокими бродяжками. В материалах "Лесополосы" есть уникальный рапорт - объяснение капитана милиции Заносовского, который вместе с напарником Ахматхановым задержал Чикатило за шесть лет до предъявления ему официального обвинения! Намеренно привожу рапорт полностью. Ведь он не что иное, как документальный рассказ о поиске самым кровавым маньяком наших дней своей очередной жертвы: "Я дежурил на автовокзале с Ахматхановым. Одеты были в гражданскую форму. Находясь рядом с остановкой общественного транспорта, заметши высокого, примерно 180 сантиметров, худощавого человека лет сорока пяти. Черты его лица напоминали разыскиваемого по фотороботу. Он был в очках, без головного убора, при себе имел портфель коричневого цвета. Он и раньше вел себя подозрительно, и мы решили за ним понаблюдать. Подошел автобус N 7 от железнодорожного вокзала в сторону аэропорта. Наблюдаемый покрутился среди пассажиров и поднялся в автобус. Мы вошли следом. Сразу бросилось в глаза его странное поведение. Он вел себя неспокойно, постоянно вертел головой, словно проверял, не следят ли за ним. Не заметив ничего подозрительного, наблюдаемый попытался войти в контакт со стоявшей рядом девушкой. Она была одета в платье с разрезом на груди. Он не спускал глаз с ее тела. В пути следования гражданин трогал кого-то из женщин за ноги, начался конфликт, и он вынужден был выйти из салона. Перешел на другую сторону и встал с пассажирами, ожидавшими рейсового автобуса в другую сторону. Подошел автобус, поехали обратно... Он встал в салоне перед женщинами, пристально их рассматривал, прижался к ним. Подсел к одинокой девушке, попытался с ней заговорить, но та встала и вышла на ближайшей остановке. Наблюдаемый поспешил вслед за ней, но девушка быстро ушла. Гражданин двинулся к магазину, около которого стояла группа женщин. Он то подходил к ним, то отходил. Так продолжалось 15-20 минут. Затем он двинулся пешком к следующей остановке, а оттуда приехал на железнодорожный вокзал. Минут двадцать посидел озираясь рядом со спящей женщиной и пошел на главный автовокзал. Подходил к группам женщин, прислушивался, поднялся в зал ожидания.

 

Подсел к девушке, читавшей книгу, о чем-то ласково говорил. Когда девушка спустилась на первый этаж, мы узнали у нее, что гражданин интересовался, куда она едет. Узнав, что девушка отправляется в поселок Морозовск, наблюдаемый обрадовался и сказал, что едет туда же. О себе сказал, что работает преподавателем. Когда первая девушка ушла, к гражданину подсела молодая женщина. Они разговорились. Наблюдаемый вначале обнимал ее, а потом уложил голову девушки себе на колени, накрыл пиджаком и начал манипуляции явно сексуального характера. После этого они порознь вышли из здания автовокзала. Оттуда наблюдаемый поехал на Центральный рынок, где и был нами задержан". О том случае Александр Заносовский рассказывал мне с огорчением профессионального сыщика: "Когда я схватил его за ворот, то понял - не ошибся. У него по лицу потек пот градом, он занервничал, заметно побледнел. Открыли портфель - там острый нож, веревка, полотенце, вазелин... Разве недостаточно, чтобы с ним серьезно поработать? Но никто этого делать почему-то не стал. Оказалось, что у гражданина Чикатило неподходящая вторая группа крови. До сих пор не: могу себе простить, что не допросил его лично в отделе милиции, передал следователю прокуратуры...". Здесь необходимо сделать пояснение. На многих жертвах были найдены следы спермы четвертой группы. Принято считать (во всяком случае, так было до недавнего времени), что все выделения человека относятся к одной и той же группе. И потому поиски преступника были сконцентрированы на людях, имеющих четвертую группу крови. Из материалов уголовного дела: "... следует отметить свойственное для Чикатило крайне редкое явление - парадоксальное выделительство: кровь второй, а другие выделения четвертой группы. При условии поискового признака преступника по групповой принадлежности крови этот феномен обеспечивал Чикатило своеобразное алиби... Зная, что следствием за совершаемые им убийства разыскивается лицо, имеющее четвертую группу выделительства, Чикатило с целью воспрепятствовать обнаружению у очередных жертв его биологических выделений, заталкивал им в прямую кишку землю, а у убитого им подростка Ярослава М. вообще вырвал и выбросил прямую кишку". В уголовном розыске Ростовского ГУВД и по сей день стоит шкаф с картотекой "Лесополоса". В ней находятся двадцать пять тысяч карточек, куда заносились сведения о попавших в поле зрения милиции. В картотеку автоматически попадали лица, кто задерживался в лесополосе, имел сексуальные отклонения, туда же заносились данные о водителях автотранспорта, оказавшихся в районе преступления. Особенно тщательно отрабатывались люди, имеющие четвертую группу крови, независимо от алиби или места их работы. Задержанный Заносовским и Ахматхановым подозреваемый Чикатило был доставлен в отдел милиции по месту жительства. Его делом занимался член бригады Прокуратуры РСФСР прокурор-криминалист Саратовской области Ю. Моисеев. У задержанного оказалась вторая группа крови, а значит, к убийствам в лесополосе он отношения иметь не мог. Правда, мелкие грешки у Чикатило все же имелись. За кражу линолеума и аккумулятора его отправили за решетку. Срок он получил пустяковый, учитывая, что к тому времени садист убил не один десяток людей. Из материалов дела: "Чикатило первоначально проверялся на причастность к серии убийств в Ростове-на-Дону, а затем был передан в Новошахтинск для отработки на причастность к убийству малолетнего П., дело которого расследовали отдельно. Эти формальные проверки, проводимые без учета всех следственных и оперативных материалов, как и в 1978 году после убийства 3., позволили Чикатило второй раз уйти от ответственности. Более того, утеря изъятого ножа, которым, по его признанию, было совершено несколько убийств, и некоторых других предметов, являвшихся вещественными доказательства по делу, значительно осложнили ход расследования"... За решеткой Чикатило находился недолго. Освободившись в декабре 1984 года, уже в январе он устроился на должность инженера, а затем начальника отдела металлов Новочеркасского электровозостроительного завода. И, взяв в руки свой незаменимый портфель, отправился бродить по Ростову в поисках очередной жертвы.

 

В августе 1985 года Чикатило едет в командировку в Москву. В перелеске около здания аэропорта "Домодедово" нападает на восемнадцатилетнюю Похлистову. Убивает с жестокостью, удивительной даже для такого зверя, как он. Наносит несколько ударов ножом, связывает шпагатом руки и снова начинает бить ножом, получая от этого особое удовольствие. Затем полностью раздевает умирающую девушку и... откусывает соски грудей. А позже в том же месяце встречает около шахтинского автовокзала спившуюся бродяжку. Ее истерзанный труп находят неподалеку в лесопосадках. Рот жертвы до желудка забит сухой листвой и грязью... Сотрудники угрозыска начинают отработку всех, кто мог оказаться в контакте с бродяжкой. Установили, что в тот день она была в приемнике-распределителе. Подозрение пало на одного из работников милиции - водителя машины, но после тщательной проверки версия была отброшена. Пишу об этом, чтобы напомнить: на причастность к "Лесополосе" отрабатывались все, независимо от их социального положения и профессиональной деятельности. Кстати, виновным в московском убийстве (тот же "лесополосный" почерк преступления) подозревали сотрудника милиции. После опроса пассажиров Домодедова выяснилось, что неподалеку видели новенький милицейский УАЗик без номеров. В местечке Сухобезводная Горьковской области обыкновенные УАЗики переделываются под милицейские, и трасса оттуда в Ростов-на-Дону проходит мимо Домодедова. Проверили - сходится: в те дни в командировке находился один из сотрудников Ростовского УВД. Он должен был перегонять новую машину. Совпадало многое. У подозреваемого сын учился в интернате в Шахтинском районе. Отец часто ездил навещать ребенка, мог по дороге оказаться в местах, где совершились преступления. Проверяли все, буквально по метрам высчитывали маршрут, по минутам считали алиби, сличали группу крови, опрашивали знакомых, искали свидетелей. Не подтвердилось, снова тупик, убийца остался не пойманным. Запущенная машина розыска, как огромная драга, отсеивала всех, кто представлял интерес для следствия. Позже сотрудники милиции обнародуют такие цифры. На причастность к преступлениям было проверено более 200 тысяч человек. Все данные вводились в память ЭВМ. За время проведения операции "Лесополоса" накоплена информация на 48 тысяч человек, имеющих какие-либо сексуальные отклонения. Сотрудники правоохранительных органов имели установку, что преступника следует искать среди лиц, ранее не судимых. Но работа велась во всех направлениях. За годы поиска на специальный учет поставлены 5845 человек, ранее имевших судимость. В поле зрения находилось более 10 тысяч социально опасных психически больных, выявлено 419 гомосексуалистов (одно время отрабатывалась версия, что преступник из их среды). На причастность к "Лесополосе" было проверено 163 тысячи водителей личного и государственного автотранспорта. За время существования оперативно-следственной группы, куда входило до пятидесяти первоклассных специалистов из области, республики и страны, было раскрыто 1062 преступления. Среди них сорок убийств, 245 изнасилований, грабежей, разбойных нападений, краж, 91 случай мужеложества и развратных действий. Бригады специалистов снимали на пленку мужчин, идущих с детьми, чтобы потом установить их личность и провести проверку. Были сделаны многочасовые выдеозаписи привокзальной жизни. В процессе поиска они могли бы помочь выявить преступника. Омоновцы с приборами ночного видения сидели в тайниках в районе лесопосадки в надежде обнаружить того, кто более десяти лет ускользал из расставленных сетей. Как назвать его: монстр, оборотень, нелюдь?

 

Жена Чикатило уверяла, что он не переносил вида крови, очень переживал, когда ей пришлось сделать аборт. Но в то же время, по ее словам, последние семь лет он уклонялся от близости с ней, любые попытки отвергал с возмущением: "Бездельница, зажирела! Тебе что: жеребца подать?". Можно ли было установить личность маньяка раньше? По мнению начальника Главного управления уголовного розыска МВД России Ивана Храпова, если бы убийства были не на сексуальной основе, их раскрыли бы гораздо быстрее. Даже при условии неверно определенной группы крови и других издержек. Но в данном случае сыщики не располагали никакой информацией. Подобные преступления тщательно скрываются от окружающих, так как считаются позором даже в уголовной среде, поэтому рассказывать о них не только не принято, но и опасно. Было ясно, что наработанные оперативные методы не подходили. Агентура, с помощью которой раскрываются многие преступления, здесь помочь не в силах, и можно рассчитывать только на собственные силы, упорство и опыт сотрудников.

 

Понятно, что и Чикатило скрывал свою вторую жизнь от окружающих. Он сам (если верить его "исповеди") старался не думать о ней даже в тот момент, когда глазами искал жертву. Преображался маньяк неожиданно - "заклинивало", и он вдруг из доброго дяденьки превращался в озверевшего насильника. И еще интересная деталь в познании личности Чикатило. Его как-то спросили, переживал ли он случившееся, жалел ли убитых? Он спокойно ответил глухим голосом: "Я никого не жалел. Когда выходил из лесополосы, все оставалось позади, за какой-то чертой". Казалось, не будет этому конца. Ждут в Ростове, а он убивает в Шахтах или Новочеркасске. Берут под контроль эти районы, но беда снова случается и в ином месте. Мертвых детей находят в Ботаническом саду Ростова. Уже другие насильники и убийцы "косят" под Чикатило, зная его манеру расправляться с жертвами. Их ловят, разоблачают, доказывают совершенные преступления. А он по-прежнему остается на свободе. Так было за год до поимки потрошителя. Из Сальского района пришла шифрограмма: в районе села Ново-Маныч в лесополосе найдено обезображенное тело изнасилованной женщины. Вся оперативная группа бросается на место происшествия. Почерк тот же - раны, характер повреждений, обнаженный труп... Известно, что в деревнях, где каждый житель на виду, утаить какую-либо информацию сложнее, чем в городе. Вновь сыщикам показалось, что удача близка. Быстро создали фоторобот убитой женщины, выставили посты на дорогах, опрашивали проезжающих водителей: не видели ли в тот роковой день потерпевшую, не подвозили ли мужчину до того места? И вскоре один из шоферов вспомнил человека, даже назвал его фамилию. Оказалось, это был двадцатилетний парень, осужденный когда-то за изнасилование и живший в Сальском районе после освобождения. Задержанный сознался в содеянном, рассказал еще об одном убийстве. Но, как выяснила проверка, к ростовской серии он отношения не имел... 1990 год приносит новые убийства. Девять человек становятся жертвами в Шахтах, ростовском Ботаническом саду и, конечно, излюбленном месте - лесополосе, тянущейся вдоль железнодорожных путей. Там-то, вблизи станции "Лесхоз", и оборвался долгий кровавый след потрошителя. На календаре значился ноябрь 1990 года... Сойдя на соседней станции, Чикатило заходит вместе с жертвой в лес, делает свое дело и возвращается к поезду один. Сотрудник выставленного заслона Игорь Рыбаков просит предъявить документ. Тот совершенно спокойно показывает паспорт: "Возвращаюсь от товарища с дачи". Оперативник фиксирует фамилию. Внешне обычный пожилой мужчина, аккуратный (ботинки замыл в луже от грязи), с галстуком, в руках портфель. Только на шее какое-то розовое пятно. Словно растертая кровь. Сейчас кажется, что сети были так плотно расставлены, что не попасть в них убийца не мог. Но Чикатило и на этот раз обходит все заслоны. Через несколько дней грибники находят у станции "Лесхо

×